Судебная практика

По заявлению прокурора Самарской области о признании недействующими отдельных положений Закона Самарской области от 24.11.2000 N 45-ГД «Об Уполномоченном по правам человека в Самарской области». Определение от 09 февраля 2005 года № 46-Г04-26. Российская Федерация.

(извлечение)

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе рассмотрела в открытом судебном заседании дело по заявлению прокурора Самарской области о признании недействующими отдельных положений Закона Самарской области от 21.11.2000 N 45-ГД “Об Уполномоченном по правам человека в Самарской области“, по кассационному представлению прокурора Самарской области на решение Самарского областного суда от 15 ноября 2004 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации, объяснения представителя Уполномоченного по правам человека в Самарской области, возражавшей против удовлетворения кассационного представления, заключение помощника Генерального прокурора Российской Федерации, полагавшей кассационное представление удовлетворить, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

УСТАНОВИЛА:

Прокурор Самарской области обратился в
суд с заявлением о признании недействующими отдельных положений Закона Самарской области “Об Уполномоченном по правам человека в Самарской области“, в том числе части 1 статьи 2, в которой указано, что должность Уполномоченного учреждается в соответствии с Федеральным конституционным законом “Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации“, Уставом (Основным Законом) Самарской области в целях обеспечения гарантий государственной защиты прав и свобод граждан, их соблюдения и уважения государственными органами, органами местного самоуправления и должностными лицами на территории Самарской области, в части слов “государственными органами, органами местного самоуправления“, упоминания органов местного самоуправления, содержащиеся в частях 2 и 3 статьи 14, части 1 статьи 15, части 3 статьи 18, частей 1 и 3 статьи 19, частей 1 и 4 статьи 20, кроме того, пункта “а“ части 1 статьи 17 и пункта 3 статьи 20, в которой установлены обязанности должностных лиц по рассмотрению обращений Уполномоченного, включая предоставление Уполномоченному информации, составляющей государственную, коммерческую либо иную охраняемую законом тайну, осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации в части выражения “иную охраняемую законом“. Утверждает, что приведенные положения противоречат федеральному закону по основаниям его доводов, полно изложенных в решении.

Представители Самарской Губернской Думы и Губернатора Самарской области требования прокурора не признали.

Решением Самарского областного суда от 15 ноября 2004 г.
заявление прокурора Самарской области о признании недействующими отдельных положений Закона Самарской области от 21.11.2000 N 45-ГД “Об Уполномоченном по правам человека в Самарской области“ удовлетворено частично. Признаны недействующими пункт “а“ части 3 статьи 18 в части слов “а также беспрепятственно посещать организации независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности, воинские части и общественные объединения“; пункт “б“ части 1 статьи 17 Закона Самарской области от 24.11.2000 N 45-ГД “Об Уполномоченном по правам человека в Самарской области“ с момента его принятия.

В остальной части (изложенной выше) в удовлетворении требований прокурора Самарской области отказано.

Прокурор Самарской области подал кассационное представление, в котором просит решение в части отказа в удовлетворении заявления прокурора отменить и вынести новое, которым ч. 1 ст. 2 в части слов “государственными органами“ и “органами местного самоуправления“; ч.ч. 2 и 3 ст. 14, ч. 1 ст. 15, ч. 3 ст. 18, ч.ч. 1 и 3 ст. 19, ч.ч. 1 и 4 ст. 20 в части словосочетаний “органы местного самоуправления“; п. “а“ ч. 1 ст. 17; п. 3 ст. 20 в части слов “либо иную охраняемую законом“ Закона Самарской области от 24.11.2000 N 45-ГД “Об Уполномоченном по правам человека в Самарской области“ в связи с неправильным применением норм материального права, вынести новое решение,
удовлетворив требования прокурора в полном объеме, не направляя дело на новое рассмотрение. Полагает, что суд неправильно применил материальный закон, не принял во внимание доводы заявления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, возражений Губернатора Самарской области и Самарской Губернской Думы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для отмены решения.

В соответствии со ст. 5 Федерального конституционного закона “Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации“ от 26.02.1997 N 1-ФКЗ в соответствии с конституцией (уставом), законом субъекта Российской Федерации может учреждаться должность Уполномоченного по правам человека в субъекте Российской Федерации.

На основании данной нормы принят оспариваемый закон Самарской области, который устанавливает, в том числе, компетенцию Уполномоченного, обязанности должностных лиц по рассмотрению его обращений.

Не соглашаясь с доводом прокурора о том, что использование в части 1 ст. 2 закона упоминания государственных органов на территории Самарской области противоречит федеральному закону, поскольку толкование этой нормы может привести к распространению юрисдикции Уполномоченного на федеральные государственные органы, расположенные на территории Самарской области, суд указал, что данная норма носит общий декларативный характер, не устанавливает конкретных прав и обязанностей, в связи с чем ее следует рассматривать во взаимосвязи со статьей 14 того же областного закона, в соответствии с частью 2 которой к компетенции Уполномоченного отнесено рассмотрение
жалоб на решения или действия (бездействие) государственных органов Самарской области.

Возражения в кассационном представлении против приведенного вывода суда носят общий характер, а ссылка в обоснование своей позиции на п. “г“ ст. 18 того же закона в неоспариваемой части лишь подтверждает указанные вышеизложенные в решении суждения по данному вопросу. В названном пункте указано, что при проведении проверки по жалобе Уполномоченный вправе проводить проверку деятельности государственных органов Самарской области.

Совокупность приведенных норм определяет, что юрисдикция Уполномоченного по правам человека распространяется на всю территорию Самарской области, однако он не полномочен рассматривать жалобы на решения или действия (бездействие) федеральных органов государственной власти, где бы они ни располагались.

Оспариваемая норма областного закона иного толкования не порождает.

Суд обоснованно не согласился с доводом заявления о том, что распространение компетенции Уполномоченного по правам человека в Самарской области на органы местного самоуправления нарушает установленный статьей 12 Конституции Российской Федерации принцип самостоятельности местного самоуправления, указав, что учреждение должности Уполномоченного по правам человека в Самарской области в целях обеспечения гарантий соблюдения и уважения прав и свобод граждан органами местного самоуправления не противоречит федеральному законодательству, в том числе статье 5 Федерального закона “Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации“ от 28.08.1995 N 154-ФЗ к полномочиям органов государственной власти субъектов Российской Федерации в области
местного самоуправления прямо отнесены принятие и изменение законов субъектов Российской Федерации о местном самоуправлении, контроль за их соблюдением, а также защита прав граждан на осуществление местного самоуправления.

Доводы кассационного представления о том, что Уполномоченный является государственным служащим и в силу этого не может контролировать деятельность органов местного самоуправления, не опровергает вывода суда.

Статьей 5 областного закона в соответствии с Федеральным законом установлен особый статус Уполномоченного, в соответствии с которым Уполномоченный при осуществлении своих полномочий независим и неподотчетен каким-либо государственным органам и должностным лицам. Федеральный закон “Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации“ в статье 16 предоставляет Уполномоченному право рассматривать жалобы на решения или действия (бездействие) органов местного самоуправления.

При таких данных нет оснований полагать, что подобные жалобы может рассматривать только Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации и этого не вправе делать Уполномоченный в субъекте Российской Федерации.

Суд указал, что областным законом правильно установлен 10-дневный срок уведомления заявителя об отказе Уполномоченного в принятии жалобы к рассмотрению, который не противоречит Федеральному конституционному закону “Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации“. Ссылка в кассационном представлении на необходимость применения Указа Президиума Верховного Совета СССР от 12.04.1968 N 2534-VII “О порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан“, которым установлен 5-дневный срок, несостоятельна. Федеральный конституционный закон является
специальным законом, который определяет компетенцию, организационные формы и условия деятельности Уполномоченного по правам человека, явл правовой базой для законодателей субъектов Российской Федерации, в то время как Указ Президиума Верховного Совета СССР представляет собой подзаконный нормативный правовой акт, рассматриваемые правоотношения не регулирует.

Утверждение, что положение ч. 3 ст. 20 областного закона, предусматривающей предоставление Уполномоченному информации, составляющей наряду с государственной, коммерческой иную охраняемую законом тайну, противоречит ст. 857 Гражданского кодекса РФ и Федеральному закону “О банках и банковской деятельности“, неубедительно.

Областной закон обеспечивает сохранность перечисленных сведений, поскольку устанавливает, что предоставление такой информации осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Кроме того, в кассационном представлении не указано, чем ч. 3 ст. 20 областного закона противореч норме ст. 24 Федерального конституционного закона “Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации“.

Рассмотрев дело по доводам кассационного представления, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для отмены решения суда, постановленного в соответствии с требованиями материального и процессуального права.

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Самарского областного суда от 15 ноября 2004 г. оставить без изменения, а кассационное представление прокурора Самарской области - без удовлетворения.