Судебная практика

О прекращении статуса адвоката. Решение от 11 июня 2010 года № 2-3808/10. Новосибирская область.

Поступило в суд: 11 июня 2010 года

Решение

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

07 декабря 2010 года г. Новосибирск

Центральный районный суд г. Новосибирска

в с о с т а в е :

председательствующего судьи *.*. Певиной

с участием истца *.*. Медведева

представителя ответчика *.*. Жукова

При секретаре *.*. Байрамовой

Рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Ф.И.О. к Адвокатской палате Новосибирской области о признании незаконным решения Совета Адвокатской палаты НСО от 12 мая 2010 года о прекращении статуса адвоката Медведева НА, восстановлении статуса адвоката

Установил:

Истец Медведев НА обратился в суд с иском к Адвокатской палате Новосибирской области о признании незаконным решения Совета Адвокатской палаты НСО от 12 мая 2010 года о
прекращении статуса адвоката Медведева НА, восстановлении статуса адвоката, указав в исковом заявлении, что 20 мая 2010 года им было получено по почте оспариваемое Решение Совета АП НСО. Истец полагает, что данное Решение принято АП НСО с нарушением ФЗ РФ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре Российской Федерации», Кодекса профессиональной этике адвоката. Так, заседание квалификационной комиссии АП НСО было проведено 27 апреля 2010 года в отсутствие истца и при наличии у комиссии сведений о его болезни; о заседании Совета АП НСО 12 мая 2010 года он извещен не был; заседания квалификационной комиссии и Совета АП НСО были проведены в период, когда имелось определение Центрального районного суда г. Новосибирска о приостановлении дисциплинарного производства по жалобе Болдырева ВВ; в его действиях отсутствует нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, а также положений КПЭА.

В судебном заседании истец заявленные исковые требования поддержал, пояснил в соответствии с вышеизложенным, дополнив, что на момент принятия Советом АП НСО решения по дисциплинарному производству истекли сроки применения мер дисциплинарной ответственности, поскольку, жалоба Болдыревым ВВ была подана в АП 11 ноября 2009 года, согласно положениям п.5 ст. 18 КПЭА меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату не позднее шести месяцев со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни адвоката, нахождения его в отпуске.

Представитель ответчика Адвокатской палаты Новосибирской области-Жуков АВ, действующий на основании доверенности от 29 июня 2010 года № 387/3 исковые требования не признал, представил письменные возражения относительно заявленных исковых требований (л.д.83-98 том 1).

Суд, выслушав пояснения сторон, исследовав письменные доказательства по делу, приходит к выводу, что заявленные истцом исковые требования
являются необоснованными и не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Судебным разбирательством установлено, что 11 ноября 2009 года Болдыревым ВВ в квалификационную комиссию Адвокатской палаты НСО была подана жалоба из содержания которой следует, что с весны 2008 года Медведев НА оказывал ему юридическую помощь при рассмотрении гражданского дела о восстановлении Болдырева ВВ на работе. При этом, какое-либо письменное соглашение между ними заключено не было. Поскольку Болдырев ВВ и Медведев НА были знакомы ранее, то Медведев НА сам предложил ему указанную помощь, пояснив, что у него имеется время, поскольку он восстанавливает статус адвоката, при этом он (Болдырев ВВ) пояснял Медведеву НА, что у него отсутствует материальная возможность оплатить услуги по представлению его интересов, однако Медведев НА какой-либо финансовой заинтересованности, не высказал. 21 июля 2009 года в заседании кассационной инстанции Новосибирского областного суда Медведев НА оформил себе ордер на представление его интересов, поскольку к тому времени уже восстановил свой статус адвоката. После того, как он (Болдырев ВВ) был восстановлен на работе, и с ответчика были взысканы денежные средства в сумме 231485 рублей в счет компенсации за время вынужденного прогула, Медведев ВВ стал требовать уплатить ему 100000 рублей за оказанные услуги. Свои требования он высказывал по телефону, угрожал позвонить ему на работу, а также на работу его дочери, и, сообщить, какой он (Болдырев ВВ) не порядочный. Он перечислил Медведеву НА денежный передов в сумме 35000 рублей, полагая, что указанной суммы достаточно для оплаты оказанных ему услуг с учетом того, что ранее он делал Медведеву НА подарки в виде сотового телефона, сервиза, неоднократно приглашал его в
кафе. Однако Медведев НА отказался получать указанный перевод, требуя заключения «задним» числом соглашения на сумму 100000 рублей, направил в его адрес письмо, в котором требовал уплаты 93055 рублей (л.д. 118 том 1).

В ходе проводимой по жалобе проверки было установлено, что на основании ордера № 1 от 21 июля 2009 года Медведев НА осуществлял защиту интересов Болдырева ВВ в Новосибирском областном суде о восстановлении на работе. Основанием выдачи ордера является соглашение (л.д.154 том 1). На основании ордера № 4 от 20 августа 2009 года Медведев НА осуществлял защиту интересов Болдырева ВВ по делу частного обвинения у мирового судьи Центрального района. Основанием выдачи ордера является соглашение (л.д.155 том 1). При этом, письменного соглашения между Болдыревым ВВ и Медведевым НА заключено не было.

02 ноября 2009 года адвокатским кабинетом Медведева НА в адрес Болдырева ВВ было направлено уведомление об оплате оказанных Болдыреву ВВ услуг на сумму 93550 рублей, из них 5000 рублей за представительство в областном суде 21 июля 2009 года; 15000 рублей за ведение дела частного обвинения. При этом, от получения перечисленных 19 октября 2009 года в его адрес 35000 рублей адвокат отказывается, в связи с тем, что платеж поступил без указания основания платежа (л.д. 137 том 1).

17 ноября 2009 года Медведевым НА в адрес Болдырева ВВ направлена телеграмма, из содержания которой следует, что в срок до 24 ноября 2009 года Болдыреву ВВ надлежит оплатить услуги адвоката по иску о восстановлении на работе и уголовному делу на депозитный счет нотариуса (л.д.134 том 1).

Кроме того, из объяснений Болдырева ВВ, данных вице-президенту АП НСО следует,
что его дочь работает в ЭКЦ ГУВД по НСО экспертом, при этом, её начальником является жена Медведева НА, который пытался через свою жену и его дочь понудить его к подписанию письменного соглашения «задним» числом, апрелем 2009 года, угрожал сообщить в службу безопасности известные ему сведения, которые по мнению Медведева НА могут скомпрометировать его дочь, в связи с чем, её могут уволить с работы (л.д.120-124).

В соответствии с положениями ст. 20 КПЭА поводами для возбуждения дисциплинарного производства являются: … представление, внесенное в адвокатскую палату вице-президентом адвокатской палаты либо лицом, его замещающим.

На основании указанной жалобы, а также обстоятельств, выявленных в ходе её проверки, вице-президентом АП НСО в адрес Президента АП было внесено представление о возбуждении дисциплинарного производства (л.д.108-117 том 1).

Согласно ст. 21 КПЭА президент адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, по поступлению документов, предусмотренных пунктом 1 статьи 20 настоящего Кодекса, возбуждает дисциплинарное производство не позднее десяти дней со дня их получения. Участники дисциплинарного производства заблаговременно извещаются о месте и времени рассмотрения дисциплинарного дела квалификационной комиссией, им предоставляется возможность ознакомления со всеми материалами дисциплинарного производства.

Постановлением Президента АП НСО от 27 февраля 2010 года было возбуждено в отношении Медведева НА дисциплинарное производство (л.д.107 том 1).

На основании заявления от 12 марта 2010 года (л.д.106 том 1), в порядке, предусмотренном п.5 ст. 23 КПЭА, Медведев НА ознакомлен с материалами дисциплинарного производства 22 марта 2010 года (л.д.179 том 1), также он уведомлен, что 01 апреля 2010 года состоится заседание квалификационной комиссии АП (л.д.180 том 1), а 20 апреля 2010 года заседание Совета АП НСО (л.д.181 том 1).

30 марта 2010
года Медведевым НА получен больничный лист с периодом нетрудоспособности по 02 апреля 2010 года (включительно) (л.д.15 том 1), в связи с чем, 31 марта 2010 года им была направлена в адрес Президента АП телеграмма с просьбой об отложении заседания квалификационной комиссии в связи с болезнью и указан номер листка нетрудоспособности (л.д.11 том 1).

Согласно протоколу заседания квалификационной комиссии от 01 апреля 2010 года, рассмотрение дисциплинарного производства отложено на 15 апреля 2010 года в связи с заболеванием Медведева НА и его просьбой об отложении заседания (л.д.189 том 1).

О заседании квалификационной комиссии АП НСО, назначенном на 15 апреля 2010 года Медведев НА извещен телеграммой 09 апреля 2010 года (л.д.190-192 том 1).

13 апреля 2010 года Медведевым НА получен больничный лист с периодом нетрудоспособности по 20 апреля 2010 года (включительно) (л.д.15 том 1), в связи с чем, 14 апреля 2010 года им была направлена в адрес Президента АП телеграмма с просьбой об отложении заседания квалификационной комиссии в связи с болезнью и указан номер листка нетрудоспособности (л.д.12 том 1).

Согласно протоколу заседания квалификационной комиссии от 15 апреля 2010 года рассмотрение дисциплинарного производства отложено на 06 мая 2010 года в связи с заболеванием Медведева НА и его просьбой об отложении заседания (л.д.194 том 1).

Согласно справке от 22 апреля 2010 года (л.д. 225 том 1) вице-президентом АП НСО по просьбе Президента АП НСО, в его присутствии, а также в присутствии специалиста АП НСО – секретаря квалификационной комиссии Большаковой НВ, управляющей делами АП НСО – Скобко НВ, был осуществлен звонок на домашний телефон Медведева НА из содержания которого было установлено,
что листок нетрудоспособности у Медведева НА закрыт, в связи с чем, он был извещен о заседании квалификационной комиссии на 27 апреля 2010 года на 17.00 часов.

Опрошенная в судебном заседании в качестве свидетеля Скобко НВ подтвердила суду обстоятельства, изложенные в справке, при этом пояснила суду, что звонок был действительно осуществлен на домашний номер телефона Медведева НА, который он лично сообщил в АП НСО в уведомлении об учреждении адвокатского кабинета. Медведев НА был действительно уведомлен о заседании квалификационной комиссии на 27 апреля 2010 года на 17.00 часов.

Также, судом установлено что телеграмма, направленная АП НСО в адрес Медведева НА 23 апреля 2010 года с извещением о заседании квалификационной комиссии адресатом получена не была в связи с тем, что квартира закрыта, а за получением телеграммы адресат не является (л.д. 227-230 том 1).

26 апреля 2010 года Медведевым НА получен больничный лист (л.д.18 том 1), в связи с чем, 27 апреля 2010 года в адрес АП НСО направлена телеграмма: «болен б/л 3279735, дисциплинарное производство судом приостановлено, возбуждено исполнительное производство, исполнительный лист НР ВС 004876413 от 12.04.2010».

Согласно судебной повестке Медведев НВ присутствовал в Центральном районном суде г. Новосибирска на беседе по делу по заявлению об оспаривании действий адвокатской палаты 27 апреля 2010 года с 12 часов 50 минут до 13 часов 40 минут (л.д.16 том 1).

При этом, согласно акту от 27 апреля 2010 года член квалификационной комиссии АП НСО Скрынник ТИ, в присутствии вице-президента АП НСО Жукова АВ, адвоката ЦКА Черемных ВВ, в помещении Центрального районного суда 27 апреля 2010 года в 12 часов 40 минут уведомила
Медведева НА о заседании квалификационной комиссии АП НСО, назначенном на 27 апреля 2010 года на 17.00 часов, а также о назначенном на 12 мая на 15.00 часов заседании Совета палаты НСО. Медведев НА отказался получить текст уведомления, и расписаться в его получении (л.д.233 том 1).

Опрошенная в судебном заседании свидетель Скрынник НТ подтвердила обстоятельства, изложенные в акте от 27 апреля 2010 года, пояснив, что 27 апреля 2010 года она, по просьбе вице-президента АП НСО Жукова ВА в его присутствии, а также в присутствии адвоката ЦКА Черемных, в помещении Центрального суда г.Новосибирска, представившись Медведеву НА, как член квалификационной комиссии АП НСО, дважды предлагала Медведеву НА расписаться в уведомлении об извещении на заседание квалификационной комиссии, назначенном на 17.00 часов 27 апреля 2010 года и о заседании Совета палаты, назначенном на 12 мая 2010 года на 15.00 часов, однако Медведев НА отказался получить указанное уведомление и расписаться в его получении, пояснив, что он болен. Она дважды зачитала ему текст уведомления.

В соответствии со ст.23 КПЭА дисциплинарное дело, поступившее в квалификационную комиссию адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, должно быть рассмотрено не позднее двух месяцев, не считая времени отложения дисциплинарного дела по причинам, признанным квалификационной комиссией уважительными. Неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не является основанием для отложения разбирательства. В этом случае квалификационная комиссия рассматривает дело по существу по имеющимся материалам и выслушивает тех участников производства, которые явились на заседание комиссии.

Согласно протоколу заседания квалификационной комиссии от 27 апреля 2010 года (л.д.237 том 1) комиссия Решила рассмотреть дисциплинарное производство в отношении Медведева НА в его отсутствие. Были заслушаны
материалы дисциплинарного производства в отношении адвоката Медведева НА. Комиссия Решила по результатам разбирательства и голосования именными бюллетенями (единогласно), что в действиях адвоката Медведева НА имеются нарушения норм Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», Кодекса профессиональной этики адвоката, Решений Совета Адвокатской палаты Новосибирской области. Передать дисциплинарное производство в отношении адвоката Медведева НА на рассмотрение Совета АП НСО.

В соответствии со ст. 24 КПАЭ дисциплинарное дело, поступившее в Совет палаты с заключением квалификационной комиссии, должно быть рассмотрено не позднее двух месяцев с момента вынесения заключения, не считая времени отложения дисциплинарного дела по причинам, признанным советом уважительными. Участники дисциплинарного производства извещаются о месте и времени заседания Совета. Неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не препятствует разбирательству и принятию решения. В случае принятия решения о прекращении статуса адвоката копия решения вручается (направляется) лицу, в отношении которого принято Решение о прекращении статуса адвоката, или его представителю независимо от наличия просьбы об этом.

Согласно решению Совета АП НСО от 12 мая 2010 года (л.д.273-281 том 1) Совет Установил, что действия адвоката Медведева НА при оказании юридической помощи Болдыреву НА не соответствовали требованиям п.4 ч.1 ст.7 и ч.ч. 1,2 ст. 25 ФЗ РФ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»; нормам ч.ч. 1,2 ст.4, ч.2 ст.5, п.2 ст. 8, ч.6 ст.15, ч.ч. 1,2 ст. 16 Кодекса профессиональной этики адвокатов; п.6 решения Совета АП НСО от 29 октября 2003 года; Инструкции о порядке выдачи ордеров адвокатам, хранения бланков ордеров и корешков, утвержденной Советом АП НСО 16 декабря 2003 года; решению Совета АП НСО от 24 апреля 2007
года «О введении единой формы квитанции (бланка строгой отчетности) в адвокатских образованиях АП НСО для оформления приема наличных денег от граждан в кассу адвокатского образования», в связи с чем, принято Решение о применении к Медведеву НА меры дисциплинарной ответственности в виде прекращения его статуса адвоката.

Указанные фактические обстоятельства, установленные судом в ходе рассмотрения дела позволяют суду прийти к выводу, что АП НСО были соблюдены требования КПЭА, регламентирующие порядок привлечения к дисциплинарной ответственности. Так, Медведев НА был надлежащим образом извещен о времени и месте проведения как квалификационной комиссии АП НСО, так и Совета АП НСО, что подтверждается, имеющейся в материалах дела справкой от 22 апреля 2010 года (л.д. 225 том 1), актом от 27 апреля 2010 года (л.д. 233 том 1), показаниями свидетелей Скабло НВ, Скрынник ТИ, оснований не доверять которым, у суда не имеется, при этом, суду не установлено наличия у указанных свидетелей поводов для оговора истца.

При этом, суд не может согласиться с доводами истца в той части, что Решение о прекращении его полномочий адвоката является недействительным по тем основаниям, что принято в период нахождения его на больничном листе, поскольку принято с нарушением положений ст. 81 ТК РФ, согласно которой не допускается увольнение работника по инициативе работодателя в период его временной трудоспособности, которая, по мнению истца, подлежит применению в сложившихся между сторонами правоотношениях в силу положений п.3 ст. 11 ГК РФ, аналогии закона, как регулирующая сходные правоотношения, поскольку прекращение его статуса адвоката прекращает его профессиональную деятельность лишая его при этом права и возможности трудиться по адвокатской профессии.

Так, в силу положений ст. 1 Федерального закона РФ от 31 мая 2002 года № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, физическим и юридическим лицам (далее - доверители) в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию.

Адвокатом является лицо, получившее в установленном настоящим Федеральным законом порядке статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность (ст. 2 Закона).

Учитывая вышеизложенное, суд приходит к выводу что, правоотношения, возникающие между работником и работодателем при прекращении трудового договора в порядке, предусмотренном ст. 81 ТК РФ не являются сходными с правоотношениями, возникающими при прекращении статуса адвоката. Так, в трудовых правоотношения на работодателе лежит обязанность обеспечить работника работой и осуществить выплату работнику заработной платы, т.е. вознаграждения за труд. Прекращение указанных правоотношений лишает работника права требования от работодателя исполнения указанных обязанностей. Адвокатская палата, являясь негосударственной некоммерческой организацией, основанной на обязательном членстве адвокатов одного субъекта РФ, не наделена обязанностью по предоставлению работы членам данной организации (адвокатам) и соответственно обязанностью оплаты их труда. Лишение адвоката указанного статуса, лишь лишает его возможности оказывать юридическую помощь именно в статусе адвоката, но не лишает его возможности осуществлять профессиональную деятельность по оказанию правовой помощи в иных формах, в том числе и путем заключения гражданско-правовых договоров по оказанию юридических услуг, представительства, в порядке, предусмотренном как Гражданским процессуальным кодексом РФ (ст.48-54 ГПК РФ), так и Уголовным процессуальным кодексом РФ (п.2 ст. 49 УПК РФ), так и Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях (ст. 25.5. КоАП РФ), чем существенно отличается от существа трудовых отношений.

Кроме того, аналогия закона применяется в случаях, если данные правоотношения не урегулированы законом, однако, КПЭА урегулированы вопросы прекращения статуса адвоката, и не содержат запрета на прекращение статуса адвоката в период его нетрудоспособности, а лишь содержат указание на продление срока привлечения к дисциплинарной ответственности адвоката, на период его нетрудоспособности.

Придя к выводу о том, что истец был надлежащим образом извещен о времени и месте проведения заседания квалификационной комиссии и Совета палаты, суд принимает во внимание, что в указанный период истец фактически находился на больничном, однако, судом установлено, что в день проведения заседания квалификационной комиссии 27 апреля 2010 года, истец находился в Центральном районном суде г. Новосибирска, участвуя в подготовке по гражданскому делу по его иску в АП НСО. При этом, судом исследовался вопрос о невозможности участия истца на заседании указанной комиссии в силу имеющегося у него заболевания, однако, из ответа городской поликлиники № 2 (л.д.54 том 2) не следует, что имеющееся у Медведева НА заболевание, препятствовала его участию в данном заседании, а лишь констатирован факт выдачи ему листка нетрудоспособности. Учитывая, что членам квалификационной комиссии АП НСО было известно об участии, несколькими часами ранее, Медведева НА в судебном разбирательстве, из содержания, направленной Медведевым НА телеграммы в адрес Президента АП НСО 27 апреля 2010 года не следовало, что истец просит отложить заседание квалификационной комиссии в связи с его болезнью, а лишь имелась информация о данном факте, а также о факте приостановления дисциплинарного производства, то суд приходит к выводу, что квалификационная комиссия обоснованно, в порядке, предусмотренном ч.1 ст. 21 и ч. 3 ст. 23 КПЭА рассмотрела материалы дисциплинарного производства в отсутствие истца, надлежащим образом извещенного о времени и месте заседания комиссии, и не просившего об отложении данного заседания в связи с невозможностью его участия по причине болезни.

Также судом установлено, что информация о невозможности участия Медведева АП в заседании Совета АП НСО 12 мая 2010 года, в том числе и о его болезни в указанный период, Медведевым НА до членов Совета АП НСО не доводилась, в связи с чем, заседание Совета АП НСО, правомерно, на основании ч.1 и ч.3 ст. 24 КПЭА, было проведено в отсутствие участника дисциплинарного производства Медведева НА.

Определением Центрального районного суда г. Новосибирска от 12 апреля 2010 года было приостановлено дисциплинарное производство в отношении Медведева НА по жалобе Болдырева ВВ (л.д.38 том 1). Однако, учитывая, что данное определение, кассационным определением Новосибирского областного суда от 25 мая 2010 года было отменено (л.д.70-72 том 1), следовательно, данное определение являлось незаконным с момента его принятия, и как следствие, не порождало прав и обязанностей сторон по судебному разбирательству. При этом, факт возбуждения исполнительного производства на основании определения Центрального районного суда от 12 апреля 2010 года, сам по себе не свидетельствует о незаконности принятых в период с 12 апреля 2010 года по 25 мая 2010 года решений в рамках возбужденного дисциплинарного производства.

В соответствии с ч.5 ст. 18 КПЭА меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату не позднее шести месяцев со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни адвоката, нахождения его в отпуске.

Судом установлено, что о совершенном адвокатом Медведевым НА проступке Президенту АП НСО стало известно 11 ноября 2009 года, следовательно, шестимесячный срок, применения меры дисциплинарной ответственности к адвокату Медведеву НА должен был истечь 11 мая 2010 года. Однако, учитывая, что в период с 30 марта 2010 года по 02 апреля 2010 года, а также с 13 апреля 2010 года по 20 апреля 2010 года адвокат Медведев НА был болен, о чем свидетельствовали представленные им в АП НСО больничные листы, то по состоянию на 12 мая 2010 года срок привлечения адвоката Медведева НА к дисциплинарной ответственности, не истек.

При этом, суд не может согласиться с доводами представителя ответчика в той части, что, в силу положений п.1 ч.9 ст.23 КПЭА, согласно которому, по результатам разбирательства квалификационная комиссия вправе вынести следующие заключения: о наличии в действиях (бездействии) адвоката нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и (или) настоящего Кодекса, либо о неисполнении или ненадлежащем исполнении им своих обязанностей перед доверителем; либо о неисполнении решений органов адвокатской палаты, срок, предусмотренный ч.5 ст. 18 КПЭА надлежит исчислять со дня принятия данного заключения, поскольку только из принятого заключения возможно установить наличие в деянии адвоката проступка. Так, суд считает, что сведения о совершенном адвокатом проступке могут быть доведены до адвокатской палаты любым способом, в том числе и путем подачи жалобы гражданином, которому, по его мнению, оказаны ненадлежащие услуги, а заключение, принимаемое в порядке п.1 ч.9 ст. 23 КПЭА, уже свидетельствует о квалификации проступка, то есть, совершено ли адвокатом нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре или положений КПЭА, либо им не исполнены или ненадлежащим образом исполнены свои обязанности перед доверителем; либо им не исполнены решения органов адвокатской палаты. Кроме того, в силу п.5 ч.9 ст. 23 КПЭА квалификационная комиссия вправе решить вопрос о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие истечения сроков применения мер дисциплинарной ответственности, что также противоречит выводу представителя ответчика, что моментом обнаружения проступка надлежит исчислять дату вынесения квалификационной комиссией заключения.

В соответствии с частями 1 и 2 статьи 25 Федерального закона РФ от 31 мая 2002 года № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем. Соглашение представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу. При этом в силу части 4 указанной статьи Закона условия выплаты доверителем вознаграждения за оказываемую юридическую помощь является существенным условием соглашения.

Согласно п.2.1. Инструкции о порядке выдачи ордеров адвокатам, хранения бланков ордеров и корешков, использованных ордерных книжек в адвокатских образованиях, основанием для выдачи ордера адвокату является соглашение (договор) об оказании юридической помощи (л.д. 165 том 1).

Судом установлено, что адвокатом Медведевым НА 21 июля 2009 года на основании ордера № 1 от 21 июля 2009 года было осуществлено представление интересов Болдырева ВВ в судебном заседании кассационной коллегии Новосибирского областного суда, на основании ордера № 4 от 20 августа 2009 года представление интересов Болдырева ВВ у мирового судьи Центрального района, при этом, письменного соглашения, предусматривающего в том числе и условия выплаты доверителем вознаграждения за оказываемую юридическую помощь, между Болдыревым ВВ и адвокатом Медведевым НА заключено не было, что явилось нарушением положений ст. 25 ФЗ РФ № 63-ФЗ от 31 мая 2002 года и указанной выше Инструкции, и нашло свое подтверждение в ходе рассмотрения дисциплинарного дела Советом АП НСО 12 мая 2010 года.

При этом, суд не принимает во внимание довод истца, что, поскольку ст. 25 Закона не предусмотрен срок заключения указанного соглашения, то он мог заключить его и после оказания юридической помощи, находит данный довод надуманным и неубедительным. Представленное истцом суду Решение Ленинского районного суда г. Новосибирска от 21 июля 2010 года (л.д.12-13 том 2), согласно которому с Болдырева ВВ в пользу Медведева НА было взыскано 82000 рублей по договору возмездного оказания услуг, в том числе и за участия адвоката Медведева НА в заседании Новосибирского областного суда по ордеру № 1 и у мирового судьи по ордеру № 4 также подтверждает, что между Болдыревым ВВ и адвокатом Медведевым НА не было заключено письменного соглашения в порядке, предусмотренном ст. 25 ФЗ РФ № 63-ФЗ от 31 мая 2002 года, поскольку удовлетворяя заявленные требования, суд исходил из доказанности Медведевым НА факта оказания услуг, презумпции возмездности договора оказания услуг, а при определении размера подлежащих взысканию с Болдырева ВВ в пользу Медведева НА денежных средств руководствовался положениями ч.3 ст. 424 ГК РФ, согласно которой, в случаях, когда в возмездном договоре цена не предусмотрена и не может быть определена исходя из условий договора, исполнение договора должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги и принял во внимание минимальные размеры вознаграждения адвокатам за оказание правовых услуг, рекомендованные Решением Совета АП НСО от 28 октября 2008 года.

Оказав Болдыреву ВВ услуги с нарушением положений ст. 25 ФЗ РФ № 63-ФЗ от 31 мая 2002 года, адвокат Медведев НА направил в адрес Болдырева ВВ уведомление об оплате услуг в сумме 93550 рублей, тем самым самостоятельно, без соглашения сторон, оценил стоимость оказанных им услуг, при этом, ранее отказавшись от принятия оплаты, направленной ему Болдыревым ВВ в сумме 35000 рублей. Кроме того, как следует из пояснений Медведева НА в судебном заседании он действительно звонил дочери Болдырева ВВ с просьбой, чтобы та передала отцу о необходимости оплаты его услуг, в противном случае он обратиться в суд. Также из пояснений Медведева НА следует, что ему известно о прошлых судимостях родственников дочери Болдырева ВВ, что трудоустроена она была посредством оказаниям им данной услуги, жена Медведева НА является руководителем дочери Болдырева ВВ, то при данных обстоятельствах, суд приходит к выводу, что данный звонок был обосновано расценен Болдыревым ВВ как угроза со стороны Медведева НА в случае неоплаты им истребуемой Медведевым НА суммы. Кроме того, Медведевым НА принимались меры по признанию в судебном порядке несоответствующими действительности и порочащими его честь, достоинство и деловую репутацию сведений, изложенных в жалобе Болдырева ВВ, направленной в АП НСО. После отказа судом в удовлетворении заявленных им требований в порядке гражданского судопроизводства (л.д.195 том 1), Медведев НА обратился в суд в порядке уголовного производства о прив Ф.И.О. ответственности по ч.1 ст. 129 УК РФ, полагая, что сведения, изложенные Болдыревым ВВ в жалобе содержат признаки клеветы (л.д.185-187).

В соответствии с положениями ч.ч. 1,2 ст.4, ч.2 ст.5 Кодекса профессиональной этике адвокатов, адвокаты при всех обстоятельствах должны сохранять честь и достоинство, присущие их профессии. Необходимость соблюдения правил адвокатской профессии вытекает из факта присвоения статуса адвоката. Адвокат должен избегать действий, направленных к подрыву доверия.

В соответствии со ст. 16 КПЭА адвокат имеет право на получение вознаграждения (гонорара), причитающегося ему за исполняемую работу, а также на возмещение понесенных им издержек и расходов. Гонорар определяется соглашением сторон и может учитывать объем и сложность работы, продолжительность времени, необходимого для ее выполнения, опыт и квалификацию адвоката, сроки, степень срочности выполнения работы и иные обстоятельства.

При осуществлении профессиональной деятельности адвокат уважает права, честь и достоинство лиц, обратившихся к нему за оказанием юридической помощи, … придерживается манеры поведения … соответствующей деловому общению (п.2 ст. 8 КПЭА).

Учитывая указанные выше обстоятельства, суд приходит к выводу, что квалификационная комиссия АП НСО и Совет АП НСО обосновано пришли к выводу о наличии в деянии адвоката Медведева НА дисциплинарного проступка, выразившегося в нарушении требований законодательства РФ об адвокатской деятельности и адвокатуре, при привлечении его к дисциплинарной ответственности были соблюдены процессуальные положения, предусмотренные КПАЭ, в связи с чем, суд не находит правовых оснований для удовлетворения заявленных истцом исковых требований.

На основании ст. 194-198 ГПК РФ, суд

Решил:

Исковые требования Ф.И.О. к Адвокатской палате Новосибирской области о признании незаконным решения Совета Адвокатской палаты НСО от 12 мая 2010 года о прекращении статуса адвоката Медведева НА и восстановлении Ф.И.О. статуса адвоката, оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в Новосибирский областной суд в течение 10 дней со дня принятия судом решения в окончательной форме.

Судья *.*. Певина

Решение суда изготовлено в окончательной форме 15 декабря 2010 года