Судебная практика

Неправильная квалификация совершенного обществом налогового правонарушения послужила основанием для признания судом незаконным решения налогового органа о привлечении общества к налоговой ответственности за непредоставление в установленный срок налоговой декларации. По делу. Амурская область.

(извлечение)

Дата объявления решения 3 марта 2008 г.

Дата принятия (изготовления в полном объеме) решения 5 марта 2008 г.

Арбитражный суд

рассмотрев в судебном заседании заявление ОАО “РАО “ЕЭС России“

к межрайонной ИФНС России N 2 по Амурской области

о признании решения недействительным

установил:

В обоснование требований заявитель указал, что оспариваемым решением ОАО РАО “ЕЭС России“ привлекается к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения по п. 1 ст. 119 НК РФ в виде штрафа в общей сумме 367052,40 руб. за непредставление налоговой декларации по налогу на имущество организаций за 2004 г. в установленный срок, в то время как несвоевременная (в 2007 г.) подача декларации вызвана нарушением ответчиком порядка и
сроков постановки заявителя на налоговый учет по месту нахождения зарегистрированного имущества.

Также заявитель указал на неправильную квалификацию ответчиком совершенного правонарушения, поскольку в действиях заявителя имеются признаки правонарушения, предусмотренного в п. 2 ст. 119 НК РФ (задержка более 180 дней).

Заявитель в судебное заседание не явился, представил письменное ходатайство о проведении судебного заседания без участия представителя ОАО РАО “ЕЭС России“. Просил суд учесть, что ответчиком не представлено в суд доказательств получения заявителем письма от 30 апреля 2004 г. N 07-12/3472 (направление уведомлений о поставке на налоговый учет). Данное письмо в ОАО РАО “ЕЭС России“ не поступало.

Ответчик требований не признал. В обоснование возражений указал, что постановка на учет объектов недвижимого имущества заявителя была проведена в установленные законодательством сроки на основании поступившего с письмом N 49-2/12-525 от 7 апреля 2004 года пакета документов. Уведомление о постановке на учет от 24 апреля 2004 года и перечень объектов недвижимости с отметкой о присвоенном КПП были направлены в адрес налогоплательщика письмом от 30 апреля 2004 г. N 07-12/3472.

В период срока, установленного для представления налоговой декларации по налогу на имущество за 2004 г. (не позднее 30 марта 2005 года), ОАО РАО “ЕЭС России“ состояло на налоговом учете, следовательно, у него существовали обязанности по своевременному представлению налоговой отчетности по налогу
на имущество как за 2004 г. и тем более за 2005 г., а также по уплате в соответствующий бюджет налога на имущество по месту нахождения зарегистрированного имущества.

В судебном заседании представитель ответчика позицию по спору поддержал. В части квалификации действий заявителя по п. 1 ст. 119 НК РФ представитель ответчика пояснил, что расчет суммы штрафа произведен по пункту 2 ст. 119 НК РФ. Вместе с тем, при вынесении решения была допущена техническая ошибка, в резолютивной части ошибочно указан п. 1 ст. 119 НК РФ.

В части соблюдения процедуры привлечения к ответственности, представитель ответчика полагает, что налоговый орган извещал заявителя о времени и месте рассмотрения материалов проверки что подтверждается уведомлением от 4 сентября 2007 года N 13-07/26356. Заявитель в указанное время не явился. У налогового органа есть право на отложение вынесения решения по результатам налоговой проверки, поэтому решение было вынесено 2 ноября 2007 года. На данную дату заявитель не извещался, так как согласно ст. 101 НК РФ у налогового органа отсутствует обязанность извещать налогоплательщика о дате вынесении решения.

На вопрос суда, представитель ответчик пояснил, что в оспариваемое решение на день судебного заседания изменений не вносилось.

Заслушав представителя ответчика, рассмотрев и исследовав доказательства по делу, Арбитражный суд установил следующее.

Российское открытое акционерное общество энергетики и электрификации “ЕЭС
России“ является организацией - плательщиком налога на имущество организаций.

В 2004 году общество приобрело объекты недвижимого имущества на территории поселков Талакан и Новобурейский Бурейского района Амурской области. Право собственности заявителя на объекты недвижимости было зарегистрировано в установленном порядке в марте 2004 г., что подтверждается представленными свидетельствами о государственной регистрации права.

30 июля 2007 года заявитель направил в межрайонную ИФНС России N 2 по Амурской области декларацию по налогу на имущество организаций за 2004 год по месту нахождения недвижимого имущества. Сумма налога на имущество организаций (авансового платежа), подлежащего уплате по указанной декларации, составила 159588 руб. (135106 руб. по ОКАТО 10215572000 и 24482 руб. по ОКАТО 10215551000 (строка 030 декларации, страницы 002 и 003)).

По результатам камеральной налоговой проверки представленной декларации межрайонной инспекцией ФНС России N 2 по Амурской области составлен акт камеральной налоговой проверки от 31 августа 2007 г. N 13-22/769 которым установлена несвоевременная подача декларации - при сроке представления не позднее 30 марта 2005 года декларация по налогу на имуществу за 2004 г. представлена 30 июля 2007 года. Задержка представления декларации составила 852 дня, т.е. 28 полных и 1 неполный месяц.

На основании акта проверки, возражений представленных налогоплательщиком, экспертного заключения N 42 от 19 октября 2007 года налоговый орган вынес решение от 2 ноября
2007 г. N 13-21/1773 о привлечении лица к ответственности за налоговое правонарушение, РФ в виде штрафа в общей сумме 367052,40 руб. за непредставление налоговой декларации в установленный срок. Действия заявителя квалифицированы по п. 1 ст. 119 НК РФ.

Оценив материалы дела, суд пришел к выводу о необходимости удовлетворения заявленных требований в силу следующих оснований.

Пунктами 1, 6 статьи 80 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что налоговая декларация представляет собой письменное заявление налогоплательщика о полученных доходах и произведенных расходах, источниках доходов, налоговых льготах и исчисленной сумме налога и (или) другие данные, связанные с исчислением и уплатой налога. Налоговая декларация представляется каждым налогоплательщиком по каждому налогу, подлежащему уплате этим налогоплательщиком, если иное не предусмотрено законодательством о налогах и сборах, в установленные законодательством о налогах и сборах сроки.

Исходя из толкования названных норм, суд считает, что обязанность по представлению в налоговый орган налоговых деклараций возникает у лица только при наличии у него установленной законодательством о налогах и сборах обязанности по уплате налогов и сборов.

Плательщиками налога на имущество организаций в соответствии со статьей 373 Налогового кодекса Российской Федерации признаются, в том числе, российские организации.

Пункт 1 статьи 374 Налогового кодекса Российской Федерации определяет, что объектом налогообложения для российских организаций признается движимое и недвижимое имущество (включая имущество, переданное во
временное владение, пользование, распоряжение или доверительное управление, внесенное в совместную деятельность), учитываемое на балансе в качестве объектов основных средств в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета.

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 386 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщики обязаны по истечении каждого отчетного и налогового периода представлять в налоговые органы по своему местонахождению, по местонахождению каждого своего обособленного подразделения, имеющего отдельный баланс, а также по местонахождению каждого объекта недвижимого имущества (в отношении которого установлен отдельный порядок исчисления и уплаты налога) налоговые расчеты по авансовым платежам по налогу и налоговую декларацию по налогу. Налоговые декларации по итогам налогового периода представляются налогоплательщиками не позднее 30 марта года, следующего за истекшим налоговым периодом.

Как видно из материалов дела, в марте 2004 г. заявитель зарегистрировал право собственности на недвижимое имущество, находящееся на территории поселков Талакан и Новобурейский Бурейского района Амурской области. Декларация по налогу на имущество организаций за 2004 г. направлена обществом в налоговый орган 30 июля 2007 года.

Суд считает несостоятельными доводы заявителя о том, что несвоевременная подача декларации вызвана нарушением ответчиком порядка и сроков постановки заявителя на налоговый учет по месту нахождения зарегистрированного имущества.

В соответствии со статьей 19 НК РФ налогоплательщиками признаются организации и физические лица, на которых в соответствии с Налоговым
кодексом возложена обязанность уплачивать налоги.

Пунктом 1 статьи 83 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что в целях проведения налогового контроля налогоплательщики подлежат постановке на учет в налоговых органах соответственно по месту нахождения организации, месту нахождения ее обособленных подразделений, месту жительства физического лица, а также по месту нахождения принадлежащего им недвижимого имущества и транспортных средств, подлежащих налогообложению.

Применительно к изложенной норме постановка на учет налогоплательщиков является формой налогового контроля, но не является условием для возникновения или прекращения обязанности по уплате налога, а также, обязанности представления налоговых деклараций.

Таким образом, с 1 января 2004 года заявитель являлся плательщиком налога на имущество организаций и, соответственно, обязан был представить в налоговую инспекцию соответствующую налоговую декларацию в установленный НК РФ срок.

Вместе с тем, при вынесении решения суд учитывает следующие обстоятельства.

Согласно пункту 30 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28 февраля 2001 года N 5 арбитражный суд при проверке соблюдения налоговым органом процедуры вынесения оспариваемого решения, установленной в статье 101 Налогового кодекса Российской Федерации, должен оценить характер допущенных налоговым органом нарушений данной процедуры и их влияние на законность и обоснованность вынесенного налоговым органом решения.

В пункте 1, 2 названной статьи предусмотрено, что акт налоговой проверки и другие материалы налоговой проверки, в ходе которой были выявлены нарушения законодательства о
налогах и сборах, а также представленные проверяемым лицом (его представителем) письменные возражения по указанному акту должны быть рассмотрены руководителем (заместителем руководителя) налогового органа, проводившего налоговую проверку, и решение по ним должно быть принято в течение 10 дней со дня истечения срока, указанного в пункте 6 статьи 100 настоящего Кодекса. Указанный срок может быть продлен, но не более чем на один месяц.

Руководитель (заместитель руководителя) налогового органа извещает о времени и месте рассмотрения материалов налоговой проверки лицо, в отношении которого проводилась эта проверка.

Лицо, в отношении которого проводилась налоговая проверка, вправе участвовать в процессе рассмотрения материалов указанной проверки лично и (или) через своего представителя.

Неявка лица, в отношении которого проводилась налоговая проверка (его представителя), извещенного надлежащим образом о времени и месте рассмотрения материалов налоговой проверки, не является препятствием для рассмотрения материалов налоговой проверки, за исключением тех случаев, когда участие этого лица будет признано руководителем (заместителем руководителя) налогового органа обязательным для рассмотрения этих материалов.

Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 12 июля 2006 г. N 267-О разъяснил, что налоговый орган в соответствии с пунктом 1 статьи 101 Налогового кодекса Российской Федерации и частью четвертой статьи 88 этого кодекса должен заблаговременно известить налогоплательщика о дате и месте рассмотрения материалов не только выездной, но и камеральной проверки.

Указанная
позиция также нашла подтверждение в Федеральном законе от 27 июля 2006 г. N 137-ФЗ “О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации в связи с осуществлением мер по совершенствованию налогового администрирования“, вступившем в силу с 1 января 2007 года.

Так, налоговым органом, 31 августа 2007 года проведена камеральная проверка по представленной ОАО РАО “ЕЭС России“ налоговой декларации на имущество организаций за 2004 г., о чем составлен акт проверки N А13-22/769.

Письмом от 4 сентября 2007 г. N 13-07/26356 инспекция уведомила заявителя о дате и месте рассмотрения акта камеральной проверки, иных материалов на 25 сентября 2007 г. в 10 часов по адресу: п. Новобурейский, ул. Советская, 5.

Согласно почтовому уведомлению о получении з/п за N 67672193052551 акт камеральной проверки с письмом от 4 сентября 2007 г. N 13-07/26356 были получены представителем заявителя.

В уведомлении инспекции о переносе срока принятия решения по результатам рассмотрения материалов камеральной налоговой проверки от 8 октября 2007 года содержится сообщение заявителю о том, что срок принятия решения по акту камеральной проверки от 31 августа 2007 г. N А13-22/769 продлен на 1 месяц.

В нарушение предписаний ст. 65 АПК РФ доказательств направления данного уведомления в адрес ОАО РАО “ЕЭС России“ ответчиком не представлено.

Вместе с тем, решение по результатам рассмотрения
материалов камеральной проверки N 13-21/1773 о привлечении лица к ответственности за налоговое правонарушение было вынесено 2 ноября 2007 года. Факт уведомления общества о времени и месте вынесения оспариваемого решения ответчиком не доказан.

Доводы ответчика о том, что у налогового органа отсутствует обязанность извещать налогоплательщика о дате вынесении решения судом не принимается, поскольку в соответствии со ст. 101 НК РФ инспекция должна была известить налогоплательщика не только о ведении в отношении него производства по делу о налоговом правонарушении, но и о дате и месте принятия решения по результатам проведенной проверки.

Оценив приведенные обстоятельства в совокупности и во взаимосвязи, суд установил, что допущенные налоговым органом нарушения процедуры привлечения ОАО РАО “ЕЭС России“ к ответственности за совершение налогового правонарушения носят существенный характер, поскольку налогоплательщик был лишен возможности реализовать свои права на представление возражений и пояснений по поводу выявленных инспекцией нарушений, в том числе, по выводам, изложенным в экспертном заключением N 42 от 19 октября 2007 года, а также по квалификации совершенного деяния.

Заявитель привлечен к ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного пунктом 1 статьи 119 НК РФ.

В соответствии с пунктом 1 статьи 119 кодекса непредставление налогоплательщиком в установленный законодательством о налогах и сборах срок налоговой декларации в налоговый орган по месту учета при отсутствии признаков налогового правонарушения, предусмотренного в пункте 2 настоящей статьи, влечет взыскание штрафа в размере пяти процентов суммы налога, подлежащей уплате (доплате) на основе этой декларации, за каждый полный или неполный месяц со дня, установленного для ее представления, но не более 30 процентов указанной суммы и не менее 100 рублей.

Из содержания данной статьи следует, что ответственность наступает за нарушение сроков представления налоговой декларации при отсутствии признаков налогового правонарушения, предусмотренного в пункте 2 настоящей статьи.

Как следует из материалов, дела просрочка представления заявителем декларации составила 852 дня, т.е. в течение более 180 дней по истечении установленного законодательством о налогах срока представления такой декларации.

Таким образом, в действиях заявителя усматриваются признаки налогового правонарушения, предусмотренного пунктом 2 статьи 119 НК РФ.

В соответствии с разъяснениями Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации, изложенными в п. 18 Информационного письма от 17 марта 2003 г. N 71 “Обзор практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с применением отдельных положений части первой Налогового кодекса Российской Федерации“, требование налогового органа о взыскании суммы налоговой санкции не может быть удовлетворено судом в случае неправильной квалификации заявителем совершенного ответчиком правонарушения.

Следовательно, неправильная квалификация совершенного обществом налогового правонарушения является основанием для признания незаконным решения инспекции о привлечении ОАО РАО “ЕЭС России“ к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения.

Довод налогового органа о технической ошибке при составлении решения не принимается судом, так как исправления в решение не внесены.

Таким образом, оспариваемое решение противоречит изложенным выше положениям Налогового кодекса РФ и существенно нарушает экономические права заявителя.

В соответствии со ст. 201 АПК РФ Арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными.

Заявителем при обращении в суд была уплачена государственная пошлина в сумме 2000 рублей.

Поскольку требования заявителя удовлетворены, уплаченная им государственная пошлина на основании статьи 110 АПК РФ подлежит взысканию с ответчика.

Руководствуясь ст.ст. 110, 167 - 170, 180, 201 Арбитражно-процессуального кодекса РФ, суд

решил:

Признать незаконным, не соответствующим Налоговому кодексу РФ решение межрайонной ИФНС России N 2 по Амурской области от 2 ноября 2007 г. N 13-21/1773 о привлечении лица к ответственности за налоговое правонарушение.

Взыскать с межрайонной ИФНС России N 2 по Амурской области в пользу ОАО РАО “ЕЭС России“ расходы по уплате государственной пошлины в сумме 2000 рублей.

Решение может быть обжаловано в течение месяца со дня его принятия в Шестой арбитражный апелляционный суд (г. Хабаровск), либо после вступления его в законную силу - в Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа (г. Хабаровск) через Арбитражный суд Амурской области.