Судебная практика

Конкурсным управляющим обоснованно включены в третью очередь реестра требований кредиторов ООО требования истца, остальные требования подлежат включению в пятую очередь. По делу. Республика Коми.

Арбитражный суд Республики Коми, рассмотрев в судебном заседании 13.09.2004, 14.09.2004, 16.09.2004 апелляционную жалобу кредитора на определение Арбитражного суда Республики Коми от 27.07.2004 по делу N А29-4121/04-7913/02-3Б, принятое судом в составе судей: Каменева *.*., Авфероновой *.*., Токарева *.*.,

установил:

Определением Арбитражного суда Республики Коми от 27 июля 2004 года удовлетворено частично заявление кредитора, из третьей очереди реестра требований кредиторов общества с ограниченной ответственностью исключены требования акционерного коммерческого банка в сумме 420 173,2 руб. и включены требования банка на вышеуказанную сумму в пятую очередь реестра требований кредиторов общества с ограниченной ответственностью.

Не согласен с принятым судебным актом кредитор, в апелляционной жалобе указывает, что судом первой инстанции
дана ошибочная оценка договоров залога, заключенных между обществом с ограниченной ответственностью и акционерным коммерческим банком. По мнению заявителя, договоры залога следует признать незаключенными в связи с отсутствием в них существенных условий (предмет договора, срок).

В отзыве на апелляционную жалобу акционерный коммерческий банк полагает, что судом первой инстанции не допущено нарушений норм материального и процессуального права, а потому оснований для отмены судебного акта не имеется.

Конкурсным управляющим общества с ограниченной ответственностью отзыва на апелляционную жалобу не представлено.

Представителем кредитора было заявлено ходатайство об отложении рассмотрения дела для заключения мирового соглашения, которое отклонено судом в связи с отсутствием правовых оснований.

В судебном заседании представитель кредитора поддержал доводы апелляционной жалобы, просит определение суда изменить, исключив из третьей очереди реестра требований кредиторов общества с ограниченной ответственностью требования акционерного коммерческого банка, конкурсный управляющий просит оставить определение суда без изменени позиции придерживаются и представители акционерного коммерческого банка.

В судебном заседании объявлялся перерыв с 13.09.2004 по 16.09.2004.

Проверка законности принятого определения осуществлена в порядке, предусмотренном пунктом 5 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из того, что обжалуется судебный акт только в части и при отсутствии возражений иных лиц, участвующих в деле.

Оценив доводы апелляционной жалобы, пояснения представителей лиц, участвующих в деле, данные в судебном заседании, исследовав материалы дела, суд апелляционной инстанции считает, что имеются основания для частичного удовлетворения апелляционной жалобы и изменения определения суда первой инстанции.

Из материалов дела следует, что решением Арбитражного суда Республики Коми от 21.03.2003 общество с ограниченной ответственностью признано несостоятельным (банкротом), в отношении данного предприятия открыто конкурсное производство, назначен конкурсный управляющий В. Определением Арбитражного суда Республики Коми от 26.05.2004
В. освобожден от исполнения обязанностей конкурсного управляющего общества-банкрота, конкурсным управляющим утвержден А.

Процедура конкурсного производства в отношении данного предприятия осуществляется по правилам Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)“ от 08.01.1998 N 6-ФЗ.

Арбитражным управляющим на основании ст. ст. 15, 63 вышеуказанного Закона включены в третью очередь реестра требований кредиторов общества с ограниченной ответственностью требования акционерного коммерческого банка в размере 3 690 184,14 руб. по обязательствам, обеспеченным залогом.

Конкурсный кредитор считает, что конкурсным управляющим требования банка необоснованно включены в третью очередь реестра, в связи с чем и обратился в арбитражный суд за защитой своих интересов.

Судом первой инстанции признано необоснованным включение в реестр требований кредиторов требования акционерного коммерческого банка на сумму 420 173,2 руб., возникших вследствие неисполнения обязательств по кредитному договору от 02.04.2002, как необеспеченное залогом за счет имущества должника. В этой части определение суда первой инстанции не обжалуется.

Таким образом, суд апелляционной инстанции проверяет только законность включения в третью очередь реестра требований кредиторов суммы требований 3 270 010,94 руб., представляющей собой задолженность по кредитным договорам от 26.02.2001, от 13.04.2001, от 27.04.2001, от 26.12.2001, заключенным между обществом с ограниченной ответственностью и акционерным коммерческим банком.

В соответствии со ст. 106 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)“ от 08.01.1998 при процедуре банкротства в третью очередь удовлетворяются требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника.

Согласно пункту 1 ст. 339 Гражданского кодекса Российской Федерации в договоре о залоге должны быть указаны предмет залога и его оценка, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом. В нем должно также содержаться указание на то, у какой из сторон находится заложенное имущество.

Заявитель апелляционной жалобы оспаривает факт
заключенности договоров залога, исходя из того, что сторонами не определены предмет и срок действия договоров, по размеру задолженности разногласий не имеется.

Анализ представленных договоров залога позволяет сделать вывод, что залогодателем во всех случаях является должник по кредитным договорам, то есть общество с ограниченной ответственностью.

Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного суда Российской Федерации N 6/8 от 01.07.1996 дано толкование пункта 1 ст. 339 Гражданского кодекса Российской Федерации, которое сводится к тому, что в случае если залогодателем является должник в основном обязательстве, то условия о существе, размере и сроках исполнения обязательства, обеспеченного залогом, следует признавать согласованными, если в договоре залога имеется отсылка к договору, регулирующему основное обязательство и содержащему соответствующие условия.

Во всех договорах залога, заключенных в обеспечение исполнения обязательств по кредитным договорам, по которым заявлены требования банка по настоящему делу, имеется отсылка к договорам кредитования и во всех договорах залога имеются положения о том, что их действие прекращается при исполнении обязательства по кредитному договору.

При таких обстоятельствах доводы апелляционной жалобы о несогласованности сторонами сроков в договорах залога признаются несостоятельными.

Оценка доводов апелляционной жалобы о незаключенности договоров залога вследствие неопределенности предмета судом дается отдельно при анализе каждого договора.

В обеспечение исполнения обязательства по кредитному договору от 26.02.2001 между обществом с ограниченной ответственностью и акционерным коммерческим банком был заключен договор залога, предметом которого являлись автотранспортные средства стоимостью 1 500 000 руб., и договор залога, предметом которого являлись товары в обороте на сумму 1 000 800 руб.

Договор залога автотранспортных средств является незаключенным вследствие нарушения положений п. 1 ст. 339 Гражданского кодекса Российской Федерации, исходя из того,
что имеющиеся в договоре сведения о предмете залога - автотранспортных средствах (автокране КС-357-а, автомашине МАЗ-55111 и других) не позволяют вычленить предмет залога из другого, принадлежащего должнику аналогичного имущества (нет указания на государственные регистрационные номера автомобилей, номеров кабины, шасси и т.д.).

При заключении договора залога к кредитному договору от 26.02.2001 сторонами не допущено нарушений норм действующего законодательства. По данному договору в залог передавалась готовая продукция (фанерное сырье, пиловочник, балансы хвойные и лиственные, пиломатериалы) объемом 1876 кубических метров стоимостью 1 000 800 руб.

Согласно ст. 357 Гражданского кодекса Российской Федерации залогом товаров в обороте признается залог товаров с оставлением их у залогодателя и с предоставлением залогодателю права изменять состав и натуральную форму заложенного имущества (товарных запасов, сырья, материалов, полуфабрикатов, готовой продукции и т.п.) при условии, что их общая стоимость не становится меньше указанной в договоре о залоге.

Анализ указанной нормы права позволяет сделать вывод, что в рассматриваемом случае законодатель отступает от общего требования по индивидуализации предмета залога в заключаемых договорах.

Поскольку стоимость заложенного имущества по договору (товары в обороте) превышает сумму задолженности общества с ограниченной ответственностью по кредитному договору от 26.02.2001 - 140 059,74 руб., то обязательство должника считается обеспеченным залогом.

К кредитному договору от 13.04.2001, задолженность по которому составляет 1 120 376, 19 руб., заключены договор залога недвижимого имущества от 02.10.2002 и договор залога оборудования от 13.04.2001.

Из анализа договора залога, предметом которого является железнодорожный тупик стоимостью 966 702 руб., усматривается, что при его заключении нарушений положений ст. 339 Гражданского кодекса Российской Федерации не допущено (удостоверен нотариусом, зарегистрирован учреждением юстиции).

Предметами договора залога от 13.04.2001 к рассматриваемому кредитному
договору являются сушильная камера тип ЕТР/ВД стоимостью 1 000 000 руб. и два фронтальных погрузчика модели 41015 (оборудование стоимостью 600 000 руб.) По данным бухгалтерского баланса (с приложением), по состоянию на 01.01.2001 должник располагал только одной сушильной камерой типа ЕТР/ВД и двумя фронтальными погрузчиками модели 41015, что позволяет индивидуализировать имущество по спорному договору залога.

Таким образом, обязательства должника по кредитному договору от 13.04.2001 обеспечены залогом в полном объеме, поскольку стоимость заложенного имущества больше размера задолженности по основному обязательству.

К кредитному договору от 26.12.2001, задолженность по которому составляет 1 400 392,91 руб., заключены два договора залога.

Договор залога от 26.12.2001 является незаключенным, поскольку предметы залога не представляется возможным вычленить из числа таких же однородных, входящих в состав имущества должника (нет указания на регистрационные номера автотранспорта, номера станков, компьютеров и т.д.).

Договор залога от 16.10.2002 котельной лесопильного цеха стоимостью 1 526 000 руб. заключен с соблюдением правил статьи 339 Гражданского кодекса Российской Федерации, (удостоверен нотариусом, зарегистрирован учреждением юстиции), в связи с чем обеспечивает обязательства по кредитному договору от 26.12.2001 в полном объеме.

В отношении договора залога от 27 апреля 2001 года, заключенного в обеспечение обязательств по кредитному договору от 27.04.2001, задолженность по которому составляет 609 182,1 руб., суд считает, что его следует признать незаключенным вследствие отсутствия согласованного предмета договора. Приложенный к договору список автомобильного транспорта не позволяет провести индивидуализацию автомобилей (нет государственных номеров, номеров шасси, кабины), кроме того, часть автомобилей перечисленных моделей (КАМАЗ-5511, МАЗ-509а), указаны в качестве предмета залога и в договоре от 26.02.2001, что также вызывает затруднения при определении предмета залога по обеим договорам залога автотранспорта.

Таким
образом, требования, заявленные по кредитному договору от 27.04.2001, на сумму 609 182,1 руб. не могут быть включены в третью очередь реестра требований кредиторов.

Учитывая изложенное, следует признать, что конкурсным управляющим обоснованно включены в третью очередь реестра требований кредиторов общества с ограниченной ответственностью требования акционерного коммерческого банка в размере 2 660 828,84 руб., требования на сумму 1 029 355,3 руб. (с учетом определения суда первой инстанции) подлежат включению в пятую очередь реестра.

С целью устранения неоднозначности толкования определения суда первой инстанции и постановления апелляционной инстанции суд апелляционной инстанции полагает, что в резолютивной части постановления следует указать общую сумму задолженности по требованиям акционерного коммерческого банка, исключенную из третьей очереди и подлежащую включению в пятую очередь реестра требований кредиторов общества с ограниченной ответственностью.

Руководствуясь ст. ст. 258, 268 - 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

Исключить из третьей очереди реестра требований кредиторов общества с ограниченной ответственностью требования акционерного коммерческого банка на сумму 1 029 355,3 руб.

Включить в пятую очередь реестра требований кредиторов общества с ограниченной ответственностью требования акционерного коммерческого банка в сумме 1 029 355,3 руб.

Постановление может быть обжаловано в кассационном порядке в двухмесячный срок.

Председательствующий

*.*. ДОНЧЕВСКАЯ

Судьи

*.*. ВАКУЛИНСКАЯ

*.*. ЮРКИНА