Судебная практика

Постановление от 16 мая 2011 года № 1-139/2011. Постановление от 16 мая 2011 года № 1-139/2011. Республика Коми.

Ухтинский городской суд Республики Коми, в составе:

председательствующего судьи Костина *.*.,

при секретаре Поповичевой *.*.,

с участием государственного обвинителя Родионова *.*.,

потерпевшего Г.,

подсудимого Самунашвили *.*.,

защитника – адвоката Питюлина *.*., представившего удостоверение № 512 и ордер № 9,

рассмотрев в открытом судебном заседании, материалы уголовного дела в отношении:

Самунашвили *.*.,

обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч.2 ст. 116, п. «а» ч.1 ст.213 УК РФ,

Установил:

Органами дознания Самунашвили *.*. обвинялся в совершении хулиганства, то есть грубом нарушении общественного порядка, выражающем явное неуважение к обществу, совершенном с применением предмета, используемого в качестве оружия, а также в совершении иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст.115
УК РФ, совершённых из хулиганских побуждений, при следующих обстоятельствах:

Самунашвили *.*., находясь возле бара “Ш“, умышленно, из хулиганских побуждений, используя в качестве малозначительного повода то, что незадолго до этого у Г. произошёл конфликт со старшим братом обвиняемого, грубо нарушая общественный порядок, а именно существенно затрудняя нормальное функционирование отношений общественного порядка между людьми, который обеспечивает общественное спокойствие граждан и неприкосновенность личности, проявляя явное неуважение к обществу, а именно открыто выражая пренебрежительное отношение к общепринятым нормам поведения в обществе, в частности, к нормам морали и нравственности, действуя с особой дерзостью, с применением бесствольного пистолета, используемого в качестве оружия, осознавая, что насилие с его стороны может повлечь опасные для потерпевшего последствия, умышлено совершил не менее 4-х выстрелов по телу Г., причинив последнему физическую боль и телесные повреждения, которые не причинили вреда здоровью потерпевшего.

В судебном заседании подсудимый Самунашвили *.*. вину в инкриминируемых ему деяниях не признал и показал, что С. приходится ему родственником. В ночное время, ему позвонил С. и сказал, что его избили в баре. В ту же ночь Самунашвили и С. встретились и поехали в бар. В целях самообороны подсудимый взял с собой травматический пистолет, так как знал, что в указанном баре регулярно происходят драки и конфликты, а также, что заведение посещают криминальные личности. Приехав к бару и войдя в тамбур, они попросили охранника пригласить того, кто избил С.. Через некоторое время из бара в тамбур вышел охранник, потерпевший и еще двое мужчин. Свидетеля М. среди них не было. Началась словесная перепалка, после чего Г. толкнул С.. Так как разговора не получилось, подсудимый
с С. бегом добрались до своей машины. Мужчины выскочили за ними. Добежав до машины, Самунашвили, в целях самообороны, достал травматический пистолет и произвел три выстрела в Г., так как последний был наиболее активным и от него исходила наибольшая угроза. При этом выстрелы Самунашвили производил с безопасного расстояния, так как осознавал, что могут погибнуть люди. В голову не стрелял. С. все это время находился в машине и, возможно, терял сознание. После чего подсудимый и С. уехали. Угроз в адрес посетителей они не высказывали, так как в бар не заходили, а кроме них, на улице никого не было. Считает себя виновным только в причинении потерпевшему иных насильственных действий, причинивших физическую боль.

Потерпевший Г. в судебном заседании показал, что около 23-24 часов, пришел с Л., ее подругой А. и парнем по имени И. в бар “Ш“. Через некоторое время А. попросила свозить ее домой. Когда Г. одевался в фойе бара, ему позвонила Л. и сказала, что не может выйти из туалета, так как двое пьяных мужчин к ней пристают. Вернувшись, Г. увидел двух мужчин. Одним из них оказался С. До этого потерпевший с ними знаком не был. В ходе разговора между Г. и С. завязалась драка, но охрана их разняла. Позже, у входа в бар Г. вновь имел с ними конфликт, который также окончился дракой. Когда их снова разняли, Г. вернулся в бар. Всего за вечер Г. нанес С. два удара. Около трех часов ночи к потерпевшему подошел охранник и сказал, что его зовут на улицу. Выйдя из бара, Г. увидел на улице нескольких
людей. Также он заметил у себя на одежде красную точку, понял, что она от лазерного прицела и стал уворачиваться от возможного выстрела. После чего он почувствовал боль и жжение в области обоих рук и груди. Затем его кто-то затащил в помещение бара. Следом за ним вбежал мужчина, у которого в руке был пистолет, и произвел несколько выстрелов потерпевшему в голову, отчего последний потерял сознание. Очнулся он уже в больнице. Рассмотреть стрелявшего Г. не успел. Всего в потерпевшего было произведено около 6-7 выстрелов, из них три на улице и около трех в помещении бара. Позднее от А. и охранника Х., Г. узнал, что в него стрелял Самунашвили *.*.

Свидетель Х. в судебном заседании показал, что в ночное время суток, он находился возле входа в бар “Ш“. Внезапно к входу подъехала автомашина, из которой вышел Самунашвили и спросил у находящихся на улице людей, где находится Г. Спустя небольшой промежуток времени на крыльцо вышел Г., и подсудимый с близкого расстояния произвел в потерпевшего несколько выстрелов из какого-то оружия. Указанное оружие было оснащено лазерным прицелом. Всего свидетель слышал около 3-4 выстрелов.

В судебном заседании также оглашались показания свидетеля Х., которые он давал в ходе досудебного производства по делу.

Допрошенный на предварительном следствии Х. показал, что, в ночное время, находился в баре “Ш“. С 02 до 03 часов ночи, он вышел на улицу покурить. На улице находилось несколько человек. Дворовая территория освещалась только световой вывеской бара. В этот момент Х. услышал, как к бару подъехала автомашина. Подняв голову, Х. увидел, что из указанной автомашины вышел мужчина кавказской внешности
в темной одежде, с бородой или густой щетиной. Мужчина стал спрашивать у находившихся на улице людей, кто знает Г. Через некоторое время на крыльцо бара вышел Г. Затем свидетель увидел, как приехавший мужчина без разговора навел на Г. лазерный луч пистолета и произвел из него несколько выстрелов по телу потерпевшего. Всего Х. слышал не менее четырех выстрелов. При первом допросе давал другие показания, так как испугался сотрудников милиции.

По поводу противоречий в показаниях свидетель Х. пояснил, что полностью правдивые показания дал в суде.

Свидетель М. в судебном заседании показал, что работает генеральным директором ООО “Ш“ и управляющим баром “Ш“. Бар работает с 23 до 03 часов. С 20 часов он находился на рабочем месте. В течении вечера к нему подошел официант и сказал, что двое мужчин в нетрезвом состоянии ведут себя вызывающе. Одним из указанных лиц был С., второго свидетель не знает. Свидетель приказал охране вывести указанных лиц из бара. Потерпевший в тот вечер также находился в баре. Он тоже подходил к свидетелю и говорил о некорректном поведении указанных посетителей, которые приставали к его девушке. Г. рассказал, что у него на этой почве была с ними ссора. Они ходили разбираться на улицу, где Г. ударил С. по лицу. Свидетель распорядился не впускать в бар указанных лиц. Около 23 – 24 часов к Г. подошёл один из охранников и сказал, что кто-то приехал к бару и хочет поговорить с потерпевшим на улице. На улице Г. ждали Самунашвили и С.. Г. подошел к Самунашвили и подсудимый спросил, он ли избил С., после чего достал
травматический пистолет с лазерным прицелом и выстрелил в потерпевшего. Г. сначала попятился назад, а затем они с М. забежали в бар. Всего при свидетеле было произведено три выстрела. Пули попали Г. в ногу, спину и грудную клетку. Закрыв дверь в бар, М. побежал вызывать милицию. Однако до милиции не дозвонился, после чего вышел через чёрный ход и увидел, как Г., который был весь в крови, уже усаживают в машину. Ф. рассказал М., что Самунашвили еще несколько раз выстрелил в потерпевшего, попав ему в голову. Подсудимый стрелял более четырех раз, так как перезаряжал оружие.

В судебном заседании также оглашались показания свидетеля М., которые он давал в ходе досудебного производства по делу.

При допросе М. показал, что к окончанию работы бара к нему в кабинет зашел охранник и сказал, что на улице пред баром произошла стрельба, и был ранен Г.. Подробностей произошедшего, он не знает. Кто и зачем стрелял в Г., ему не известно.

При допросе М. дал показания в целом аналогичные тем, которые он дал в судебном заседании.

По поводу противоречий в показаниях свидетель М. пояснил, что при допросе давал не совсем правдивые показания, так как на тот момент никто не хотел, никаких судебных разбирательств, в том числе и сам Г.. Потом потерпевший дал показания, и он тоже рассказал, как события развивались на самом деле. Истинными являются его показания и в суде.

Свидетель С. в судебном заседании показал, что подсудимый приходится ему родственником., около 22 час. 30 мин., он и его знакомый – Ц., пришли в бар “Ш“. Пробыли в баре около часа, расплатились за спиртное
и пошли в гардеробную. Когда одевались, С. случайно задел девушку, стоящую сзади. Произошёл конфликт. Затем подошёл Г. и неожиданно ударил свидетеля два раза рукой по лицу. После этого С. ушел из бара. Когда свидетель отвез Ц. домой, он встретился с Самунашвили и они поехали обратно в бар, чтобы разъяснить ситуацию. Драться не хотели, хотели узнать, почему Г. так себя повел в отношении сотрудника милиции, которым он является. Оружия у Самунашвили не видел. Вернулись к бару около 2 часов ночи. Вошли в тамбур. С. попросил позвать Г.. Когда Г. вышел в тамбур, с ним было ещё двое мужчин. Г. был настроен агрессивно, толкнул С. в грудь, отчего последний отшатнулся и ударился затылком о стену. Самунашвили возмутился поведением потерпевшего и пытался его успокоить. Произошла потасовка. После чего Самунашвили отвел С. в машину. Когда свидетель находился в машине, то, возможно, потерял сознание. Когда очнулся, увидел, как Самунашвили сел в машину и сказал, что всё уладил. От действий потерпевшего у свидетеля осталось телесное повреждение в области глаза, что подтверждается заключением эксперта.

В связи с существенными противоречиями, по ходатайству прокурора, оглашены показания свидетеля С., данные им в ходе досудебного производства по делу.

В ходе предварительного расследования свидетель С. показал, что, около 23 час. 00 мин., вместе с Н., приехал в бар. Посидев непродолжительное время, Решили покинуть бар. Когда свидетель одевался, возможно, задел кого-то из девушек, пришедших в бар, на что она сделала ему замечание. В это время к С. подошел Г., они с ним спокойно поговорили, после чего свидетель и Н. уехали домой. В ту же ночь
свидетель рассказал своему брату - Самунашвили *.*. о том, что у него в баре произошел конфликт с молодым человеком из-за девушки. Подсудимый предложил съездить туда и разобраться в данной ситуации. С. согласился. Приехав к бару, Самунашвили вышел из машины, сказав, что пойдет поговорит с тем молодым человеком. Самунашвили вошел в бар, а свидетель остался в машине и уснул. По возвращении Самунашвили сказал, что все в порядке и они уехали. О произошедших выстрелах в баре С. узнал только в милиции.

После оглашения показаний свидетель С. пояснил, что сначала действительно умолчал о произошедшей драке с Г., так как является сотрудником милиции и в тот вечер был выпивший. В остальном, не считает, что в его показаниях есть большие противоречия.

В судебном заседании, с согласия сторон, в связи с неявкой, были оглашены показания свидетелей Р., С., Ж., Л., А., Б., Е., Т.

Свидетель Р. в ходе дознания показал, что подрабатывает в баре “Ш“. Заступил на службу. После 23 часов в бар вошли двое подвыпивших мужчин, одного из которых звали С. Указанные лица вели себя вызывающе. Р. попросил их покинуть помещение бара. Они согласились и вышли в теплый тамбур. Однако, через некоторое время там началась драка между мужчиной по имени С. и Г.. Р. вывел участников драки на улицу. По дороге Г. пояснил, что конфликт начался из-за того, что С. приставал к его девушке. После 2-х часов ночи в теплый тамбур вновь вошел С. уже с другим мужчиной кавказской национальности с небольшой бородкой. Затем Г., и двое указанных мужчин вышли на улицу. Р. остался в холодном тамбуре. Спустя
две минуты, Р. услышал на улице три глухих выстрела, после чего, через холодный тамбур в теплый забежал Г., державшийся за верхнюю часть руки и стал удерживать дверь изнутри. Также в это время Р. увидел на стене красный цвет лазерного целеуказателя. По характерным выстрелам и лазерному целеуказателю свидетель понял, что выстрелы были произведены из четырехзарядного пистолета, из чего сделал вывод, что в пистолете, возможно, остался еще один патрон. Спустя две минуты Г. из теплого тамбура вышел в холодный тамбур, где мужчина с бородкой произвел в него еще один выстрел, от которого последний упал на пол.

В ходе дознания свидетель С. показала, что работает в баре “Ш“. Была на работе. Около 23 час. 20 мин. в бар пришел С. с каким-то мужчиной. Оба уже были подвыпившие. Спустя полтора часа они подошли к гардеробу за одеждой. Г. в это время с какой-то девушкой вышел на улицу. Почти сразу из помещения бара вышла девушка Г. по имени Ч. Проходя через фойе С. начал к ней приставать. Девушка возмутилась таким поведением С.. Через несколько секунд, Г. вернулся, подошел к С., что-то ему сказал, после чего нанес один удар кулаком в область левой брови. Около 3-х часов ночи, С. пришел в бар с Самунашвили. К ним подошел Г. и они втроем вышли на улицу. Примерно через три минуты С. увидела, как с улицы в фойе забежал Г., а так же услышала три глухих выстрела и крики с улицы «Стреляют!». Потерпевший закрыл за собой дверь. При этом он держался за левую ногу и за левое плечо. Свидетель пошла
вызвать милицию. Вернувшись, увидела, как Г. лежит в левом углу тамбура, голова была в крови. Позднее, от посетителей бара, свидетель узнала, что присутствующие видели, как в Г., почти в упор, был произведен четвертый выстрел, от которого последний упал, а также, что все выстрелы произвел Самунашвили.

Свидетель Ж. в ходе дознания показала, что после 23 час. 30 мин., она вместе с Ю. находилась в баре “Ш“. Около 3-х часов ночи в зал забежала Б. и испуганным голосом сказала, что на улице кто-то стрелял в Г., и что сейчас он лежит в тамбуре на полу, весь в крови. Когда свидетель вышла в тамбур, то увидела в нем лишь полотенце, испачканное кровью и разбитую бутылку из-под пива. После чего Ж. вернулась в бар и села за свой столик. Позднее Б. рассказала, что у Самунашвили *.*., видела в руке пистолет, но самих выстрелов не слышала.

Свидетель Л. в ходе досудебного производства по делу показала, что после 23 часов, она, А., И. и Г. пришли в бар “Ш“, где сели за свободный столик. Примерно через 15-30 минут А. попросила Г. свозить ее домой. Он согласился и они направились к выходу. Л. в это время вышла в туалет. Проходя мимо гардероба, Л. увидела С. и еще одного мужчину, которые пребывали в состоянии алкогольного опьянения. С. загородил Л. дорогу и стал приставать. Свидетелю удалось вырваться и забежать в туалет. Затем она позвонила Г. и сообщила о том, что к ней пристает мужчина. Пока они разговаривали Г. вернулся в фойе бара, подошел к С. и спокойным голосом попросил его не приставать к чужим девушкам. На что С. нанес Г. один удар кулаком в область живота. Л. испугалась и вернулась за столик. Что дальше происходило в фойе она не видела. Примерно через 10 минут Г. вернулся в бар и сказал, что все в порядке. Около трех часов ночи к ним подошел охранник бара и попросил выйти Г. на улицу, поскольку его там кто-то ждал. Спустя 10 минут Л. вышла в фойе и через открытую дверь увидела, что на полу тамбура в крови лежит потерпевший, а со стороны улицы светится лазерный прицел красного цвета. Затем А. с каким-то парнем увели Г. в машину и увезли в больницу.

Свидетель А. показала, что после 23 часов, она, И., Л. и Г. находились в баре “Ш“. В течении вечера Г. возил А. домой. Когда они вернулись, возле бара к Г. подошел С. и что-то ему сказал. После чего между ними завязалась драка. А. испугалась и забежала в бар. Через некоторое время потерпевший вернулся. Телесных повреждений на нем видно не было. Примерно через 1,5-2 часа к ним подошел охранник бара и что-то сказал Г., после чего, последний вышел из зала. Спустя некоторое время, свидетель вышла в тамбур и увидела, что на полу лежит Г., а над ним стоит мужчина кавказской национальности, держа в руках предмет, похожий на пистолет небольшого размера. Когда А. стала кричать на мужчину, он развернулся и выбежал на улицу.

Свидетель Б. в ходе досудебного производства по делу показала, что после 23 часов 30 минут, находилась со своей подругой К. в баре. В течении всего вечера свидетель несколько раз выходила на улицу проветриться. Стоя на улице, Б. видела у входа в бар мужчину в состоянии опьянения, с телесными повреждениями в области глаза. Охранник ей рассказал, что синяк ему поставил Г. за то, что мужчина в баре приставал к его девушке. Около 3 часов ночи свидетель вновь вышла на улицу и увидела, что в коридорчике, на полу, лежит Г., весь в крови. Возле него стоял мужчина кавказской национальности, у которого в руках находился пистолет. Испугавшись, свидетель вернулась в бар. Мужчина ей ничего не говорил, не угрожал, пистолет на неё не направлял. Сама она никаких выстрелов не слышала. От знакомых свидетель узнала, что в тот вечер в Г. из травматического пистолета стрелял Самунашвили *.*.

Свидетель Е. показал, что после 02 часов ночи, он и его друг - О. находились в баре “Ш“. В какой-то момент Е. пошел курить. Перед ним шел Г. Когда Е. вышел в холодный тамбур, его ослепил красный лазерный луч, а затем раздались два выстрела. После чего Е. выбежал на улицу и укрылся в машине своих знакомых. В этот момент раздались еще 2 или 3 выстрела. Далее от крыльца отбежали один или двое мужчин, которые сели в иномарку светлого цвета и уехали. Зайдя в тамбур, Е. обнаружил потерпевшего, который сидел в углу. Лицо и одежда Г. были в крови.

Свидетель Т. показал, что потерпевший приходится ему сыном. Со слов Л. и А. ему известно, что в ночь они находилась с Г. в баре, где у последнего произошла драка с одним из посетителей. Через некоторое время Г. вышел на улицу, где Самунашвили *.*. произвел в него несколько выстрелов из травматического пистолета. Затем указанный мужчина поменял обойму и продолжил стрельбу. Когда Г. уже лежал на полу в холодном тамбуре бара, Самунашвили *.*. вошел в указанное помещение и произвел еще один выстрел в голову. После указанных событий его сын проходил курс лечения в больнице. В области правого виска у сына имелись две большие шишки, на лице были гематомы, белок правого глаза имел кровоподтек, голова деформирована.

В соответствии со ст. 285 УПК РФ в судебном заседании оглашены протоколы следственных действий и иные документы, содержащиеся в материалах уголовного дела, а именно:

Протокол осмотра места происшествия.

Фототаблица к протоколу осмотра места происшествия.

Протокол очной ставки между подозреваемым Самунашвили *.*. и свидетелем С..

Протокол очной ставки между потерпевшим Г. и подозреваемым Самунашвили *.*.

Заключениями эксперта

Протокол осмотра предметов.

Исследовав и оценив в судебном заседании все доказательства в совокупности и каждое из них в отдельности с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности, суд не находит их достаточными для постановления обвинительного Приговора в отношении Самунашвили *.*. несмотря на доводы государственного обвинителя, который считает вину подсудимого в совершении хулиганства, то есть грубом нарушении общественного порядка, выражающем явное неуважение к обществу, совершенном с предметом, используемым в качестве оружия, а также в совершении иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст.115 УК РФ, совершённых из хулиганских побуждений, полностью доказанной.

В судебном заседании установлено, что в ночь, в баре “Ш“, между Г. и С. произошла ссора, переросшая в драку, в ходе которой Г. несколько раз ударил С. рукой по лицу. Уехав из бара, С. позвонил своему родственнику – Самунашвили *.*. и рассказал о случившемся. Встретившись с С. и увидев у последнего на лице телесные повреждения, Самунашвили предложил С. вернуться в бар и «разобраться» с обидчиком. С собой подсудимый взял бесствольный пистолет. Приехав к бару и вызвав Г. из помещения на улицу, Самунашвили *.*. не менее четырех раз выстрелил в Г. из привезенного с собой травматического пистолета, причем последний раз в тамбуре бара, куда потерпевший забежал, скрываясь от выстрелов. После того, как Г. упал, подсудимый сразу же уехал домой, а потерпевшего увезли в больницу.

Доводы подсудимого Самунашвили *.*. о том, что после словесной перепалки и применения насилия против него и С. со стороны Г. и его компании, он взял в машине травматический пистолет и применил его для самообороны, в целях пресечения дальнейшего противоправного проведения потерпевшего, при этом в голову Г. не стрелял, суд считает неискренними, направленными на избежание ответственности за преступления, в которых он обвинялся. Его доводы полностью опровергаются показаниями потерпевшего Г., свидетеля М., который являлся очевидцем произошедшего, свидетеля Х., который видел, как подсудимый, без разговора, с близкого расстояния, произвел в потерпевшего около 3-4 выстрелов, свидетеля Р., который слышал на улице три глухих выстрела, после чего, видел, как в тамбур забежал Г., державшийся за верхнюю часть руки и, как Самунашвили еще раз выстрелил в потерпевшего, отчего последний упал на пол, заключением судебно-медицинской экспертизы, согласно которой телесные повреждения у потерпевшего обнаружены, в том числе в области головы.

Не доверять показаниям указанных свидетелей и заключению экспертизы у суда нет никаких оснований, так как неприязненных отношений между ними и подсудимым не установлено, а экспертиза выполнена надлежащим лицом и сторонами не оспаривается.

Имеющиеся в показаниях потерпевшего и свидетелей противоречия относительно количества выстрелов и последовательности действий подсудимого, суд объясняет субъективностью восприятия потерпевшим и свидетелями имевших место событий, их нахождением в состоянии алкогольного опьянения и сильного стресса, вызванного применением оружия. Однако данные обстоятельства не могут поставить под сомнение объективность показаний потерпевшего и свидетелей в целом, поскольку они согласуются между собой, взаимно дополняют друг друга, подтверждены заключением экспертизы.

Анализируя действия подсудимого, установленные в судебном заседании, суд не усматривает в них состава преступления предусмотренного п. «а» ч.1 ст. 213 УК РФ, а также хулиганских побуждений при причинении иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст.115 УК РФ.

Основным объектом хулиганства, является общественный порядок, а объективная сторона выражается в действиях, грубо нарушающих общественный порядок и правила поведения людей в общественных местах. Субъективная сторона хулиганства выражается в форме прямого умысла, с мотивом явного неуважения к обществу. Субъект должен сознавать, что грубо нарушает общественный порядок и желать проявить явное неуважение к обществу.

Суд считает, что умысла на совершение именно хулиганских действий у подсудимого не было. Установленные в судебном заседании действия Самунашвили свидетельствуют о том, что испытывая личные неприязненные отношения к человеку, который избил его родственника, Самунашвили поехал в бар, чтобы «разобраться» с Г., то есть, из чувства мести, причинить последнему физическую боль и телесные повреждения. Данный вывод суда подтверждается тем, что собираясь ехать в бар, подсудимый заранее взял с собой заряженный травматический пистолет. То, что Самунашвили ранее мог не знать Г., само по себе не исключает наличие у подсудимого неприязненных отношений к потерпевшему, как к неопределенному лицу, причинившему побои брату. Однако данное обстоятельство опровергается показаниями свидетеля Х., который пояснил, что когда из подъехавшей автомашины вышел Самунашвили, то спрашивал он именно Гарика Г., а когда Г. вышел, то сразу стал стрелять в потерпевшего. Отсюда суд делает вывод, что подсудимый знал, кого он ищет.

Также об отсутствии умысла на совершение хулиганских действий свидетельствует поведение Самунашвили, который, заранее зная свои дальнейшие действия, вызвал Г. из помещения бара на улицу, чтобы не мешать нормальному функционированию заведения. Согласно показаний свидетелей, работа бара не прерывалась и была завершена около 03 часов, то есть по графику. Из показаний свидетелей Ж. и Б. установлено, что они, находясь в помещении бара, даже не слышали выстрелов.

Тот факт, что последний выстрел был произведен в тамбуре бара, по мнению суда, также не свидетельствует о желании подсудимого совершить хулиганские действия, так как в тамбур он забежал преследуя потерпевшего, тамбур отделен от зала дверями, в само помещение бара, где отдыхали люди, подсудимый не заходил, находился в тамбуре крайне незначительное время, после произведенного выстрела, убежал, что подтверждается показаниями свидетеля А. и Р. Кроме того, органами дознания Самунашвили обвинялся в совершении хулиганских действий возле бара “Ш“, а не в внутри помещения.

Таким образом, мнение стороны обвинения, что действиями подсудимого, его криками, было нарушено нормальное функционирование бара «Эскада» не соответствует действительности и ничем не подтверждено. Также, по мнению суда, обвинением не доказано, что подсудимый возле бара “Ш“ хотел проявить явное неуважение к обществу, продемонстрировать пренебрежительное отношение к общепринятым нормам поведения в обществе, нормам морали и нравственности.

Показания свидетеля М., который пояснил, что Самунашвили угрожал посетителям бара тем, что будет стрелять во всех, кто выйдет, не могут быть приняты судом во внимание, поскольку сам М. этих слов не слышал, а источник своей осведомленности указать не смог.

Поскольку умысла на совершение хулиганских действий у Самунашвили *.*. суд не усматривает, подсудимый подлежит оправданию по п. «а» ч.1 ст. 213 УК РФ, за отсутствием в его действиях состава преступления.

Установленные судом родственные связи между Самунашвили и С., и личные неприязненные отношения подсудимого к потерпевшему, опровергают доводы обвинения о хулиганских побуждениях и о малозначительности повода, по которому Самунашвили совершил преступление, что исключает квалификацию действий подсудимого по п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ.

Учитывая изложенное, суд квалифицирует действия Самунашвили *.*. по ч.1 ст. 116 УК РФ, как совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст.115 УК РФ.

В прениях, потерпевшим Г. заявлено ходатайство о прекращении уголовного преследования в отношении Самунашвили *.*., так как он примирился с подсудимым, причиненный ему вред, заглажен. Подсудимый Самунашвили против прекращения уголовного преследования не возражал.

В соответствии со ст. 20 УПК РФ, в зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование, включая обвинение в суде, осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке. Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьей 116 частью первой УК РФ, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым.

Так как потерпевший примирился с подсудимым и подсудимый против прекращения уголовного преследования не возражал, ходатайство подлежит удовлетворению, а уголовное преследование по ч.1 ст. 116 УК РФ в отношении Самунашвили *.*. прекращению. По данному эпизоду судом вынесено отдельное Постановление.30 УК РФ на ч.1 ст. подсудимого П. подлежат переквалификации с ч.2 ст. о нарушении своего права.

Поскольку орудием преступления предусмотренного ч.1 ст.116 УК РФ явился принадлежащий Самунашвили *.*. пистолет, то в соответствии с п.1 ч.3 ст.81 УПК РФ он полежит уничтожению.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 304, 305, 306 УПК РФ, суд

Приговорил:

Самунашвили *.*. по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.1 ст.213 УК РФ, оправдать за отсутствием в его действиях состава преступления, на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении в отношении Самунашвили *.*. отменить.

Разъяснить Самунашвили *.*. право на реабилитацию, предусмотренное главой 18 УПК РФ.

Приговор может быть обжалован участниками судебного разбирательства в кассационном порядке в Верховный суд Республики Коми через Ухтинский городской суд в течение 10 суток со дня его провозглашения.

В случае пропуска срока обжалования по уважительной причине, лица, имеющие право подать жалобу или представление, могут ходатайствовать перед судом, постановившим Приговор, о восстановлении пропущенного срока.

В случае подачи кассационной жалобы оправданный вправе ходатайствовать о своем участии и участии защитника в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции, о чем он должен указать в жалобе, а в случае, если дело будет рассматриваться в кассационном порядке по жалобе иного лица или по кассационному представлению прокурора, то в отдельном ходатайстве или в возражениях на кассационную жалобу или представления, в десятидневный срок получения копии жалобы или преставления.

Судья *.*. Костин