Судебная практика

Требования о признании недействительным заключения государственной экологической экспертизы проекта оставлены без удовлетворения, поскольку оснований для признания данного заключения недействительным судом не установлено.. По делу. Российская Федерация.

Резолютивная часть постановления объявлена 10 июля 2006 г.

Полный текст постановления изготовлен 31 июля 2006 г.

Второй арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего Буториной *.*., судей Немчаниновой *.*., Лобановой *.*., рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу общественной организации “Шуйский городской Экологический Союз“ на решение арбитражного суда Ивановской области от 07.04.2006 по делу N А17-5741/2005-05-15,

установил:

Общественная организация “Шуйский городской Экологический Союз“ (далее - заявитель, Организация) обратилась в арбитражный суд Ивановской области с заявлением к Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору (далее - Федеральная служба), обществу с ограниченной ответственностью “Эггер Древпродукт“ (далее - Общество) о признании недействительным приказа Федеральной службы по экологическому, технологическому и
атомному надзору от 11.08.2005 N 559 “Об утверждении заключения экспертной комиссии государственной экологической экспертизы проекта “Завод по производству древесных материалов в г. Шуе Ивановской области“, запрещении деятельности Общества по производству ДСП на территории г. Шуи и приостановлении финансирования проекта.

В соответствии с частью 5 статьи 52 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации Волжский межрегиональный природоохранный прокурор (далее - Прокурор) вступил в названное дело.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью “Ассман Бератен + Планен“ (далее - третье лицо).

Решением от 07.04.2006 суд в удовлетворении требований Организации и Прокурора отказал.

Не согласившись с решением суда, Организация обратилась с апелляционной жалобой, в которой просит состоявшийся судебный акт отменить и принять новое решение об удовлетворении заявленных требований, ссылаясь на неполное выяснение судом обстоятельств, имеющих значение для дела, и несоответствие выводов суда обстоятельствам дела.

Прокурор в отзыве поддерживает позицию заявителя жалобы.

Федеральная служба и третье лицо отзыв на апелляционную жалобу не представили, в заседании суда с доводами заявителя не согласились.

Общество с доводами апелляционной жалобы не согласно, решение суда считает законным и обоснованным, просит оставить его без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Законность решения арбитражного суда Ивановской области проверена Вторым арбитражным апелляционным судом в порядке, установленном в статьях 258, 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Исследовав материалы дела, заслушав представителей заявителя, ответчиков и третьего лица, изучив доводы апелляционной жалобы и отзыва на нее, арбитражный суд апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены обжалуемого судебного акта в силу следующего.

Как видно из материалов дела, 23.09.2004 экспертной комиссией государственной экологической экспертизы Главного
управления природных ресурсов и охраны окружающей среды Министерства природных ресурсов России по Ивановской области выдано заключение по материалам экологического обоснования (“Оценка воздействия на окружающую среду“) возможности размещения завода по производству древесно-стружечных плит ООО “Эггер Древпродукт“, содержащее выводы о соответствии намечаемой деятельности требованиям, установленным законодательством РФ в области охраны окружающей среды, допустимости намечаемого воздействия на окружающую среду, возможности реализации объекта экспертизы и указание о представлении рабочего проекта организации завода по производству ДСП на государственную экологическую экспертизу.

Заключением экспертной комиссии государственной экологической экспертизы от 22.03.2005, утвержденным приказом Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 08.04.2005 N 205, проект строительства завода признан подлежащим доработке в связи с тем, что представленные материалы по составу и содержанию не в полной мере соответствуют требованиям природоохранных законодательных актов и нормативных документов, экологическая допустимость намечаемой деятельности обоснована недостаточно.

После устранения указанных замечаний экспертной комиссии Обществом вновь представлены материалы на государственную экологическую экспертизу.

11.09.2005 Федеральной службой издан приказ N 559, которым утверждено заключение экспертной комиссии государственной экологической экспертизы проекта “Завод по производству древесных материалов в г. Шуе Ивановской области“, подготовленное экспертной комиссией на основании приказа Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 30.06.2005 N 453, устанавливающее соответствие материалов проекта экологическим требованиям и определяющее допустимость воздействия данного объекта на окружающую среду и возможность его реализации.

По мнению общественной организации и Прокурора, указанный ненормативный акт издан в нарушение действующего законодательства, а именно: статьи 3 Федерального закона от 23.11.1995 N 174-ФЗ “Об экологической экспертизе“, определяющей принципы достоверности, полноты и научной обоснованности информации, представляемой на экспертизу, а также гласности, участия общественных организаций, учета
общественного мнения; пункта 1 статьи 14 названного Закона, определяющей порядок проведения государственной экологической экспертизы, где предусмотрено, что в составе представляемых на экспертизу документов должны присутствовать материалы обсуждений объекта государственной экологической экспертизы с гражданами и общественными организациями (объединениями), организованных органами местного самоуправления.

В обоснование названных утверждений заявитель ссылается на следующие обстоятельства:

заказчиком (ООО “Эггер Древпродукт“) не выполнено предписание экспертной комиссии о необходимости получения дополнительного санитарно-эпидемиологического заключения, касающегося результатов воздействия на природную среду продуктов сжигания карбидформальдегидной смолы;

в представленных на экспертизу документах отсутствуют сведения о том, что фактическая площадь земельного участка, приобретенного заказчиком на праве собственности, составляет 81,5 га, хотя согласно проекту площадь занимаемого земельного участка составляет 22 га;

при определении данных концентраций диоксида азота, оксида углерода и формальдегида экспертной комиссией за основу были приняты данные, содержащиеся в справках Ярославского ЦГМС от 08.06.2005 N Л-Ф/18 и Ивановского ЦГМС от 19.05.2005 N 9/519/1, которые нельзя признать достоверными, поскольку согласно письму Главной геофизической обсерватории имени *.*. Воейкова от 15.12.2005 N 1389/25 для использования при определении фоновых концентраций примесей количество наблюдений за фоновыми концентрациями вредных веществ, произведенных за короткий срок (апрель - июнь), является недостаточным;

опрос населения и общественные слушания по проекту не проводились.

Анализ исследованных материалов дела позволяет суду апелляционной инстанции прийти к выводу, что указанные доводы заявителя не могут быть приняты за основу в связи со следующим.

Порядок проведения государственной экологической экспертизы регулируется Федеральным законом от 23.11.1995 N 174-ФЗ “Об экологической экспертизе“ (далее - Закон об экологической экспертизе), Положением о порядке проведения государственной экологической экспертизы, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 11.06.1996 N 698 (далее - Положение), и Регламентом проведения
государственной экологической экспертизы, утвержденным приказом Госкомэкологии России от 17.06.1997 N 280 (далее - Регламент).

Названные нормы предусматривают, что государственная экологическая экспертиза, в том числе повторная, проводится при условии соответствия формы и содержания представляемых заказчиком материалов требованиям Закона об экологической экспертизе, установленному порядку проведения государственной экологической экспертизы и при наличии в составе представляемых материалов:

документации, подлежащей государственной экологической экспертизе в соответствии со статьями 11 и 12 Закона об экологической экспертизе, в объеме, который определен в установленном порядке, и содержащей материалы оценки воздействия на окружающую природную среду хозяйственной и иной деятельности, которая подлежит государственной экологической экспертизе;

положительных заключений и (или) других документов согласований органов федерального надзора и контроля с органами местного самоуправления, получаемых в установленном законодательством Российской Федерации порядке;

заключений федеральных органов исполнительной власти по объекту государственной экологической экспертизы в случае его рассмотрения указанными органами и заключений общественной экологической экспертизы в случае ее проведения;

материалов обсуждений объекта государственной экологической экспертизы с гражданами и общественными организациями (объединениями), организованных органами местного самоуправления.

Как видно из материалов дела, Обществом документы, необходимые для проведения государственной экологической экспертизы, представлены в полном объеме.

Согласно пункту 5 статьи 18 Закона об экологической экспертизе заключение государственной экологической экспертизы может быть положительным или отрицательным. В рассматриваемой ситуации заключение экспертизы положительное. Положительное заключение государственной экологической экспертизы является одним из обязательных условий финансирования и реализации объекта государственной экологической экспертизы.

В соответствии с пунктом 8 названной статьи заключения государственной экологической экспертизы могут быть оспорены в судебном порядке, последний определен главой 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно статье 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный
суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, если полагают, что оспариваемый ненормативный акт не соответствует закону или иному нормативному правовому акту и нарушает их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, прокурор также вправе обратиться с таким заявлением, если полагает, что оспариваемый акт не соответствует закону и нарушает права граждан, организаций и иных лиц в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

При рассмотрении названных дел арбитражный суд осуществляет проверку оспариваемого акта и устанавливает его соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение, а также устанавливает, нарушает ли оспариваемый акт, решение права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности (часть 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

По смыслу названных норм для признания заключения экспертизы недействительным необходимы два условия: несоответствие его закону или иному нормативному правовому акту и нарушение интересов граждан, организаций в сфере предпринимательской и экономической деятельности.

Однако из материалов дела не усматривается доказанность противоречия заключения государственной экологической экспертизы, утвержденной в установленном порядке, закону или иному нормативному правовому акту.

Довод заявителя жалобы о том, что государственная экологическая экспертиза в нарушение пункта 1 статьи 14 Закона об экологической экспертизе проведена без учета материалов обсуждений объекта государственной экологической экспертизы с гражданами и общественными организациями, суд апелляционной инстанции не может признать состоятельным.

Из оспариваемого заключения экспертной комиссии усматривается, что предметом ее исследования были, в том числе, письмо администрации г. Шуи от 20.09.2004 об общественных слушаниях, заявление совета местного отделения партии “Родина“ (газета “Шуйские известия“ от 18.06.2005),
протокол общественных слушаний от 13.09.2004, протокол встречи с коллективом Шуйской центральной районной больницы, протокол встречи со студентами Шуйского государственного педагогического университета, протокол встречи с жителями города, материалы брифинга компании “Эггер Древпродукт“, письма общественных организаций - “Шуйский городской Экологический Союз“, “Шуйское отделение Всероссийского общества охраны“, “Шуйское общество по защите прав потребителей“, письмо Союза за химическую безопасность, заявление Шуйского экологического союза, протокол информирования общественности г. Шуи от 18.07.2005, заключение общественной экологической экспертизы, отчет о работе информационного пункта ООО “Эггер Древпродукт“, журнал ознакомления общественности с материалами ОВОС (оценки воздействия на окружающую среду) проектируемого завода, а также многочисленные публикации средств массовой информации.

Указанные обстоятельства не позволяют согласиться с мнением заявителя о том, что экспертная комиссия свое заключение вынесла без учета материалов обсуждений объекта экологической экспертизы с гражданами и общественными организациями. При этом следует отметить, что учет как отрицательного, так и положительного мнения общественности не означает, что и заключение экспертной комиссии может быть соответственно отрицательным или положительным. Материалы обсуждений, в том числе содержащие возражения по строительству планируемого объекта, не предполагают в обязательном порядке наличие отрицательного заключения экспертной комиссии, поскольку носят оценочный характер. Иной подход ставит под сомнение необходимость существования государственной экологической экспертизы и создает возможность ее подмены общественным мнением. В связи с этим суд первой инстанции обоснованно указал, что в компетенцию арбитражного суда не входит решение вопросов, касающихся переоценки мнения экспертной комиссии.

Довод заявителя о том, что вышеуказанные мероприятия были проведены до появления на свет объекта государственной экологической экспертизы, каковым, по мнению заявителя, является доработанный проект завода, судом апелляционной инстанции не принимается как не основанный на нормах
материального права.

Ссылка заявителя жалобы на то, что обсуждение проекта с общественностью органами местного самоуправления не организовывалось, опровергается материалами дела, среди которых письмо (без номера и даты) в адрес главы администрации г. Шуи с предложением согласовать план общественных обсуждений, ответ администрации г. Шуи от 07.06.2004 N 874 в адрес Общества о согласовании предложенного плана мероприятий по информированию и общественным обсуждениям по оценке воздействия на окружающую среду намечаемой хозяйственной деятельности, протокол общественных слушаний от 13.09.2004 с участием главы администрации г. Шуи и ее сотрудников, выписка из журнала учета работы информационного пункта ООО “Эггер Древпродукт“ (общественные обсуждения) от 28.07.2005, содержащая указание на присутствие представителя администрации г. Шуи в период общественных обсуждений.

Кроме того, следует отметить, что в целом указанные доводы заявителя жалобы, а также довод об отсутствии информации по вопросу проведения общественных обсуждений 28.07.2005 нивелируются фактами участия Организации в заседании экспертной комиссии государственной экологической экспертизы и представления на ее рассмотрение заключения общественной экологической экспертизы, заявление о регистрации которой зарегистрировано распоряжением администрации г. Шуи от 02.08.2005 N 599.

Доводам заявителя жалобы относительно нарушений экспертной комиссией принципа научной обоснованности и недостоверности использованной ею информации о фоновых концентрациях загрязняющих веществ (со ссылкой на письмо Главной геофизической обсерватории им. *.*. Воейкова от 15.12.2005 N 1389/25) судом первой инстанции дана надлежащая оценка. Арбитражный суд апелляционной инстанции согласен с тем, что представленные Обществом материалы о фоновых концентрациях загрязняющих веществ могли расцениваться в качестве недостоверной информации лишь в случае признания ее таковой в установленном законом порядке. Довод о приоритетности письма Главной геофизической лаборатории как доказательства недостоверности информации о фоновых концентрациях загрязняющих веществ
является ошибочным.

Заявитель жалобы ссылается на то, что судом первой инстанции не был исследован факт нарушения санитарно-эпидемиологических правил и нормативов СанПиН 2.1.6.1032-01, исключающий получение положительного заключения государственной экологической экспертизы по проекту завода. Пунктом 3.1.3 названных правил запрещается размещение, проектирование, строительство и ввод в эксплуатацию объектов, если в составе выбросов присутствуют вещества, не имеющие утвержденных предельно допустимых концентраций (ПДК) или ориентировочно безопасных уровней воздействия (ОБУВ). Заявитель отмечает, что в выбросах запланированного завода древесных материалов присутствует такое вещество, для которого в действующих Гигиенических нормативах (ГН 2.1.6.1338-03 и ГН 2.1.6.1339-03) не установлены ПДК и ОБУВ, - шлифовальная пыль от шлифовки готовых древесно-стружечных плит, в составе которой имеется затвердевший карбамидформальдегидный клей.

По указанной позиции представляются обоснованными доводы ответчиков о наличии в составе представленных на государственную экологическую экспертизу санитарно-эпидемиологического заключения, сделавшего вывод о соответствии проекта завода государственным санитарно-эпидемиологическим нормам и правилам. Принимая во внимание, что санэпидзаключение в установленном законом порядке не оспорено, у экспертной комиссии отсутствовали основания для его игнорирования. В связи с изложенным доводы заявителя жалобы в этой части судом апелляционной инстанции отклоняются.

Довод заявителя жалобы о том, что причиной смягчения позиции экспертной комиссии, проводившей повторную экологическую экспертизу, явилась замена пяти экспертов из одиннадцати, суду апелляционной инстанции представляется надуманным и носит эмоциональный характер, в связи с чем не может быть принят за основу.

В обоснование заявленных требований и доводов апелляционной жалобы заявитель также ссылается на то, что согласно справкам МП ЖКХ г. Шуи от марта 2006 года с завода на городской полигон твердых бытовых отходов вывезено большое количество древесных отходов. Данный вид отходов проектом не предусмотрен, поскольку предполагалось
их сжигание. При этом заявитель обращает внимание на положения пункта 5 статьи 18 Закона об экологической экспертизе, согласно которому положительное заключение государственной экологической экспертизы теряет юридическую силу в случае реализации объекта государственной экологической экспертизы с отступлениями от документации, получившей положительное заключение государственной экологической экспертизы, и (или) в случае внесения изменений в указанную документацию.

Однако из материалов дела усматривается, что вывоз отходов в виде стружки и опилок носил единовременный характер, образование отходов вызвано производством строительных и пусконаладочных работ и не свойственно производственному процессу по выпуску ДСП. В связи с этим факт вывоза указанных отходов судом не может расцениваться как отступление от документации, получившей положительное заключение государственной экологической экспертизы. Кроме того, следует отметить, что по смыслу указанной заявителем нормы реализация объекта государственной экологической экспертизы с отступлениями от документации, получившей положительное заключение, является основанием для утраты юридической силы экспертного заключения на будущее время и не может служить основанием для признания его недействительным изначально, т.е. с момента утверждения Федеральной службой. Нарушение указанной нормы является основанием иного предмета спора, нежели рассматриваемый.

Утверждение заявителя о том, что вывод суда об отнесении к компетенции экспертной комиссии вопросов определения объема достаточности представленных для экспертизы документов и их оценки нарушает его конституционное право на судебную защиту, судом апелляционной инстанции отклоняется как основанное на неверном истолковании вывода суда.

Статья 30 Закона об экологической экспертизе определяет виды нарушений законодательства Российской Федерации об экологической экспертизе. Относительно названной статьи заявитель ссылается на нарушения, допущенные как заказчиком, так и руководителями федеральных органов исполнительной власти и их территориальных органов исполнительной власти, руководителями экспертных комиссий и экспертами.

Однако перечисленные в названной статье виды нарушений в случае их доказанности по смыслу главы VII Закона об экологической экспертизе являются основанием для привлечения соответствующих юридических и физических лиц к ответственнос административной, материальной и гражданско-правовой ответственности (статьи 31 - 34 названного Закона). Вопросы ответственности предметом настоящего спора не являются, в связи с чем указанные ссылки заявителя не подлежат оценке судом.

Таким образом, основания для признания недействительным заключения государственной экологической экспертизы, утвержденного приказом Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 11.08.2005 N 559, и, соответственно, для запрещения деятельности ООО “Эггер Древпродукт“ по производству ДСП на территории г. Шуи отсутствуют. На требовании о приостановлении финансирования проекта завода заявитель в суде апелляционной инстанции не настаивает.

То обстоятельство, что в решении суда не указан присутствовавший на заседании представитель заявителя Карпова *.*., основанием для отмены решения суда не является, поскольку в протоколе заседания суда названный представитель указан. Допущенная описка подлежит исправлению в порядке, установленном Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации.

Заявитель также ссылается на то, что суд в своем решении не учел внесенное истцом 20.01.2006 ходатайство об исключении из текста искового заявления пункта 3.2 и абзацев 1 - 3 пункта 4.1. По мнению суда апелляционной инстанции, названное обстоятельство не привело к принятию неправильного решения, поскольку уточнения, изложенные в ходатайстве, касаются доводов заявителя и не изменяют предмет спора.

На основании изложенного обжалуемое решение суда является законным и обоснованным, вынесенным с учетом норм действующего законодательства. Нарушений норм процессуального права, влекущих безусловную отмену судебного акта, не установлено.

Судебные расходы, понесенные в связи с подачей апелляционных жалоб, относятся в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации на заявителя жалобы. Сумма госпошлины, излишне уплаченная заявителем, подлежит возврату.

Руководствуясь статьями 258, 268 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Второй арбитражный апелляционный суд

постановил:

Решение арбитражного суда Ивановской области от 07.04.2006 по делу N А17-5741/2005-05-15 оставить без изменения, апелляционную жалобу общественной организации “Шуйский Экологический Союз“ - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Заявителю выдать справку на возврат госпошлины, уплаченной по квитанции от 22.04.2006.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа в установленном порядке.