Судебная практика

Постановление апелляции от 2010-08-11 №А76-4874/2010. По делу А76-4874/2010. Российская Федерация.

ВОСЕМНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

Постановление

№ 18АП-6607/2010

г. Челябинск

11 августа 2010 г.

Дело № А76-4874/2010

Резолютивная часть постановления объявлена 04 августа 2010 г.

Полный текст постановления изготовлен 11 августа 2010 г.

Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего судьи Пивоваровой Л.В., судей Ермолаевой Л.П., Карпачевой М.И., при ведении протокола секретарем судебного заседания Улесовой М.В., рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу администрации г. Челябинска на Решение Арбитражного суда Челябинской области от 31.05.2010 по делу № А76-4874/2010 (судья Котляров Н.Е.), при участии: до и после перерыва в судебном заседании от администрации г. Челябинска – Изюмникова К.В. (доверенность от 01.03.2010 № 05-303), от Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Челябинской области – Малофеевой А.Е. (доверенность от 16.11.2009 № 03/10), от Главного управления архитектуры и градостроительства администрации г. Челябинска – Иванова А.Г. (доверенность от 18.01.2010), от Ф.И.О. – Никитиной Л.А. (доверенность от 08.02.2010 № 193-д), до перерыва в судебном заседании о Ф.И.О. – Воробьева В.И. (доверенность от 14.05.2010 № Д-2836),

Установил:

администрация г. Челябинска (далее – заявитель, администрация) обратилась в Арбитражный суд Челябинской области с заявлением о признании незаконным решения Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Челябинской области (далее – заинтересованное лицо, Управление Росреестра) от 06.07.2009 № Ф36.03/09-309 об осуществлении кадастрового учета земельного участка площадью 1524 кв. м с кадастровым номером 74:36:0000000:513, расположенного по адресу: г. Челябинск, Центральный район, мкр 40/41, участок № 357; обязании Управления Росреестра аннулировать и исключить из государственного кадастра недвижимости сведения об учете изменений площади земельного участка с кадастровым номером 74:36:0000000:513, расположенного по адресу: г. Челябинск, Центральный район, мкр 40/41, участок № 357, в течение 20 дней с момента вступления решения суда в законную силу; обязании погасить запись о внесении изменений в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее – ЕГРП) уточненных сведений об объекте недвижимого имущества – земельном участке с кадастровым номером 74:36:0000000:513, расположенно по адресу: г. Челябинск, Центральный район, мкр 40/41, участок № 357, в течение месяца со дня вступления решения суда в законную силу (с учетом уточнений заявленных требований, принятых судом в порядке, предусмотренном ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ), т. 1, л. д. 149-150).

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, привлечены Тарасов Валерий Кондратьевич, Главное управление архитектуры и градостроительства администрации г. Челябинска (далее – Управление архитектуры и градостроительства), Никитин Константин Васильевич (определение от 22.03.2010, т. 1, л. д. 1-2).

Решением суда первой инстанции от 31.05.2010 в удовлетворении заявленных требований отказано в полном объеме. Кроме того, с администрации в пользу Тарасова В.К. взыскано 6000 руб. в возмещение расходов на оплату услуг представителя.

С вынесенным Решением не согласился заявитель и обжаловал его в апелляционном порядке. В апелляционной жалобе администрация (далее также – податель жалобы) просит Решение суда отменить, принять по делу новый судебный акт, заявленные требования удовлетворить в полном объеме.

В обоснование доводов апелляционной жалобы ее податель ссылается на несоответствие выводов суда обстоятельствам дела, нарушение и неправильное применение норм материального и процессуального права. Податель жалобы ссылается на то, что при принятии оспариваемого решения от 06.07.2009 № Ф36.03/09-309 отсутствовали случаи, которые суд в решении указал в качестве случаев, при которых осуществляется уточнение местоположения границ земельного участка. По мнению администрации, тот факт, что в кадастровом плане от 08.09.2005 на участок № 357 (стр) содержится отметка о том, что площадь ориентировочная и сведения о границах не позволяют однозначно определить участок в качестве объекта недвижимости, подлежащего передаче по сделке, не может быть принят во внимание ввиду того, что право собственности Тарасова В.К. на земельный участок площадью 1125 кв. м по адресу: г. Челябинск, Центральный район, мкр 40/41, участок № 357 с кадастровым номером 74:36:05.01.016:0161 было зарегистрировано 06.10.2005, следовательно, данная площадь перестала быть ориентировочной.

Администрация также не согласна с выводом суда о том, что из письма Никитина К.В. об изменении границ земельного участка следует, что оспариваемое Решение от 06.07.2009 № Ф36.03/09-309 не нарушает его права, поскольку нарушение прав Никитина К.В. подтверждается представленным в материалы дела заключением кадастрового инженера о невозможности постановки земельного участка на кадастровый учет в связи с наложением границ. Податель жалобы не согласен с выводом суда о том, что заявитель фактически ставит на разРешение суда спор о гражданских правах на недвижимое имущество, поскольку в рамках настоящего дела заявителем обжалуется конкретное Решение государственного органа, спора о праве не имеется. В апелляционной жалобе администрация указывает также на то, что обжалуемое Решение об осуществлении кадастрового учета объекта недвижимости принято 06.07.2009, в то время как распоряжение о предоставлении Никитину К.В. в аренду земельного участка было издано 03.06.2009. Документация по планировке территории мкр 40/41 утверждена Постановлением главы г. Челябинска от 24.03.2009 № 43-п. Данный документ является основанием для дальнейшего архитектурно-строительного проектирования отдельных объектов капитального строительства. По мнению подателя жалобы, подтверждением нарушения прав администрации, как исполнительно-распорядительного органа муниципального образования может служить тот факт, что в результате невозможности постановки Никитиным К.В. на кадастровый учет предоставленного ему распоряжением главы администрации Центрального района от 03.06.2009 земельного участка также не заключен договор аренды земельного участка, платежи по которому должны в установленном порядке поступать в местный бюджет.



Администрация также указала, что в нарушение приказа Минэкономразвития Российской Федерации от 24.11.2008 № 412 «Об утверждении формы межевого плана и требований к его подготовке, примерной формы извещения о проведении собрания о согласовании местоположения границ земельных участков» в акте согласования местоположения границы земельного участка в графе «земли общего пользования» знак «-» отсутствует. Также не указан способ и дата извещения. Отсутствуют сведения о кадастровых номерах смежных земельных участков. В приложении к акту согласования границ земельного участка № 357 (стр) указана согласованная граница участка, тогда как в акте согласования нет сведений о проведенном согласовании с органом, уполномоченным распоряжаться земельными участками, государственная собственность на которые не разграничена. В заявлении о государственном кадастровом учете изменений объекта недвижимости от 28.05.2009 отсутствуют сведения о приложении к нему копии документа, устанавливающего или удостоверяющего вещное право заявителя на объект недвижимости. С учетом изложенного администрация полагает неверным вывод суда о том, что доказательств нарушения процедуры межевания в материалы дела и суду заявителем не представлено. По мнению подателя жалобы, в обжалуемом судебном акте не содержится мотивов, по которым суд не применил нормативные акты, на которые ссылалась администрация в своем заявлении.

Кроме того, администрация не согласна с выводом суда о том, что с заявителя подлежат взысканию судебные расходы на оплату услуг представителя в пользу третьего лица по делу Тарасова В.К., поскольку по смыслу ст. 110 АПК РФ судебные расходы подлежат возмещению только тем лицам, в пользу которых принимается судебный акт. Также из смысла п. 14 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 05.12.2007 № 121 «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах» следует, что Решением с третьих лиц ничего не взыскивается и им ничего не присуждается. Администрация также указала, что предметом договора на оказание юридических услуг от 11.05.2010 является обязательство по представлению интересов заказчика по урегулированию спора по объекту недвижимого имущества, расположенному по адресу: г. Челябинск, Центральный район, мкр 40/41, участок № 357, ведение подготовительной работы по подготовке и изготовлению мотивированного отзыва, однако спора по указанному объекту в рамках дела № А76-4874/2010 не возникало. Кроме того, в ходатайстве Тарасова В.К. не указана сторона спора, с которой Тарасов В.К. просит взыскать судебные расходы.

От Тарасова В.К. поступил письменный отзыв на апелляционную жалобу, в котором третье лицо просит суд оставить Решение без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

В обоснование своих возражений Тарасов В.К. ссылается на следующие обстоятельства. По мнению Тарасова В.К., судом первой инстанции при вынесении обжалуемого решения учтены доводы заявителя о необходимости согласования границ земельного участка Тарасова В.К. с администрацией, об отсутствии законных оснований для постановки земельного участка площадью 1524 кв. м на учет, им дана соответствующая правовая оценка. Полагает, что выводы суда о законности действий Тарасова В.К. по постановке на учет земельного участка с уточненными границами и действий Управления Росреестра по такой постановке и выдаче свидетельства о праве собственности, являются законными и обоснованными. Кроме того, Тарасов В.К. в отзыве указал, что считает обоснованным вывод суда о законности уточнения границ и отсутствии необходимости согласования границ уточняемого земельного участка с администрацией по причине отсутствия сформированного смежного участка. Тарасов В.К. также считает, что заявителем не представлено доказательств нарушения прав администрации оспариваемым Решением. В представленном отзыве Тарасов В.К. соглашается с выводом суда о том, что имеет место спор о праве, который должен разрешаться в другом порядке. Также полагает, что доводы заявителя о незаконности взыскания расходов третьего лица на оплату услуг представителя являются необоснованными.

От Управления Росреестра, Управления архитектуры и градостроительства, Никитина К.В. письменные отзывы на апелляционную жалобу не поступили.

В судебном заседании 28.07.2010 в порядке ст. 163 АПК РФ протокольным определением был объявлен перерыв до 04.08.2010 до 15 час. 30 мин.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы 04.08.2010 извещены надлежащим образом, в судебное заседание после перерыва представитель Тарасова В.К. не явился.

С учетом мнения представителей лиц, участвующих в деле и в соответствии со ст. ст. 123, 156 АПК РФ дело рассмотрено судом апелляционной инстанции после перерыва в отсутствие представителя Тарасова В.К.

В судебном заседании представитель администрации поддержал доводы, изложенные в апелляционной жалобе. Дополнительно пояснил, что необходимость согласования местоположения границ спорного земельного участка с органом местного самоуправления следует из п. 11 Методических рекомендаций по проведению межевания объектов землеустройства, утвержденных руководителем Федеральной службы земельного кадастра России 17.02.2003 (далее - Методические рекомендации по проведению межевания объектов землеустройства), а также п. 9.1 Инструкции по межеванию земель, утвержденной Комитетом Российской Федерации по земельным ресурсам и землеустройству 08.04.1996 (далее - Инструкция по межеванию земель).

Представитель Управления Росреестра в судебном заседании против доводов жалобы возражал. Дополнительно пояснил, что у заинтересованного лица отсутствовали основания для отказа в совершении оспариваемых действий, так как участок изменен в пределах допустимых норм. Кадастровый номер земельного участка был изменен, так как попал в два кадастровых квартала. Методические рекомендации по проведению межевания объектов землеустройства и Инструкция по межеванию земель, на которые ссылается представитель администрации, противоречат Федеральному закону от 24.07.2007 № 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» (далее – Закон о государственном кадастре недвижимости) в части необходимости согласования границ с администрацией, поэтому не подлежат применению. Статья 39 Закона о государственном кадастре недвижимости содержит четкий перечень лиц, согласование с которыми необходимо, в число которых орган местного самоуправления не входит. Также представитель заинтересованного лица пояснил, что право собственности Тарасова В.К. на жилой дом на спорном земельном участке было зарегистрировано в 2010 г. в порядке ст. 25.3 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».

Представитель Управления архитектуры и градостроительства поддержал доводы апелляционной жалобы и позицию администрации по настоящему делу. В отношении красных линий пояснил, что участок граничит с ними, не пересекая их.

Представитель Тарасова В.К. в судебном заседании до объявления перерыва пояснил, что жилой дом, находящийся на спорном земельном участке, введен в эксплуатацию, право собственности зарегистрировано в 2010 г. Поддерживает доводы Управления Росреестра.

Представитель Никитина К.В. в судебном заседании пояснил, что при формировании земельного участка, в отношении которого начата процедура предоставления его Никитину К.В., выяснился факт наложения границ этого земельного участка со спорным участком Тарасова В.К. Фактически нарушение прав имеется. Никитин К.В. не может получить кадастровый паспорт на предоставляемый ему земельный участок. Между тем, Никитин К.В. согласен на выделение ему иного участка. Выводы суда об отсутствии нарушенных прав Никитина К.В. не соответствуют действительности.

Законность и обоснованность обжалуемого судебного акта проверены судом апелляционной инстанции в порядке, предусмотренном гл. 34 АПК РФ.

Суд апелляционной инстанции, повторно рассмотрев дело в порядке ст. ст. 268, 269 АПК РФ, исследовав имеющиеся в деле доказательства, проверив доводы апелляционной жалобы, отзыва на нее, заслушав объяснения лиц, участвующих в деле, считает, что судебный акт подлежит изменению.



Из материалов дела следует, что 31.01.1995 Постановлением главы администрации Центрального района г. Челябинска № 105 Гришакову В.Н. отведен земельный участок для строительства индивидуаль Ф.И.О. собственности площадью 1125 кв. м, расположенный в микрорайоне № 40/41, участок № 357(т. 1, л. д. 33).

01 марта 1995 г. указанный земельный участок был передан Гришакову В.Н. в частную собственность, о чем выдано свидетельство на право собственности на землю серии РФ-II ЧБО-36-06 № 451891 (т. 1, л. д. 29).

08 сентября 2005 г. Гришаковым В.Н. указанный земельный участок поставлен на кадастровый учет, о чем выдан кадастровый план земельного участка № 36.07/05-1-180 (т. 1, л. д. 51). Как указано в кадастровом плане, площадь земельного участка составила 1125 кв. м; площадь участка указана ориентировочно, сведения о границах не позволяют однозначно определить участок в качестве объекта недвижимости, подлежащего передаче по сделке, сведения об участке подлежат уточнению при межевании.

На основании договора купли-продажи от 27.09.2005 право собственности на спорный земельный участок перешло к Тарасову В.К., о чем 06.10.2005 выдано свидетельство о государственной регистрации права серии 74 АБ № 169678 (т. 1, л. д. 23, 24).

На основании заявления Тарасова В.К. от 28.05.2009 № 7436/102/09-276 о государственном кадастровом учете изменений объекта недвижимости в связи с уточнением местоположения границы и площади земельного участка (т. 1, л. д. 12) заинтересованным лицом принято оспариваемое в рамках настоящего дела Решение от 06.07.2009 № Ф36.03/09-309 (т. 1, л. д. 11) об осуществлении постановки на кадастровый учет спорного земельного участка с указанием его площади в размере 1524 кв. м и присвоением ему нового кадастрового номера, в связи с чем Тарасову В.К. выдан новый кадастровый план земельного участка от 01.12.2009 № 7436/204/09-1194 (т. 1, л. д. 8-10).

03 июня 2009 г. главой администрации Центрального района г. Челябинска вынесено распоряжение № 417-р о предоставлении Никитину К.В. в аренду земельного участка из земель населенных пунктов для строительства индивидуального жилого дома по адресу: г. Челябинск, ул. Лазуритовая, 367 а площадью 2000 кв. м на 10 лет (т. 1, л. д. 36).

Постановка на государственный кадастровый учет земельного участка № 367 а, выделенного Никитину К.В. вышеуказанным распоряжением, приостановлена в связи с тем, что часть земельного участка учтена в кадастровом учете за Тарасовым В.К. как участок № 357.

По ходатайству Тарасова В.К. суд апелляционной инстанции приобщил к материалам дела копию свидетельства о государственной регистрации права от 18.05.2010 серии 74 АВ № 834022, из которого следует, что Тарасову В.К. на праве собственности принадлежит жилой дом, назначение: жилое, общей площадью 268,1 кв. м, инвентарный номер 42906, литера А, этажность: 2, подземная этажность: 1, расположенный по адресу: г. Челябинск, мкр 40/41, д. 357 (стр). В качестве документов-оснований для регистрации права собственности послужили: договор купли-продажи от 27.09.2005, кадастровый паспорт здания, сооружения, объекта незавершенного строительства от 06.05.2010 № 951593, орган выдачи: областное государственное унитарное предприятие «Областной центр технической инвентаризации по Челябинской области».

Полагая, что оспариваемые действия Управления Росреестра нарушают права и законные интересы муниципального образования, администрация обратилась в арбитражный суд с настоящими требованиями.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции указал, что поскольку ра Ф.И.О. постановке на кадастровый учет Гришаковым В.Н. не производилось, действия последующего собственника спорного земельного участка – Тарасова В.К. по проведению межевания с целью уточнения местоположения границ земельного участка, а также действия Управления Росреестра по постановке на кадастровый учет земельного участка с уточненными на местности границами и увеличенной площадью земельного участка, не превышающей 400 кв. м, не противоречат нормам действующего законодательства и не могут рассматриваться как самозахват земельного участка. Суд пришел к выводу, что доказательств нарушения процедуры межевания материалы дела не содержат. Кроме того, суд указал, что администрацией не представлены доводы и пояснения о том, каким образом оспариваемое Решение препятствует заявителю осуществлять ее функции по формированию земельных участков для их передачи в аренду или реализации. Суд также пришел к выводу, что заявитель фактически ставит на разРешение суда спор о гражданских правах на недвижимое имущество: право собственности Тарасова В.К., однако, в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, не может разрешаться спор о праве на недвижимое имущество.

В обжалуемом решении судом частично удовлетворено ходатайство Тарасова В.К. о возмещении расходов на оплату услуг представителя. Суд пришел к выводу, что сумма 6000 руб. является разумной и может быть взыскана с заявителя в пользу Тарасова В.К.

В соответствии с ч. 1 ст. 198 АПК РФ граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, Решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

В силу ч. 4 ст. 200 АПК РФ при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, Решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, Решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Из анализа названных норм права следует, что для признания незаконным решения государственного органа необходимо установить наличие в совокупности двух обстоятельств: противоречие оспариваемого решения требованиям законодательства, действовавшего в месте и на момент его вынесения, и нарушение данным Решением прав и законных интересов заявителя.

В силу положений ч. 1 ст. 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо. При этом факт нарушения обжалованным Решением прав и законных интересов заявителя должен доказать последний.

В соответствии с п. 1 ст. 16 Закона о государственном кадастре недвижимости кадастровый учет осуществляется в связи с образованием или созданием объекта недвижимости (далее - постановка на учет объекта недвижимости), прекращением его существования (далее также - снятие с учета объекта недвижимости) либо изменением уникальных характеристик объекта недвижимости или любых указанных в п. п. 7, 10 - 21 ч. 2 ст. 7 настоящего Федерального закона сведений об объекте недвижимости.

Согласно ч. 3 ст. 20 Закона о государственном кадастре недвижимости (в редакции, действовавшей на момент совершения оспариваемых действий) с заявлениями об учете изменений объектов недвижимости вправе обратиться собственники таких объектов недвижимости, или в случаях, предусмотренных федеральным законом, иные лица с заявлениями об учете изменений земельных участков, предоставленных на праве пожизненного наследуемого владения или постоянного (бессрочного) пользования, - лица, обладающие этими земельными участками на указанном праве.

Кроме того, ч. 3 ст. 25 Закона о государственном кадастре недвижимости установлено, что кадастровый учет в связи с изменением площади земельного участка и (или) изменением описания местоположения его границ, за исключением случаев образования земельного участка при выделе из земельного участка или разделе земельного участка, при которых преобразуемый земельный участок сохраняется в измененных границах, осуществляется при условии, если такие изменения связаны с уточнением описания местоположения границ земельного участка, кадастровые сведения о котором не соответствуют установленным на основании настоящего Федерального закона требованиям к описанию местоположения границ земельных участков.

В письме Министерства экономического развития Российской Федерации от 28.09.2009 № Д23-3146 «О подготовке межевых планов» отмечено, что исходя из комплексного анализа норм Закона о государственном кадастре недвижимости, уточнение местоположения границы земельного участка допускается в следующих случаях: при отсутствии в государственном кадастре недвижимости сведений о координатах характерных точек границы земельного участка; в случае, если содержащиеся в государственном кадастре недвижимости сведения о характерных точках границы земельного участка определены с точностью ниже нормативной точности определения координат для земель определенного целевого назначения; в случае, если содержащиеся в государственном кадастре недвижимости сведения о координатах какой-либо характерной точки границы земельного участка не позволяют однозначно определить ее положение на местности (в государственном кадастре недвижимости содержится несколько значений координат указанной характерной точки).

Таким образом, действующим законодательством закреплена возможность гражданина, имеющего в пользовании земельный участок, границы которого не соответствуют требованиям Закона о государственном кадастре недвижимости, при проведении кадастровых работ установить и закрепить их на местности и уточнить границы с целью кадастрового учета.

Судо Ф.И.О. постановке Гришаковым В.Н. на кадастровый учет спорного земельного участка местоположение границ на местности не было закреплено, площадь участка определена ориентировочно, исходя из правоустанавливающих документов, то есть из постановления главы администрации Центрального района г. Челябинска от 31.01.1995 № 105. Ра Ф.И.О. постановке на кадастровый учет Гришаковым В.Н. также не производилось.

Следовательно, в настоящем случае имелись основания для осуществления последующим собственником спорного земельного участка – Тарасовым В.К. действий по проведению межевания с целью уточнения местоположения границ земельного участка.

Согласно ч. 4 ст. 27 Закона о государственном кадастре недвижимости при кадастровом учете в связи с изменением площади земельного участка и (или) изменением описания местоположения его границ орган кадастрового учета принимает Решение об отказе в осуществлении данного кадастрового учета также в случае, если такое изменение не обусловлено образованием земельного участка или уточнением его границ.

Пунктом 1 ч. 5 ст. 27 Закона о государственном кадастре недвижимости установлено, что при кадастровом учете в связи с уточнением границ земельного участка орган кадастрового учета принимает Решение об отказе в осуществлении данного кадастрового учета в случае, если в результате данного кадастрового учета площадь этого земельного участка, определенная с учетом установленных в соответствии с настоящим законом требований, будет больше площади, сведения о которой относительно этого земельного участка содержатся в государственном кадастре недвижимости, на величину более чем предельный минимальный размер земельного участка, установленный в соответствии с земельным законодательством для земель соответствующего целевого назначения и разрешенного использования, или, если такой размер не установлен, на величину более чем десять процентов площади, сведения о которой относительно этого земельного участка содержатся в государственном кадастре недвижимости.

При этом подп. 2 п. 1 решения Челябинской городской Думы третьего созыва от 26.12.2006 № 18/24 установлены предельные размеры земельных участков, предоставляемых гражданам для индивидуального жилищного строительства, - минимальный 400 кв. м.

Таким образом, увеличение площади спорного земельного участка в результате уточнения его границ (с 1125 кв. м до 1524 кв. м) соответствовало изложенным нормам и не может рассматриваться как самозахват земельного участка.

Доказательств нарушения процедуры межевания в материалы дела заявителем также не представлено.

Так, из ч. 9 ст. 38 Закона о государственном кадастре недвижимости следует, что при уточнении границ земельного участка их местоположение определяется исходя из сведений, содержащихся в правоустанавливающем документе на земельный участок, или при отсутствии такого документа из сведений, содержащихся в документах, определявших местоположение границ земельного участка при его образовании. В случае, если указанные в настоящей части документы отсутствуют, границами земельного участка являются границы, существующие на местности пятнадцать и более лет и закрепленные с использованием природных объектов или объектов искусственного происхождения, позволяющих определить местоположение границ земельного участка.

В силу ч. 1 ст. 39 Закона о государственном кадастре недвижимости местоположение границ земельных участков подлежит обязательному согласованию с заинтересованными лицами в случае выполнения кадастровых работ, в результате которых обеспечивается подготовка документов для представления в орган кадастрового учета заявления об учете изменений одного из указанных земельных участков в связи с уточнением местоположения его границ.

В связи с указанным согласование местоположения границ земельных участков осуществляется в случаях, когда в результате кадастровых работ уточняется местоположение границ: земельного участка, являющегося объектом кадастровых работ; земельных участков, смежных с земельным участком, являющимся объектом кадастровых работ.

Таким образом, в порядке, установленном Законом о государственном кадастре недвижимости, должно быть согласовано местоположение границ земельных участков, сведения о которых содержатся в государственном кадастре недвижимости (независимо от наличия в государственном кадастре недвижимости сведений о зарегистрированных правах на указанные земельные участки либо сведений о координатах характерных точек их границ или иного описания местоположения границ), если в результате кадастровых работ уточнено местоположение границ таких земельных участков (письмо Министерства экономического развития Российской Федерации от 28.09.2009 № Д23-3146).

Согласно ч. 3 ст. 39 Закона о государственном кадастре недвижимости согласование местоположения границ проводится с лицами, обладающими смежными земельными участками на праве: 1) собственности (за исключением случаев, если такие смежные земельные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, предоставлены гражданам в пожизненное наследуемое владение, постоянное (бессрочное) пользование либо юридическим лицам, не являющимся государственными или муниципальными учреждениями либо казенными предприятиями, в постоянное (бессрочное) пользование); 2) пожизненного наследуемого владения; 3) постоянного (бессрочного) пользования (за исключением случаев, если такие смежные земельные участки предоставлены государственным или муниципальным учреждениям, казенным предприятиям, органам государственной власти или органам местного самоуправления в постоянное (бессрочное) пользование); 4) аренды (если такие смежные земельные участки находятся в государственной или муниципальной собственности и соответствующий договор аренды заключен на срок более чем пять лет).

Орган местного самоуправления (кроме случаев, когда муниципальное образование является собственником конкретного земельного участка) в указанном перечне не указан.

Ссылку администрации на то, что необходимость согласования местоположения границ спорного земельного участка с органом местного самоуправления следует из п. 11 Методических рекомендаций по проведению межевания объектов землеустройства, а п. 9.1 Инструкции по межеванию, суд апелляционной инстанции не принимает в силу несоответствия содержащихся в названных пунктах положений изложенной норме ч. 3 ст. 39 Закона о государственном кадастре недвижимости (ч. 8 ст. 47 Закона о государственном кадастре недвижимости).

Таким образом, заявителем не представлены доказательства нарушения прав и законных интересов муниципального образования в предпринимательской и иной экономической деятельности, а также в области использования и охраны земель, необходимых к представлению администрацией в силу ст. ст. 65, 198, 200 АПК РФ.

Суд апелляционной инстанции не соглашается с доводом подателя жалобы об имеющем место нарушении оспариваемым Решением прав Никитина В.К., так как на момент вынесения 03.06.2009 главой администрации Центрального района распоряжения № 417-р о предоставлении Никитину К.В. в аренду земельного участка из земель населенных пунктов для строительства индивидуального жилого дома по адресу: г. Челябинск, ул. Лазуритовая, 367 а земельный участок, подлежащий предоставлению Никитину В.К., еще не был сформирован.

Акт об отводе земельного участка Никитину В.К. в натуре (на местности) (т. 1, л. д. 37) датирован 31.07.2009, то есть после вынесения оспариваемого решения заинтересованного лица (06.07.2009).

При таких обстоятельствах суд первой инстанции сделал верный вывод о том, что оспариваемое Решение соответствует действующему законодательству и не нарушает прав и законных интересов заявителя и третьих лиц.

Между тем, суд апелляционной инстанции не может согласиться с выводом суда первой инстанции о взыскании с заявителя в пользу Тарасова В.К. судебных издержек на оплату услуг представителя третьего лица в виду следующего.

В соответствии со ст. 101 АПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и судебных издержек, связанных с рассмотрением дела арбитражным судом.

Согласно ст. 106 названного Кодекса к судебным издержкам, связанным с рассмотрением дела в арбитражном суде, относятся, в том числе, расходы на оплату услуг адвоката и иных лиц, оказывающих юридическую помощь (представителей).

Частью 1 ст. 110 АПК РФ предусмотрено, что судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.

По смыслу данной статьи судебные расходы подлежат возмещению только тем лицам, в пользу которых принимается судебный акт.

Материалами дела подтверждается, что Тарасов В.К. в рассматриваемом деле выступал в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, в защиту своих прав Тарасов В.К. судебный акт не обжаловал.

В п. 14 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 05.12.2007 № 121 обращается внимание на то, что согласно ч. 1 ст. 110 АПК РФ судебные расходы подлежат возмещению только тем лицам, в пользу которых принят судебный акт. Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, в отличие от третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования, не могут рассматриваться как лица, в пользу которых принимается судебный акт. Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований, хотя и имеют заинтересованность в деле (поскольку Решение суда может повлиять на их права или обязанности по отношению к одной из сторон спорного правоотношения), но, тем не менее, Решением суда с данных лиц ничего не взыскивается и им ничего не присуждается. Кроме того, третьи лица без самостоятельных требований выступают в деле на стороне истца или ответчика, поэтому их расходы на оплату услуг представителя возмещению не подлежат.

При таких обстоятельствах обжалованное Решение суда в части взыскания с администрации расходов, понесенных Тарасовым В.К. на оплату услуг представителя, подлежит отмене.

Нарушений норм процессуального права, являющихся основанием для отмены судебного акта на основании ч. 4 ст. 270 АПК РФ, не установлено.

Судебные расходы распределяются между сторонами в соответствии с правилами, установленными ст. 110 АПК РФ.

Руководствуясь ст. ст. 176, 268, 269, 271 АПК РФ, суд апелляционной инстанции

Постановил:

Решение Арбитражного суда Челябинской области от 31.05.2010 по делу № А76-4874/2010 отменить в части взыскания с администрации г. Челябинска в польз Ф.И.О. 6000 руб. в возмещение расходов на оплату услуг представителя.

В удовлетворении требовани Ф.И.О. о взыскании судебных расходов на оплату услуг представителя отказать.

В остальной части Решение Арбитражного суда Челябинской области оставить без изменения.

Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Федеральный арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня его принятия (изготовления в полном объеме) через арбитражный суд первой инстанции.

В случае обжалования постановления информацию о времени, месте и результатах рассмотрения кассационной жалобы можно получить на интернет-сайтах Федерального арбитражного суда Уральского округа по адресу http://fasuo.arbitr.ru либо Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по адресу http://rad.arbitr.ru.

Председательствующий судья Л.В.Пивоварова

Судьи: Л.П.Ермолаева

М.И.Карпачева