Судебная практика

Решение внеочередного собрания участников ООО признано недействительным в связи с отсутствием кворума. По делу. Республика Коми.

Арбитражный суд Республики Коми, рассмотрев в судебном заседании 3 августа 2005 года апелляционную жалобу Г. на решение Арбитражного суда Республики Коми от 21.06.2005 по делу N А29-1825/05-2э, принятое судьей Вохтоминым *.*.,

установил:

Решением Арбитражного суда Республики Коми от 21.06.2005 признано недействительным решение внеочередного собрания участников общества с ограниченной ответственностью от 21.02.2005.

Не согласен с принятым судебным актом Г., в апелляционной жалобе указывает, что судом первой инстанции при рассмотрении дела допущены нарушения норм материального и процессуального права, дана ошибочная оценка обстоятельств дела.

Так, по мнению заявителя, ответчиком по делу в соответствии со статьями 199, 200, 46, 47 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации должно быть общество, а
не орган, принявший решение, а истцы не имеют права на обращение в суд согласно правилам пункта 1 статьи 43 Федерального закона “Об обществах с ограниченной ответственностью“.

полагает, что являются необоснованными выводы суда первой инстанции о неизвещении остальных участников общества о дате, времени и месте проведения собрания, повестке дня, об отсутствии кворума (в том числе в связи с непринятием участия в проводимом собрании истцов), о признании незаконной его регистрации на собрании с долей 54,6%.

Заявитель апелляционной жалобы указывает также на ошибочность выводов суда в части установления нарушений пункта 7 статьи 37 ФЗ “Об обществах с ограниченной ответственностью“, а также на неисследованность доказательств, представленных сторонами (протокол заседания участников общества с ограниченной ответственностью от 21.02.2005, аудиозапись внеочередного собрания).

В отзывах на апелляционную жалобу М., Н., В., П., Б., общество с ограниченной ответственностью считают, что судом первой инстанции не допущено нарушений норм материального и процессуального права, а потому оснований для отмены судебного акта не имеется.

Дело рассматривается в отсутствие В., П., общества с ограниченной ответственностью, Ш., уведомленных о времени и месте судебного разбирательства в установленном законом порядке.

В судебном заседании представитель Г. поддержал доводы апелляционной жалобы, просит решение суда первой инстанции отменить, отказать в удовлетворении исковых требований М., Н., В., Б., П.; представитель истцов считает, что оснований для отмены судебного акта не имеется, просит оставить решение суда в силе.

Представителем Г. в судебном заседании заявлено ходатайство о приобщении к материалам дела в качестве доказательства аудиозаписи судебных заседаний суда первой инстанции по настоящему делу, которое судом апелляционной инстанции отклонено, исходя из правил статьи 67 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации “Относимость доказательств“.

Кроме
того, представителем Г. заявлено о фальсификации протокола заседания участников общества с ограниченной ответственностью от 21.02.2005. В связи с отказом представителя истцов исключить данное доказательство из числа доказательств по делу суд апелляционной инстанции в соответствии с положениями части 1 статьи 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации произвел проверку достоверности заявления о фальсификации путем допроса свидетеля Т.

Проверка законности и обоснованности решения суда первой инстанции осуществлена судом апелляционной инстанции в порядке, предусмотренном статьей 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Оценив правовую позицию Г., изложенную в апелляционной жалобе, правовые позиции истцов и ответчика, изложенные в отзывах на апелляционную жалобу, пояснения представителей истцов, третьего лица, показания свидетеля, данные в судебном заседании, исследовав материалы дела, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены решения суда первой инстанции.

Из материалов дела следует, что 21.02.2005 состоялось собрание участников общества с ограниченной ответственностью с повесткой дня:

Выборы генерального директора Общества.

Назначение и.о. генерального директора в случае непринятия решения о выборах генерального директора.

Внесение изменений в Учредительный договор в связи с продажей доли по договорам купли-продажи, переданным в общество с ограниченной ответственностью 03.03.2004, 11.11.2004, 24.12.2004.

Назначение аудиторской проверки хозяйственно-финансовой деятельности Общества за 2001 - 2003 гг., 2004 г.

Рассмотрение отчета ревизионной комиссии и утверждение годового отчета за 2004 г.

Увеличение уставного капитала общества с ограниченной ответственностью.

Участники общества М., Н., В., П., Б. обратились в арбитражный суд с иском о признании решений, принятых на собрании от 21.02.2005 общества с ограниченной ответственностью, недействительными.

В обоснование своих доводов о недействительности решения собрания истцы указали, что внеочередного собрания 21.02.2005, в котором они принимали участие и голосовали по вопросам повестки дня, не проводилось; что
в установленном пунктом 1 статьи 36 ФЗ “Об обществах с ограниченной ответственностью“ им не было направлено извещение о дате, времени, месте, проведения собрания, повестке дня собрания, что собрание было неправомочно решать любые вопросы в связи с отсутствием кворума по правилам пункта 9.4 Устава общества, в том числе и вопрос о назначении генерального директора (пункт 9.13 Устава).

Анализ приведенных суду доказательств позволяет сделать вывод о том, что с учетом конкретных обстоятельств, возникших при проведении внеочередного собрания участников от 21.02.2005, решения на этом собрании не могли быть приняты в связи с отсутствием кворума.

Согласно пункту 9.4 Устава общества с ограниченной ответственностью общее собрание правомочно решать любые вопросы, касающиеся деятельности общества, если на нем присутствуют участники (представители участников), обладающие в совокупности не менее 3/4 голосов от общего числа голосов участников общества. Данные правила Устава не противоречат требованиям ФЗ “Об обществах с ограниченной ответственностью“.

Из материалов дела следует, что на 21.02.2005 было назначено проведение внеочередного собрания участников общества с ограниченной ответственностью, что не отрицается лицами, участвующими в деле.

При регистрации участников общества с ограниченной ответственностью возникли разногласия относительно размера доли участников Г., который полагал, что владеет долей в размере 54,6%.

Из протокола оспариваемого собрания усматривается, что была произведена регистрация Г. с долей в размере 54,6%, остальных участников - 45,4%.

Участники общества М., Н., В., П., Б. утверждают, что фактически не принимали участия в собрании и покинули помещение - кабинет директора, где проводилось собрание. В обоснование своих доводов ими представлен протокол заседания участников общества с ограниченной ответственностью от 21.02.2005, копия письма от 02.03.2005, направленного в адрес администрации МО “Усть-Вымский район“, правоохранительных
органов республики и района, Инспекции ФНС, кредитных учреждений, письмо генерального директора закрытого акционерного общества К., Постановление начальника ОБЭП ОВД Усть-Вымского района от 09.03.2005 об отказе в возбуждении уголовного дела, письмо прокурора Усть-Вымского района от 22.04.2005.

Г., в свою очередь, представлена аудиозапись внеочередного собрания участников общества с ограниченной ответственностью и ее стенограмма.

Кроме того, по ходатайствам сторон допрошены в судебном заседании суда первой инстанции свидетели К., Ю., Т., О., Р.

В целях проверки заявления о фальсификации протокола заседания участников общества с ограниченной ответственностью от 21.02.2005, в судебном заседании при рассмотрении дела в апелляционной инстанции заслушаны показания свидетеля Т.

Так, из показаний свидетелей В. (истец по настоящему делу), К., Р. усматривается, что после проведенной регистрации участников общества П., В., М., Б. покинули помещение, в котором проводилось собрание, по причине того, что при регистрации участников общества возникла спорная ситуация по определению размера доли в обществе участника Г., при этом В. указала, что находилась в кабинете бухгалтера.

Данные свидетели утверждают также, что голосование по вопросам повестки дня не проводилось.

Свидетели О. и Т. (представители Г.) показали, что регистрация участников общества производилась 21.02.2005 дважды, и что после выборов председателя собрания истцы покинули помещение, в котором остались представители Г. При этом П. присутствовала при голосовании при принятии решений по некоторым вопросам, а по одному вопросу - голосовала “против“. Остальные истцы периодически входили и выходили из помещения, от голосования воздерживались, а К. присутствовал на протяжении всего собрания. Анализ показаний всех допрошенных по делу свидетелей позволяет сделать вывод о том, что, действительно, часть участников общества покинула помещение, в котором проводилось собрание, при этом из
показаний свидетелей К. и Р. (не являющихся участниками общества или представителями участников общества) следует, что истцы отказались от участия в собрании сразу после регистрации участников.

Факт отсутствия участников (или их представителей) П., В., М., Б., Н. на собрании 21.02.2005 подтверждается и стенограммой аудиозаписи данного собрания, представленного представителем Г. Так, в стенограмме зафиксировано высказывание П.: “Я не участвую в собрании“, - высказывания О.: “Гали Вам там все слышно в коридоре? И господин Б. здесь. Все они слышат, участвовать в голосовании могут“, - и далее: “Ни господин Б., ни госпожа П. предложений не вносят, хотя имеют значительные доли. Это их право, они нас прекрасно слышат в коридоре“.

Обстоятельства, свидетельствующие об отсутствии при вынесении решений на собрании 21.02.2005 участников П., Б., В., М., Н., установлены ОБЭП ОВД Усть-Вымского района при проверке, проведенной по заявлению Н. и зафиксированной в Постановлении начальника ОБЭП ОВД Усть-Вымского района от 09.03.2005.

Ссылка на данные обстоятельства, выявленные в результате проверки ОБЭП ОВД Усть-Вымского района, имеется и в письме прокурора Усть-Вымского района.

Кроме того, представленный истцами в качестве доказательства протокол заседания участников общества с ограниченной ответственностью от 21.02.2005 также подтверждает факт отсутствия части участников (как и их представителей) при принятии оспариваемых решений на собрании общества с ограниченной ответственностью от 21.02.2005. Судом по заявлению представителя Г. о фальсификации протокола заседания участников проводилась проверка достоверности данного доказательства. По утверждению представителя третьего лица, указанный протокол сфальсифицирован, поскольку не мог быть составлен 21.02.2005, исходя из того, что никакого заседания с участием истцов не могло проводиться, а П., В., М., Б., представитель Н. находились 21.02.2005 в разных помещениях комбината
и не могли проводить совместное заседание.

Кроме того, заявитель обращает внимание суда на то обстоятельство, что в данный протокол внесены фамилии представителей Г. и Ш., а также К., что также указывает на факт фальсификации, поскольку указанные лица 21.02.2005 участвовали в собрании, проводившемся в кабинете директора. Приведенные выше утверждения заявителя подтверждены показаниями свидетеля Д.

Однако суд апелляционной инстанции не исключает данное доказательство из числа доказательств, свидетельствующих об отсутствии истцов или их представителей в помещении, где проходило собрание, исходя из того, что другими доказательствами, имеющимися в деле, подтверждаются приведенные М. и другими истцами факты о непринятии ими участия в оспариваемом собрании.

Показания свидетеля Д. о том, что П. практически все время находилась в помещении, где проводилось собрание, опровергаются показаниями других свидетелей, данных в судебных заседаниях суда первой инстанции и стенограммой аудиозаписи собрания 21.02.2005, представленного заявителем апелляционной жалобы.

Установление факта непроведения заседания участников общества именно 21.02.2005 и указание на первой странице его протокола фамилий представителей Г. и Ш., по существу, не имеет правового значения по настоящему делу, поскольку информация относительно неучастия в оспариваемом истцами собрании от 21.02.2005, содержащаяся в нем, соответствует действительности.

Таким образом, судом установлено, что в собрании участников общества 21.02.2005 принимали участие только представители Г. и Ш.

По мнению Г., его доля в обществе составляет 54,6%, что дает ему право на проведение собраний и принятие всех решений, кроме тех, для принятия которых требуется согласно Уставу квалифицированное большинство.

Данное утверждение не нашло подтверждения в материалах дела.

10 ноября 2004 года по договорам купли-продажи Г. приобретены доли в обществе в размере 15% у С., У., Х., однако указанные лица не могли
распоряжаться своими долями до внесения соответствующих изменений в учредительные документы согласно требованиям статьи 24 ФЗ “Об обществах с ограниченной ответственностью“, поскольку доли покупались ими у общества.

Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Республики Коми от 27.09.2004 по делу N А29-2532/04-2э признана недействительной государственная регистрация изменений в учредительных документах общества с ограниченной ответственностью, произведенная на основании решения Инспекции МНС Российской Федерации по Усть-Вымскому району от 04.02.2003, в части включения в число участников общества У., С., Х. и Л., то есть заключенные после даты принятия Арбитражным судом Республики Коми по отчуждению долей сделки вышеназванными участниками являются ничтожными в силу статей 167, 168 Гражданского кодекса Российской Федерации независимо от признания их таковыми судом.

Кроме того, вступившими в законную силу решениями Арбитражного суда Республики Коми по делам NN А29-10325/04-2э, А29-10327/04-2э, А29-10329/04-2э подтверждены факты ничтожности вышеуказанных сделок.

Принятие решений о признании недействительными сделок по купле-продаже долей общества с ограниченной ответственностью Г. у С., У., Х. после даты проведения собрания не может трансформировать данные сделки из ничтожных в оспоримые.

При таких обстоятельствах Г. мог принимать участие в собрании участников общества и, соответственно, участвовать в голосовании по вопросам повестки дня только с долей в размере 39,6% (за минусом 15% по вышеуказанным сделкам).

Учитывая изложенное, собрание, в котором принимали участие Г. и Ш. с количеством голосов 39,66%, не могло принимать никаких решений, исходя из положений Устава общества с ограниченной ответственностью и требований ФЗ “Об обществах с ограниченной ответственностью“, а потому выводы суда первой инстанции о недействительности решений, принятых на внеочередном собрании участников общества с ограниченной ответственностью 21.02.2005, являются правильными.

Доводам апелляционной жалобы Г.
относительно наличия кворума на собрании и относительно права на долю в уставном капитале общества на дату проведения собрания в размере 54,6% права истцов на обращение в суд дана оценка в мотивировочной части постановления.

Доводы апелляционной жалобы в части необоснованного привлечения в качестве ответчика общества с ограниченной ответственностью являются несостоятельными, поскольку при обжаловании решений, принятых органами общества, ответчиком по делу выступает юридическое лицо.

Доводы апелляционной жалобы об ошибочности позиции суда в части неизвещения в установленном законом порядке участников общества и в части изменения повестки дня собрания не имеют правового значения в данном деле, исходя из того, что независимо от указанных обстоятельств собрание участников не могло принимать никаких решений в связи с отсутствием кворума.

Расходы по государственной пошлине относятся на Г. в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (оплата госпошлины произведена при подаче апелляционной жалобы по чеку-ордеру от 02.03.2005).

Руководствуясь ст. ст. 258, 268 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

Председательствующий

*.*. ДОНЧЕВСКАЯ

Судьи

*.*. ПОЛТАВЕЦ

*.*. КОЗЛОВ