Судебная практика

Об отказе в удовлетворении заявления о признании недействующим решения Управления Федеральной антимонопольной службы по Пермскому краю от 29.04.2008 по делу N 001-08-а о нарушении пункта 4 части 1 статьи 10 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции» со стороны ООО «ПГЭС»“. По делу. Пермский край.

Резолютивная часть решения объявлена 03.09.2008

В полном объеме решение изготовлено 08.09.2008

Арбитражный суд Пермского края в составе судьи Байдиной *.*., при ведении протокола судебного заседания судьей Байдиной *.*. рассмотрел в судебном заседании дело по заявлению общества с ограниченной ответственностью “Пермгазэнергосервис“ к Управлению Федеральной антимонопольной службы по Пермскому краю,

3-го лица:

ООО “Регионэнергосбыт“,

ООО “Управляющая компания “Милый дом“,

об оспаривании решения по делу N 001-08-а от 29.04.2008;

при участии:

от заявителя: Михайлов *.*., представитель по доверенности от 09.01.2008 N 35 (т. 2, л.д. 33), предъявлен паспорт,

от заинтересованного лица: Суфиянова *.*., начальник отдела контроля локальных и естественных монополий, по доверенности от 01.07.2008 N 30 (т. 2, л.д. 34), предъявлено служебное удостоверение,

Меновщикова
*.*., начальник отдела правового обеспечения, аналитической работы и взаимодействия со средствами массовой информации, по доверенности от 14.08.2008 N 43, предъявлено служебное удостоверение,

от 3-го лица: 1) Карабаева *.*., представитель по доверенности от 22.05.2008 N 48, предъявлен паспорт,

представитель не направлен,

установил:

Общество с ограниченной ответственностью “Пермгазэнергосервис“ (далее по тексту - ООО “Пермгазэнергосервис“, ООО “ПГЭС“) в соответствии со статьей 29 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее по тексту - АПК РФ) обратилось в арбитражный суд с заявлением об оспаривании решения, вынесенного Управлением Федеральной антимонопольной службы по Пермскому краю (далее по тексту - УФАС по Пермскому краю, Управление) по делу N 028-08-А от 29.02.2008.

Требования мотивированы тем, что при введении в 2007 году ограничения (отключения) передачи тепловой энергии в многоквартирные дома по улицам Нейвинской и Коломенской, находящимся в городе Перми, заявитель действовал не от своего имени и не в своих интересах, а защищал интересы общества с ограниченной ответственностью “Регионэнергосбыт“ (далее по тексту - ООО “РЭС“). Решения о введении ограничений принимались именно этим обществом, а заявитель лишь технически осуществлял соответствующие ограничения, действуя в рамках договора на оказание услуг по передаче тепловой энергии, заключенного с ООО “РЭС“. Действия ООО “ПГЭС“ порождают, изменяют и прекращают обязательства только ООО “РЭС“, что свидетельствует об отсутствии со стороны заявителя злоупотребления доминирующим положением на рынке как субъекта естественной монополии и согласованности действий обществ. Кроме того, ограничения вводились не в отношении конечных потребителей (граждан), а в отношении общества с ограниченной ответственностью “Управляющая компания “Милый дом“ (далее по тексту - ООО “УК “Милый дом“), имевшего задолженность перед ресурсоснабжающей организацией - ООО “РЭС“. Таким образом, именно бездействие
ООО “УК “Милый дом“ повлекло негативные последствия, заложниками которых стали жители названных выше жилых домов.

ООО “ПГЭС“ полагает, что антимонопольный орган не имел правовых оснований для возбуждения дела по обращению депутата и привлечения его в качестве заявителя, поскольку последний не вправе представлять интересы неопределенного круга лиц.

Заявитель считает, что УФАС по Пермскому краю пропущен трехмесячный срок для вынесения решения и решение принято в незаконном составе.

УФАС по Пермскому краю в удовлетворении требований просит отказать, считая, что решение и предписание вынесены обоснованно (т. 2, л.д. 24-25).

ООО “РЭС“ поддерживает позицию заявителя (т. 2, л.д. 26-29).

Третье лицо - ООО “УК “Милый дом“, извещенное надлежащим образом, представителя в судебное заседание не направило, что в силу положений части 2 статьи 200 АПК РФ не является препятствием для рассмотрения дела по существу.

Как следует из материалов дела, ООО “ПГЭС“ арендует здание котельной и иные здания и сооружения у ООО “Уралтеплосервис“ по договорам аренды N О-01-11/06 от 30.11.2006 и N О-01-11/07 от 01.11.2007 (т. 1, л.д. 126-138).

ООО “РЭС“ и ООО “ПГЭС“ заключены два договора: N 1/07 поставки тепловой энергии в горячей воде от 30.11.2006 (т. 1, л.д. 23-29) и N 5/07 на оказание услуг по передаче тепловой энергии от 30.11.2006 (т. 1, л.д. 19-22). По договору N 1/07 ООО “ПГЭС“ производит тепловую энергию на теплоисточнике, а ООО “РЭС“ - приобретает тепловую энергию и продает ее абонентам (раздел 1 договора - т. 1, л.д. 23).

В соответствии с договором N 5/07 ООО “ПГЭС“ выступает в ином качестве - как организация, осуществляющая передачу тепловой энергии по принадлежащим ей тепловым сетям и оборудованию (техническим устройствам)
от теплоисточника до абонента, а ООО “РЭС“ приобретает эту тепловую энергию оптом и продает ее абонентам - конечным потребителям тепловой энергии (раздел 1 договора - т. 1, л.д. 19).

Начиная с февраля 2007 по июнь 2007 года ООО “РЭС“ и ООО “УК “Милый дом“ велись переговоры по заключению договора поставки тепловой энергии в горячей воде, по которому ООО “РЭС“ выступало поставщиком, т.е. сбытовой организацией, приобретающей тепловую энергию у генерирующей организации и осуществляющей ее продажу покупателю, а ООО “УК “Милый дом“ - покупателем, за которым закреплены отапливаемые объекты (жилые многоквартирные дома по улицам Нейвинской, 11, 12, 14 и Коломенской, 51) (т. 1, л.д. 32-55).

Не придя к согласию по условиям договора, ООО “РЭС“ 19.06.2007 уведомляет управляющую компанию о наличии непогашенной задолженности (т. 1, л.д. 56), а 25.06.2007 обращается к ООО “ПГЭС“ об ограничении (отключении) подачи теплоносителя на нужды горячего водоснабжения (далее по тексту - ГВС) с 10.00 часов 28.06.2007 (т. 1, л.д. 60-61). После получения графика погашения задолженности ООО “РЭС“ 16.07.2007 обратилось к ООО “ПГЭС“ о возобновлении подачи теплоносителя на нужды ГВС ООО “УК “Милый дом“ (т. 1, л.д. 70). Описанная выше ситуация в дальнейшем повторялась вплоть до 01.10.2007 (т. 1, л.д. 71, 79-84; л.д. 101-108; л.д. 112-113).

Поскольку вопрос отключения горячей воды сторонам урегулировать не удалось, ООО “УК “Милый дом“ обратилось с письмом к депутату Пермской городской Думы по 35-му округу, на территории которого находится сама управляющая компания и обслуживаемые ею жилые дома (т. 1, л.д. 73-75). В свою очередь депутатом направлено обращение в антимонопольный орган (т. 1, л.д. 1-3).

Приказом от 14.01.2008 создана
комиссия (т. 2, л.д. 11), определением от 14.01.2008 дело N 001-08-а назначено к рассмотрению (т. 2, л.д. 112), приказом от 30.01.2008 состав комиссии был изменен (т. 2, л.д. 13), определением от 07.03.2008 рассмотрение дела откладывалось до 29.04.2008 (т. 2, л.д. 16).

Решением от 29.04.2008 в действиях ООО “ПГЭС“ признано нарушение пункта 4 части 1 статьи 10 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ “О защите конкуренции“ (далее по тексту - Закон “О конкуренции“), выразившееся в злоупотреблении доминирующим положением на рынке передачи тепловой энергии в г. Перми путем временного ограничения передачи тепловой энергии в жилые дома с нарушением установленного порядка, которое привело к ущемлению интересов граждан, проживающих в этих домах, и ООО “УК “Милый дом“, и решено выдать обществу предписание о недопущении действий, которые могут привести к нарушению антимонопольного законодательства (т. 1, л.д. 10-13).

Не согласившись с решением в указанной части, ООО “ПГЭС“ обратилось в арбитражный суд с рассматриваемым заявлением.

В соответствии со статьей 4 Федерального закона от 17.08.1995 N 147-ФЗ “О естественных монополиях“ к естественной монополии относятся услуги по передаче тепловой энергии. Лицо, занятое производством (реализацией) товаров в условиях естественной монополии, является субъектом естественной монополии.

Согласно пункту 3 статьи 8 названного Закона субъекты естественных монополий обязаны предоставлять доступ на товарные рынки и(или) производить (реализовывать) товары и услуги, в отношении которых применяется регулирование в соответствии с настоящим Федеральным законом, на недискриминационных условиях согласно требованиям антимонопольного законодательства.

В силу части 5 статьи 5 Закона “О конкуренции“ положение хозяйствующего субъекта - субъекта естественной монополии на товарном рынке, находящемся в состоянии естественной монополии, - признается доминирующим.

Статья 34 Конституции Российской Федерации
предусматривает, что не допускается экономическая деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию. Статья 10 Гражданского кодекса Российской Федерации также запрещает использование гражданских прав в целях злоупотребления доминирующим положением на рынке.

Пунктом 4 части 1 статьи 10 Закона “О конкуренции“ запрещены действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и(или) ущемление интересов других лиц, в том числе экономически или технологически не обоснованные сокращение или прекращение производства товара, если на этот товар имеется спрос или размещены заказы на его поставки при наличии возможности его рентабельного производства, а также если такое сокращение или такое прекращение производства товара прямо не предусмотрено федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации, нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации, нормативными правовыми актами уполномоченных федеральных органов исполнительной власти или судебными актами.

Из приведенной нормы следует, что законодателем установлен запрет на злоупотребление хозяйствующим субъектом своим доминирующим положением. В частности, запрещаются действия по необоснованному (экономически или технологически) сокращению или прекращению производства товара при условии, если на него имеется спрос, а также если такое сокращение либо прекращение производства товара не предусмотрено нормативными правовыми актами или судебными актами.

Гражданско-правовое регулирование теплоснабжения разделяется на две группы по признаку, кто является потребителем - физическое лицо, использующее тепловую энергию в бытовых целях (Правила предоставления коммунальных услуг гражданам, утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 мая 2006 г. N 307 “О порядке предоставления коммунальных услуг гражданам“ (далее по тексту - Правила N 307), или иной субъект гражданского права - абонент, использующий тепловую энергию для производственных и иных (небытовых) целей (Гражданский кодекс
Российской Федерации (далее по тексту - ГК РФ).

Иерархия правовых норм исходит из того, что приоритет в применении имеют указанные Правила N 307, затем нормы об энергоснабжении (§ 6 главы 30 ГК) и только потом общие положения о купле-продаже (§ 1 главы 30 ГК).

Потребителем в соответствии с данными Правилами N 307 является гражданин, использующий коммунальные услуги для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

В соответствии с пунктом 3 и подпунктами “а“-“г“ пункта 49 Правил N 307 обязательным признаком статуса исполнителя коммунальных услуг является ответственность одного лица и за подачу в жилое помещение коммунальных ресурсов, и одновременно за обслуживание внутридомовых инженерных систем, с использованием которых потребителю предоставляются коммунальные услуги.

В рассматриваемом деле “потребителями“ являются жители многоквартирных домов по улицам Нейвинской, 11, 12, 14 и Коломенской, 51, а ООО “УК “Милый дом“ - “исполнителем“.

Правила содержат термин “ресурсоснабжающая организация“, которой является юридическое лицо независимо от организационно-правовой формы, а также индивидуальный предприниматель, осуществляющие продажу коммунальных ресурсов.

Коммунальные ресурсы ООО УК “Милый дом“ покупает у ООО “РЭС“, которое в свою очередь приобретает их у ООО “ПГЭС“.

Поскольку потребителями тепловой энергии являются физические лица, то приоритет в применении имеют указанные Правила N 307.

В соответствии с пунктом 8 Правил N 307 условия договора ресурсоснабжения не должны, в частности, противоречить императивным гражданско-правовым нормам пунктов 79-86 Правил (в части оснований и порядка приостановления или ограничения подачи коммунальных ресурсов). Заключение договоров ресурсоснабжения без соблюдения требований пункта 8 Правил N 307 является нарушением пункта 4 статьи 421, пункта 1 статьи 422, пункта 4 статьи 426 ГК РФ (письмо Министерства регионального
развития РФ от 29.11.2007 N 21492-СК/07).

Действующими нормативными правовыми актами не предусмотрены право на включение в договоры условий, отличных от условий, установленных Правилами N 307, а также возможность установления иного порядка приостановления или ограничения предоставления коммунальных услуг.

Министерство регионального развития РФ в письме от 29 ноября 2007 г. N 21492-СК/07 исходит из неправомерности приостановления (прекращения) энергоснабжения исполнителя коммунальных услуг (управляющей компании) при условии добросовестного исполнения конечными потребителями (физическими лицами) своих обязательств по оплате оказанных им коммунальных услуг.
< позиции придерживается Верховный Суд РФ (определение от 23 марта 2005 г. по делу N 10-Впр04-15).

Согласно договорам N 1/07 и 5/07 ООО “ПГЭС“ производит тепловую энергию на теплоисточнике и осуществляет ее передачу по тепловым сетям и оборудованию (техническим устройствам) до абонентов (т. 1, л.д. 19-22 и 23-29), что свидетельствует об осуществлении услуги естественной монополии.

В пункте 3.7 договора N 5/07 стороны пришли к согласию, что за отдельную плату ООО “ПГЭС“ будет производить ограничение (прекращение) подачи тепловой энергии абонентам ООО “РЭС“ (т. 1, л.д. 20).

Таким образом, в договоре оговорен и в последующем был применен иной порядок приостановления (ограничения) предоставления коммунальных услуг, нежели тот, что приведен в разделе X Правил N 307.

Не предприняв мер по взысканию в судебном порядке задолженности с организации-должника и необоснованно отключив ГВС в жилых домах, ООО “ПГЭС“ тем самым прекратило производство товара, на который имеется спрос.

Доказательств, подтверждающих обоснованность, правомерность и объективную необходимость названных действий, вызванных отсутствием технических (экономических) возможностей, заявителем не представлено.

Нормы, в соответствии с которой допускалось бы отключение ГВС во всех жилых домах в целом, если “посредник“ - ООО “УК “Милый дом“ - имеет
задолженность перед теплоснабжающей организацией по оплате коммунальных услуг, действующее законодательство не содержит.

С учетом изложенного выше судом первой инстанции отклоняется довод заявителя о том, что он не является субъектом вменяемого ему правонарушения.

Ссылка третьего лица на Постановление ВАС РФ от 27.05.2008 N 18056/07 несостоятельна, поскольку в данном Постановлении рассмотрен иной аспект во взаимоотношениях ресурсоснабжающей организации и потребителей.

Судом отклоняются доводы заявителя о нарушениях, допущенных антимонопольным органом при производстве по делу, поскольку отсутствует запрет на возбуждение дела по запросу депутата, а изменение состава комиссии и вынесение оспариваемого решения за пределами 3-месячного срока не являются безусловными основаниями для признания его недействительным.

В соответствии с пунктом 5 статьи 200 АПК РФ обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

Заинтересованным лицом положения указанной нормы соблюдены.

При таких условиях оспариваемое решение вынесено УФАС по Пермскому краю в соответствии с положениями Закона “О конкуренции“, заявленные требования не подлежат удовлетворению и заявителю не возвращается уплаченная им государственная пошлина в размере 2000 руб. (т. 1, л.д. 9).

Руководствуясь ст. 167-170, 176, 181 и 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Пермского края

решил:

В удовлетворении требований отказать.

Решение может быть обжаловано в порядке апелляционного производства в Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня его принятия (изготовления в полном
объеме), а также в порядке кассационного производства в Федеральный арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня его вступления в законную силу через Арбитражный суд Пермского края.

Информацию о времени, месте и результатах рассмотрения апелляционной или кассационной жалобы можно получить соответственно на интернет-сайтах Семнадцатого арбитражного апелляционного суда www.17aas.arbitr.ru или Федерального арбитражного суда Уральского округа www.fasuo.arbitr.ru.

Судья

*.*. БАЙДИНА