Судебная практика

По иску к Тольяттинской таможне о признании недействительным ненормативного акта, ввиду отсутствия вины в совершении таможенного правонарушения. По делу. Самарская область.

Арбитражный суд Самарской области рассмотрел в судебном заседании дело по иску АО “АвтоВАЗ“, г. Тольятти, к Тольяттинской таможне, г. Тольятти, о признании недействительным ненормативного акта.

Истец просит признать недействительным постановление Тольяттинской таможни N 06400-941/99 от 22.02.2000, ссылаясь на отсутствие вины в совершении таможенного правонарушения.

Истец заявил ходатайство о восстановлении пропущенного срока для обращения за судебной защитой. Поскольку пропуск срока вызван поздним получением истцом ответа на жалобу из Поволжского таможенного управления, ходатайство следует удовлетворить, восстановив истцу срок на обращение в арбитражный суд.

Ответчик иск не признает, указывая, что факт совершения правонарушения полностью доказан материалами таможенного дела.

Рассмотрев материалы дела, заслушав доводы представителей сторон, суд считает, что
исковые требования удовлетворению не подлежат.

Постановлением N 06400-941/99 от 22 февраля 2000 года АО “АвтоВАЗ“, г. Тольятти, был признан совершившим нарушение таможенных правил по ст.273 ТК РФ на него наложено взыскание в виде штрафа в размере 100% стоимости товара, являющегося непосредственным объектом таможенного правонарушения, что составило 99 776 101 руб.88 коп.

При оценке данного постановления суд исходил из положений ч.1 т.53 АПК РФ, возлагающей обязанность доказывания по делам подобной категории на орган, принявший акт, т.е. в данном случае на ответчика.

При выявлении таможенными органами Российской Федерации в ходе осуществления валютного контроля нарушений валютного законодательства Российской Федерации, являющихся одновременно нарушениями таможенных правил либо правонарушениями, посягающими на нормальную деятельность таможенных органов Российской Федерации, лица несут ответственность в соответствии Таможенным Кодексом, что установлено ст.201 этого нормативного акта.

Согласно ст.98 Таможенного Кодекса РФ экспорт товаров осуществляется при условии уплаты вывозных таможенных пошлин и внесения иных таможенных платежей, соблюдения мер экономической политики и выполнения других требований, предусмотренных настоящим Кодексом и иными актами законодательства Российской Федерации по таможенному делу. Приказ ГТК РФ от 24 июля 1995 N 46 “О порядке применения нормы права, установленной ст.273 Таможенного кодекса Российской Федерации“ и позднее Указ Президента РФ N 1209 от 18.06.96 года установили, что при осуществлении таможенного контроля и таможенного оформления товаров, вывозимых с таможенной территории Российской Федерации по внешнеторговым сделкам (включая бартерные сделки) в соответствии с таможенным режимом экспорта, исходить из того, что обязательный ввоз товаров, работ, услуг, результатов интеллектуальной деятельности, эквивалентных по стоимости экспортированным товарам, либо зачисление на счета в уполномоченных банках валютной выручки от экспорта товаров в установленном порядке (если
иное не предусмотрено настоящим Указом и иными актами законодательства Российской Федерации) является требованием таможенного режима экспорта товаров в соответствии со статьей 98 Таможенного кодекса Российской Федерации. Нарушение данных требований следует квалифицировать как таможенное правонарушение, ответственность за которое установлена ст. 273 ТК РФ.

Как свидетельствуют материалы дела, АО “АвтоВАЗ“ в соответствии с контрактом N 713-12/610016 от 3 января 1996 года экспортировал в адрес фирмы “ЕвроЛада“, Германия, автомобили. Условия платежа, оговоренные участниками сделки, предусматривали обязанность покупателя открыть в пользу Продавца безотзывный, документарный, трансферабельный аккредитив в размере 50% от сумм месячного заказа за 30 дней до начала месяца производства со сроком действия не менее 60 дней от даты открытия. Платежи по аккредитиву будут осуществляться в размере 100% стоимости отгруженной партии товара против предоставления Продавцом в Росэстбанк отгрузочных документов.

В нарушение данного условия, без получения подтверждения об открытии аккредитива, истец произвел отгрузку автомобилей в адрес инофирмы на сумму 7 240 646 немецких марок в период с апреля по декабрь 1996 года. Поскольку аккредитив не был открыт, платежи по данным отправкам на счет экспортера в уполномоченном банке не поступили.

Впоследствии 13 августа 1997 года стороны внесли изменения в контракт, предусмотрев обязанности покупателя оплатить поставленный товар в течение 18 месяцев с даты поставки. Согласно ч.2 ст.6 ФЗ “О валютном регулировании и валютном контроле“ валютные операции, связанные с движением капитала, осуществляются резидентами в порядке, устанавливаемом Центральным банком Российской Федерации. На момент изменения договора истец имел лицензию ЦБ РФ N 12-62-0174/95 от 28.06.95 года на рассрочку платежа от 180 дней до 1,5 лет.

Однако и в указанные сроки валютная выручка на счет
экспортера в уполномоченном банке не поступила.

Факт не получения валютной выручки полностью доказан ответчиком и не оспаривается истцом. В связи с чем оспариваемое постановление является правомерным, а потому исковые требования удовлетворению не подлежат.

Ссылки истца на то, что при привлечении его к ответственности таможенный орган не учел отсутствие его вины в совершенном правонарушении, не могут быть приняты судом в качестве основания для удовлетворения исковых требований. Во-первых, перечень обстоятельств, которые исключают возможность привлечения лица к таможенной ответственности, изложены в ст.291 Таможенного кодекса РФ. Истцом не представлены доказательства наличия в рассматриваемом деле указанных обстоятельств. Элемент вины, на необходимость доказывания которого указывает истец, в перечень подобных обстоятельств не входит. Аналогично отсутствует и такое обстоятельство, как неплатежеспособность контрагента экспортера, на что также ссылается истец. Более того, банкротство фирмы “ЕвроЛада“, Германия, в 1999 году никоим образом не могло повлиять на поступление (непоступление) валютной выручки по рассматриваемому контракту, поскольку, как отмечено ранее, условие платежа об аккредитивной форме расчетов давало абсолютную гарантию своевременного поступления валютной выручки на счет экспортера. Только в результате нарушения истцом данного условия соглашения привело к нарушению таможенного и валютного законодательства. По аналогичному основанию не принимаются доводы истца о добросовестном исполнении им своих обязательств по контракту и принятии необходимых мер по зачислению валютной выручки в установленные законом сроки, в качестве каковых истец называет направление 27 июля 1998 года в адрес инопартнера претензии и 23 февраля 1999 года искового заявления о взыскании с последнего задолженности по договору. Более того, на вопрос суда в судебном заседании, представители истца заявили, что в случае соблюдения им контракта, т. е. осуществления
отгрузки автомобилей только после подтверждения открытия контрагентом аккредитива, валютная выручка была бы безусловно получена. Таким образом, обстоятельства дела свидетельствуют не только о недобросовестном исполнении истцом своих обязательств по договору с иностранным партнером, но и создании своими действиями ситуации, которая сделала невозможным получение валютной выручки.

Расходы по госпошлине подлежат отнесению на истца.

Руководствуясь ст. 7, 53, 95, 127, 132, 135 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

РЕШИЛ:

В иске отказать.