Судебная практика

Заключение договора о долевом участии в строительстве в процедуре внешнего управления не противоречит положениям Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», поскольку направлено на продолжение хозяйственной деятельности должника, а потому не может ущемлять прав конкурсных кредиторов. По делу. Республика Коми.

Арбитражный суд Республики Коми, рассмотрев в судебном заседании 22.02.2005, 02.03.2005 апелляционную жалобу ООО “М“, ООО “В“ на определение Арбитражного суда Республики Коми от 22 ноября 2004 года по делу N А29-8058/04-8094/02-3Б, принятое судьей Токаревым *.*.,

установил:

Определением Арбитражного суда Республики Коми от 22.11.2004 по делу А29-8058/04-8094/02-3Б частично удовлетворена жалоба кредиторов ООО “К“ - ООО “В“ и ООО “М“ на действия арбитражного управляющего Г.

Не согласны с принятым судебным актом конкурсные кредиторы и арбитражный управляющий.

В апелляционной жалобе конкурсные кредиторы оспаривают определение суда в части отказа в признании неправомерных действий, совершенных Г. по отчуждению 2-х квартир и передаче третьему лицу 2-х оконных блоков. По мнению кредиторов,
судом первой инстанции дана ошибочная оценка обстоятельств дела, что привело к вынесению незаконного определения в обжалуемой части. Кредиторы полагают, что спорные квартиры нельзя отнести к продукции, изготовленной в процессе проведения внешнего управления, а потому данное имущество подлежало реализации с торгов с проведением оценки независимым оценщиком. В отношении оконных блоков кредиторы указывают, что передача их могла быть осуществлена только на возмездной основе.

В отзыве на апелляционную жалобу арбитражный управляющий считает, что судом первой инстанции не допущено нарушений норм материального и процессуального права в части определения, обжалуемой кредиторами.

Доводы апелляционной жалобы арбитражного управляющего сводятся к незаконности принятого судом первой инстанции определения в части признания неправомерными его действий по совершению сделки от 26.06.2004 с ООО “Н“ по уступке права требования; по совершению сделки от 26.05.2004 с ООО “О“ по переводу долга; ненадлежащего проведения инвентаризации и принятия мер по обеспечению сохранности имущества должника - железобетонной эстакады к складу.

Арбитражный управляющий полагает, что суммы требований, переданные по договору уступки права требований и договору о переводе долга, являются текущей задолженностью, возникшей в период процедуры внешнего управления, а потому правила пункта 4 статьи 101 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)“ не могут применяться.

Относительно невключения в инвентаризационную опись сооружения в виде эстакады управляющий указывает, что на дату введения судом процедуры внешнего управления данная эстакада была передана ООО “К“ обществу “Фирма “Я“, а потому сведения о ней не были отражены в акте приемо-передачи имущества ООО “К“, переданного внешнему управляющему.

В отзыве на апелляционную жалобу конкурсные кредиторы считают доводы арбитражного управляющего несостоятельными, а определение суда в обжалуемой управляющим части соответствующим нормам материального и процессуального права.

В
судебном заседании представители кредиторов поддержали доводы апелляционной жалобы, просят определение изменить, с доводами апелляционной жалобы управляющего не согласны, в свою очередь арбитражный управляющий просит изменить определение суда по основаниям, указанным в его апелляционной жалобе, а апелляционную жалобу кредиторов - оставить без удовлетворения.

Проверка законности принятого судебного акта осуществлена судом апелляционной инстанции в порядке пункта 5 ст. 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации исходя из того, что лицами, участвующими в деле, обжалуется только часть судебного акта.

Оценив правовые позиции кредиторов и арбитражного управляющего, изложенные в апелляционной жалобе и отзывах на апелляционную жалобу, пояснения представителей лиц, участвующих в деле, данные в судебном заседании, исследовав материалы дела, суд апелляционной инстанции считает, что определение суда первой инстанции подлежит изменению.

Из материалов дела следует, что определением Арбитражного суда Республики Коми от 09.07.2003 по делу А29-8094/02-3Б в отношении ООО “К“ введена процедура внешнего управления имуществом сроком на 12 месяцев, внешним управляющим утвержден Г. Решением Арбитражного суда Республики Коми от 05.07.2004 ООО “К“ признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утвержден Б.

ООО “В“ и ООО “М“, являясь конкурсными кредиторами ООО “К“, обратились в Арбитражный суд Республики Коми с жалобой на действия арбитражного управляющего общества-должника Г., совершенные им в период проведения процедуры внешнего управления.

Определением суда первой инстанции признаны необоснованными действия арбитражного управляющего по заключению договора уступки права требования от 26.06.2004 с ООО “Н“, заключению договора по переводу долга от 26.05.2004 с ООО “О“, ненадлежащему проведению инвентаризации и непринятию мер по обеспечению сохранности имущества должника - железобетонной эстакады к складу, прекращено производство по жалобе на действия арбитражного управляющего
Г. в части совершения сделки с ООО “О“ по переводу долга (договор от 26.03.2003), перечисления в пользу Управления архитектуры и градостроительства 1 456 руб. за подготовку документации, в удовлетворении остальной части жалобы кредиторам отказано.

Судом апелляционной инстанции оцениваются доводы апелляционной жалобы арбитражного управляющего и конкурсных кредиторов на наличие в действиях Г. нарушений норм действующего законодательства исходя из правил статьи 60 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)“.

Из анализа положений вышеуказанной нормы права следует, что арбитражным судом разрешаются жалобы конкурсных кредиторов на действия арбитражного управляющего при условии, что такими действиями нарушаются их права и законные интересы.

Так, кредиторы ООО “М“ и ООО “В“ считают, что являются незаконными действия арбитражного управляющего по заключению им договора уступки права требования от 26.06.2004.

Из материалов дела следует, что по вышеуказанному договору, заключенному в период внешнего управления, ООО “К“ произвел уступку обществу “Н“ своего права требования к гражданину Д. по договору на участие в долевом строительстве от 25.04.2001 в сумме 153 538, 07 руб.

Суд первой инстанции, признавая действия арбитражного управляющего Г. неправомерными, исходил из положений пункта 4 статьи 101 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)“, в силу которого сделки, влекущие за собой уступку права требования, совершаются внешним управляющим после согласования с собранием кредиторов (комитетом кредиторов).

Однако в рассматриваемом случае вышеуказанная норма права не подлежит применению, поскольку результатом заключения вышеуказанного договора явилось погашение текущей задолженности общества “К“ перед ООО “Н“ по договору подряда от 08.01.2004 (зачтена предъявленная сумма по счету-фактуре от 18.06.2004).

Согласование вопросов с кредиторами по заключению договоров, касающихся текущей производственной деятельности должника, и, соответственно, осуществление оплаты по заключенным договорам законом не предусмотрено, а
потому не имеет правового значения, каким образом погашалась задолженность по договорам, заключенным в период внешнего управления, поскольку права и законные интересы конкурсных кредиторов не могут быть нарушены такими действиями внешнего управляющего.

Кредиторами также вменяется внешнему управляющему Г. факт заключения им с нарушением норм закона договора о переводе долга от 26.05.2004, в силу которого ООО “О“ приняло на себя обязательства по оплате задолженности ООО “К“ перед гражданкой Ч. в сумме 214 581 руб.

Суд первой инстанции, соглашаясь с доводами кредиторов о неправомерности действий арбитражного управляющего, руководствовался также требованиями пункта 4 статьи 101 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)“.

Однако и данная позиция суда первой инстанции представляется ошибочной по тем же основаниям, как и по договору уступки права требования, приведенному выше в тексте постановления, поскольку задолженность ООО “К“ перед гражданкой Ч. возникла в ходе внешнего управления по решению Сыктывкарского федерального городского суда от 04.11.2003 и дополнительному решению от 22.12.2003, то есть является текущими платежами, погашение которых осуществляется во внеочередном порядке, а потому не может ущемить права и законные интересы конкурсных кредиторов.

Далее кредиторы считают, что незаконными являются действия арбитражного управляющего Г. по ненадлежащему проведению инвентаризации и непринятию мер по обеспечению сохранности имущества должника - железобетонной эстакады к складу.

Суд первой инстанции признал данные действия управляющего незаконными исходя из того, что приобретенная ООО “К“ у ООО “О“ железобетонная эстакада по договору от 02.04.2003 не отражена в акте инвентаризации имущества должника.

Однако документы, имеющиеся в деле, позволяют сделать вывод об отсутствии в действиях управляющего нарушений норм законодательства.

Спорная эстакада представляет собой платформу, прилегающую к складу, служащую для производства работ по погрузке-выгрузке продукции
(товаров) на склад. Данные обстоятельства не отрицаются ни кредиторами, ни арбитражным управляющим.

В силу договора от 31.03.2003 ООО “К“ осуществило продажу обществу “Я“ склада.

Согласно техническому паспорту БТИ, составленному по состоянию на 30.12.2001, указанный склад состоит из основного здания и платформы, то есть совокупность строений представляет собой единый объект недвижимости, в котором основное здание является главной вещью, а железобетонная эстакада (в виде платформы) ее принадлежностью.

Таким образом, в данном случае должны применяться правила статьи 135 Гражданского кодекса Российской Федерации, в силу которой вещь, предназначенная для обслуживания другой, главной, вещи и связанная с ней общим назначением (принадлежность), следует судьбе главной вещи, если договором не предусмотрено иное.

То есть купля-продажа склада обществом “К“ могла быть осуществлена вместе с эстакадой, поскольку использовать по отдельности склад и эстакаду не представляется возможным. Об этом свидетельствуют и последующие действия бывшего директора ОАО “К“ - письмо от 03.06.2003 в адрес ООО “Я“ о том, что спорная эстакада входит в состав проданного имущества, акт приемо-передачи основных средств внешнему управляющему от 01.08.2003, в котором отсутствуют сведения о спорной эстакаде.

При таких обстоятельствах не может быть расценено в качестве нарушения, допущенного арбитражным управляющим Г., невключение им в инвентаризационную опись информации об эстакаде к складу и необеспечении им сохранности указанного имущества.

Далее кредиторами вменяется управляющему в качестве незаконных действий - факт безвозмездного отчуждения двух оконных блоков обществу “Н“ по накладной от 28.01.2004.

Данные обстоятельства опровергаются материалами дела А29-8804/04-4э по иску ООО “К“ к ООО “Н“ о взыскании суммы неосновательного обогащения, представляющей собой стоимость спорных оконных блоков.

При этом ответчик по делу - ООО “Н“ признавал факт передачи данного имущества
управляющим, однако полагал, что его стоимость оплачена путем взаимозачета, то есть наличие факта безвозмездной передачи блоков не подтверждено кредиторами.

Кредиторы - ООО “М“ и ООО “В“ полагают также, что их права и законные интересы нарушены действиями арбитражного управляющего Г. вследствие заключения им в ходе внешнего управления договоров долевого участия в строительстве с гражданином А. от 17.05.2004 и ООО “Д“ от 28.01.2004. Предметом вышеперечисленных договоров является долевое участие указанных лиц в строительстве квартир, осуществляемом обществом “К“.

Ущемление своих прав кредиторы усматривают в том, что управляющим фактически осуществлена продажа незавершенных строительством квартир в нарушение установленных Федеральным законом “О несостоятельности (банкротстве)“ правил, предусматривающих проведение предварительной оценки продаваемого имущества и проведение продажи оцененного надлежащим образом имущества с торгов.

Суд апелляционной инстанции полагает, что нарушения прав кредиторов вследствие заключения управляющим договора долевого участия в строительстве с гражданином А. не произошло, поскольку на дату рассмотрения жалобы судом первой инстанции спорный договор был расторгнут сторонами, что отражено в мировом соглашении, утвержденном Сыктывкарским городским судом 11.10.2004.

Оценив действия арбитражного управляющего по заключению договора от 28.01.2004 с ООО “Д“, суд первой инстанции исходил из требований пункта 7 статьи 111 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)“, в силу которой действие положений настоящей статьи не распространяется на случаи реализации имущества должника, которое является изготовленной должником в процессе хозяйственной деятельности продукцией.

Кредиторы полагают, что в данном случае указанная норма права не подлежит применению, поскольку по существу в январе 2004 года внешним управляющим произведено отчуждение имущества должника, исходя из того, что, заключая договор о долевом участии в строительстве, стороны преследовали иную цель - куплю-продажу квартиры, а потому управляющий должен
был руководствоваться положениями пунктов 1, 3 ст. 111 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)“.

В силу п.п. 1, 3 вышеуказанной нормы права в случаях, предусмотренных планом внешнего управления, после проведения инвентаризации и оценки имущества должника внешний управляющий вправе приступить к продаже имущества должника на открытых торгах, если иной порядок продажи имущества не предусмотрен настоящим Законом. Начальная цена имущества, выставляемая на торги, устанавливается решением собрания кредиторов (комитета кредиторов) на основании рыночной стоимости имущества, определенной в соответствии с отчетом независимого оценщика.

Суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что при сложившейся ситуации внешний управляющий не допустил нарушения вышеприведенной нормы Закона.

Из материалов дела следует, что в период внешнего управления ООО “К“ выступал в качестве заказчика (застройщика) в строительстве жилого дома. Осуществление строительства данного дома производилось на условиях долевого участия в нем физических и юридических лиц с привлечением средств и застройщика. В ходе внешнего управления для производства строительных работ по объекту был заключен ООО “К“ 08.01.2004 договор строительного подряда с ООО “Н“.

Договор, по которому оспаривается кредиторами законность действия внешнего управляющего, заключен 28.01.2004, предметом данного договора является долевое участие ООО “Д“ в строительстве жилого дома, работы по которому продолжались по договору строительного подряда от 08.01.2004.

Договор долевого участия в строительстве может включать в себя элементы договоров простого товарищества, подряда, инвестирования и купли-продажи.

Указанный договор не является договором купли-продажи квартиры или купли-продажи доли, поскольку строительство жилого дома на дату заключения такого договора не завершено, а потому не представляется возможным определить предмет договора в виде квартиры или выделить долю, принадлежащую обществу, до окончания строительства жилого дома, без приемки его в эксплуатацию в установленном
законом порядке и осуществления государственной регистрации права.

Суд полагает, что, заключая в ходе внешнего управления договор о долевом участии в строительстве с обществом “Д“, ООО “К“ фактически компенсировал свои затраты (расходы) по строительству дома в рамках договора о совместной деятельности.

Заключение подобного договора в процедуре внешнего управления не противоречит положениям Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)“, поскольку направлено на продолжение хозяйственной деятельности должника, а потому не может ущемлять прав конкурсных кредиторов. Кроме того, законность вышеуказанного договора долевого участия в строительстве подтверждена решением Сыктывкарского городского федерального суда от 19.11.2004 по делу, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Коми от 31.01.2005.

Учитывая изложенное, суд приходит к выводу о необоснованности заявленных ООО “В“ и ООО “М“ требований, являющихся предметом апелляционных жалоб, о неправомерности действий арбитражного управляющего ООО “К“ вследствие недоказанности нарушения такими действиями прав и законных интересов конкурсных кредиторов.

При таких обстоятельствах выводы суда первой инстанции об отсутствии в действиях внешнего управляющего нарушений норм закона в части заключения договоров долевого участия в строительстве и передаче двух оконных блоков обществу “Н“ являются правильными, в то же время выводы суда первой инстанции о неправомерности действий управляющего по заключению договоров о переводе долга и уступке права требования, а также ненадлежащем проведении инвентаризации имущества и непринятии мер по обеспечению сохранности железобетонной эстакады следует признать ошибочными.

Руководствуясь ст. ст. 258, 268 - 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

Определение Арбитражного суда Республики Коми от 22.11.2004 по делу А29-8058/04-8094/02-3Б изменить.

Отказать кредиторам ООО “В“ и ООО “М“ в удовлетворении жалобы в части признания неправомерности действий арбитражного управляющего ООО “К“ по
заключению договора уступки права требования от 26.06.2004 с ООО “Н“, по заключению договора перевода долга от 26.05.2004 с ООО “О“, ненадлежащего проведения инвентаризации и непринятия мер по обеспечению сохранности железобетонной эстакады к складу.

В остальной части определение суда оставить без изменения.

Постановление может быть обжаловано в кассационном порядке в 2-месячный срок.

Председательствующий

*.*. ДОНЧЕВСКАЯ

Судьи

*.*. ВАКУЛИНСКАЯ

*.*. ЮРКИНА