Судебная практика

Об устранении нарушений прав собственника, изменении границ земельного участка. Решение от 10 сентября 2010 года № 2-1761/10. Свердловская область.

Орджоникидзевский районный суд г.Екатеринбурга в составе: председательствующего судьи Старовойтова *.*., при секретаре Акиевой *.*., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Севитовой *.*. к Соколову *.*., администрации МО «Город Екатеринбург», МУ «Центр подготовки разрешительной документации для строительства», Примашову *.*. об устранении нарушений прав собственника,

Установил:

Истец, с учетом частичного отказа от иска, обратился в суд с иском к ответчикам об устранении нарушений своих прав пользования земельным участком, расположенным в (...), где просит признать недействительным проект границ земельного участка, расположенного по (...), подготовленный МУ «Центр подготовки разрешительной документации для строительства» (далее – учреждение), обязать администрацию г.Екатеринбурга подготовить и утвердить схему расположения земельного
участка, расположенного по (...) в соответствии с фактическими границами земельного участка, а также признать установленной границу согласно представленной системы координат.

В обоснование заявленных требований истица указала, что по договору дарения от (Дата обезличена) она является собственником жилого дома, расположенного по адресу: (...). Северная граница земельного участка и дома обращена к дому и участку по (...), собственником которого ранее являлся Соколов *.*., а в настоящее время – Примашов *.*.

За ответчиком Соколовым *.*. вступившим в законную силу Решением (данные изъяты) районного суда г.Екатеринбурга от (Дата обезличена) признано право собственности на земельный участок по указанному адресу, о чем в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним имеется запись за (Номер обезличен) от (Дата обезличена).

После этого для проведения землеустроительных работ Главархитектурой Администрации МО «город Екатеринбург» был подготовлен проект границ земельного участка ответчика – Соколова *.*., на основании которого было сформирован межевой план. Однако, истец, как правообладатель смежного участка, отказала в согласовании границ, требуя восстановить границу земельного участка.

В этой связи в (Дата обезличена) года Соколов *.*. обратился в суд с иском к Севитовой *.*. об обязании согласовать границу земельного участка, в удовлетворении которого Решением (данные изъяты) районного суда г.Екатеринбурга от (Дата обезличена) было отказано.

После этого (Дата обезличена) истица на основании статьи 25.2 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» зарегистрировала право собственности на земельный участок, расположенный по адресу: (...).

В 2009 году истица приступила к проведению работ по межеванию принадлежащего ей земельного участка, для чего обратилась в Администрацию МО «город Екатеринбург» для подготовки и утверждения схемы расположения
границ принадлежащего ей земельного участка.

Между тем, (Дата обезличена) учреждением направлен ответ в адрес истца о том, что работа по подготовке схемы расположения земельного участка приостановлена, так как при ее выполнении было выявлено наложение существующей в настоящее время фактической границы земельного участка на оформленные ранее юридические границы соседнего участка, по адресу: (...), и представлена графическая информация о выявленном наложении границ земельных участков.

Специалистом учреждения по Орджоникидзевскому району было указано на наложение существующей северной границы земельного участка истца на границу запроектированного ранее земельного участка по (...) и сообщили, что для подготовки проекта границ ее земельного участка, соответствующего фактическим границам (заборам), ей необходимо получить согласие ответчика на корректировку проекта границ (...).

Согласия ответчик не дал, от мирного урегулирования спора по границам земельных участков отказался, что явилось основанием для предъявления настоящего иска.

В судебном заседании представители истца Осинцев *.*. и Полков *.*. исковые требования поддержали, настаивая на их полном удовлетворении. По обстоятельствам дела дали пояснения аналогичные указанным в исковом заявлении.

Ответчик Примашов *.*. и его представитель Чудинова *.*. исковые требования не признали, указав, что предыдущий собственник Соколов *.*. на основании решения (данные изъяты) районного суда г.Екатеринбурга от (Дата обезличена) является собственником земельного участка, расположенного по (...), площадь 1603 кв.м.

После признания права собственности Соколов *.*. обратился в Администрацию г.Екатеринбурга за изготовлением проекта границ земельного участка, представив топографическую съемку, подготовленную ООО «(данные изъяты)». В месячный срок проект границ был изготовлен, после чего Соколов *.*. провел межевание земельного участка и постановку его на кадастровый учет по результатам межевания. Межевание земельного участка осуществляла организация ООО «(данные изъяты)».

Как считает ответчик, проект границ был
изготовлен в соответствии с требованиями земельного законодательства, в частности ст. 36 Земельного кодекса Российской Федерации, с учетом фактических границ земельного участка по (...), на момент составления проекта границ земельного участка.

Кроме того, представитель ответчика указала на пропуск истцом трехмесячного срока, установленного ст. 256 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для обжалования действий органа местного самоуправления.

Ответчик Примашов *.*. полагает, что истицей самовольно была произведена реконструкция принадлежащего ей жилого дома путем постепенного смещения дома в сторону участка Примашова *.*., в результате чего она захватила часть земельного участка ответчика площадью 84 кв.м, что подтверждается результатами экспертизы, подготовленной ООО «(данные изъяты)».

Представитель Соколова *.*. – Лавров *.*. исковые требования не признал, поддержав доводы представителя Примашова *.*., пояснив, что по заключению землеустроительной экспертизы, которая истцом не оспаривается, учитывая, что земельный участок Соколова *.*. полностью юридически оформлен, неправомерно занимает часть земельного участка ответчика площадью 84 кв.м истица.

Иные лица, участвующие в деле - истец Севитова *.*., ответчики Соколов *.*., Администрация города Екатеринбурга, учреждение, третьи лица - ОАО «Уральский филиал Сбербанка России», Территориальный отдел № 15 Управления Федерального агентства кадастра объектов недвижимости, БТИ г.Екатеринбурга в судебное заседание не явились, о месте и времени рассмотрения дела извещены надлежащим образом.

Заслушав ответчика Примашова *.*., представителей сторон, исследовав материалы дела, суд приходит к приходит к следующему.

В соответствии со ст. 255 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации к решениям, действиям (бездействию) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, оспариваемым в порядке гражданского судопроизводства, относятся коллегиальные и единоличные решения и действия (бездействие), в результате которых: нарушены права и свободы гражданина; созданы препятствия к
осуществлению гражданином его прав и свобод; на гражданина незаконно возложена какая-либо обязанность или он незаконно привлечен к ответственности.

По смыслу данной нормы процессуального права для признания ненормативного акта недействительным, решений и действий (бездействий) незаконными необходимо наличие в совокупности двух условий: несоответствие ненормативного правового акта, решений, действий (бездействий) закону и нарушение актом, решениями, действиями (бездействиями) прав и законных интересов заявителя.

Истцом в порядке, предусмотренном ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, такая совокупность доказана.

В соответствии с нормами п. 7 ст. 36 Земельного кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 30.06.2003 № 86-ФЗ), действовавшего на момент подготовки оспариваемого проекта границ земельного участка, в случае отсутствия кадастровой карты (плана) земельного участка орган местного самоуправления на основании заявления гражданина или юридического лица либо по обращению предусмотренного статьей 29 настоящего Кодекса исполнительного органа государственной власти на основании дежурной кадастровой карты (плана), содержащей сведения о местоположении земельного участка, и градостроительной документации в месячный срок со дня поступления указанных заявления либо обращения обеспечивает изготовление кадастровой карты (плана) земельного участка и утверждает проект его границ.

Границы и размеры земельного участка определяются с учетом фактически используемой площади земельного участка в соответствии с требованиями земельного и градостроительного законодательства. Границы земельного участка устанавливаются с учетом красных линий, границ смежных земельных участков (при их наличии), естественных границ земельного участка.

Лицо, которое обратилось с заявлением о предоставлении земельного участка, обеспечивает за свой счет выполнение в отношении этого земельного участка кадастровых работ и обращается с заявлением об осуществлении государственного кадастрового учета этого земельного участка в порядке, установленном Федеральным законом “О государственном кадастре недвижимости“.

Согласно п. 3 ст. 1
Федерального закона от 24.07.2007 года N 221-ФЗ “О государственном кадастре недвижимости“ государственным кадастровым учетом недвижимого имущества признаются действия уполномоченного органа по внесению в государственный кадастр недвижимости сведений о недвижимом имуществе, которые подтверждают существование такого недвижимого имущества с характеристиками, позволяющими определить такое недвижимое имущество в качестве индивидуально-определенной вещи, или подтверждают прекращение существования такого недвижимого имущества.

Имеющиеся в материалах дела документы свидетельствует о том, что работы по межеванию в отношении спорного земельного участка не проводились. Кадастровые паспорта на земельные участки с кадастровым содержат информацию о том, что площадь и местоположение границ ориентировочные, подлежат уточнению при межевании.

Однако в рассматриваемом деле, в качестве технического документа, вместо исполнительной геодезической съемки земельного участка, подготовленной по результатам натурного исследования земельного участка, была использована копия топографического планшета с плана города Екатеринбурга, которая к моменту подготовки проекта границ была неактуальной – архивной.

Никем из ответчиков факт отсутствия исследования в натуре участка по (...), не оспаривался.

Между тем, не являются документами, индивидуализирующими земельные участки для целей совершения с ними сделок, дежурные кадастровые карты (абз. 2 ч. 1, ч. 3 ст. 16 Федерального закона “О государственном земельном кадастре“) либо кадастровые карты (планы), в которых указано, что границы земельного участка определены ориентировочно (то есть межевание не осуществлялось).

Вышеизложенные обстоятельства позволяют сделать вывод о том, что нарушение требования к технической землеустроительной документации, а именно, - изготовление проекта границ земельного участка без учета фактически используемой площади земельного участка, привело к несоответствию фактических границ земельного участка границам, указанным в оспариваемом проекте границ.

Кроме того, ответчики не учли, что порядок согласования местоположения границ земельных участков регламентируется ст. ст. 39 и 40
Федерального закона от 24.07.2007 N 221-ФЗ “О государственном кадастре недвижимости“.

Местоположение границ земельных участков подлежит в установленном данным Законом порядке обязательному согласованию с лицами, указанными в ч. 3 ст. 39 данного Закона, в случае выполнения кадастровых работ, в результате которых обеспечивается подготовка документов для представления в орган кадастрового учета заявления об учете изменений одного из указанных земельных участков в связи с уточнением местоположения его границ.

Пунктами 14.1 и 14.4 Методических рекомендаций по проведению межевания объектов землеустройства, утвержденных Росземкадастром 17.02.2003, установлено, что определение границ земельного участка землеустройства на местности и их согласование проводятся в присутствии лиц, права которых могут быть затронуты при проведении межевания, или уполномоченных ими лиц (представителей) при наличии надлежащим образом оформленных доверенностей. Результат согласования границ оформляется актом (актами) согласования границ объекта землеустройства, который подписывается всеми участниками процедуры согласования границ, включая исполнителя работ. Форма акта согласования границ установлена в Приложении 4 к данным Методическим рекомендациям.

Согласно ч. 4 ст. 40 Федерального закона N 221-ФЗ, если местоположение соответствующих границ земельных участков не согласовано заинтересованным лицом или его представителем и такое лицо или его представитель представили в письменной форме возражения относительно данного согласования с обоснованием отказа в нем, в акт согласования местоположения границ вносятся записи о содержании указанных возражений. Представленные в письменной форме возражения прилагаются к межевому плану и являются его неотъемлемой частью.

Таким образом, местоположение границ земельного участка считается согласованным при наличии в акте согласования, являющемся неотъемлемой частью межевого плана, личных подписей всех заинтересованных лиц или их представителей.

Акт согласования местоположения границ считается также согласованным, если в установленный срок заинтересованное лицо (его представитель), извещенное надлежащим
образом:

не выразило свое согла Ф.И.О. подписью акта согласования местоположения границ;

не представило свои возражения в письменной форме с их обоснованием.

Об этом, а также о содержании возражений, представленных заинтересованным лицом (его представителем) в письменной форме относительно данного согласования с обоснованием отказа в нем, вносятся соответствующие записи в акт согласования местоположения границ.

В рассматриваемом же деле, ответчик на основании оспариваемого проекта границ окончил процедуру межевания принадлежащего ему земельного участка и поставил участок на кадастровый учет без учета какого бы то ни было мнения истицы, что при выявленных наложениях фактической и юридической границ земельных участков препятствует межеванию земельного участка истца. При этом доказательств получения согласия истца с проектом границ и межевым планом ответчиком не представлено. Более того, при проведении межевания истец направляла в адрес ответчика мотивированный отказ в согласовании границ земельного участка, а суд отказал в согласовании границ земельного участка.

Таким образом, спорный земельный участок не сформирован, его границы не определены на местности.

Необходимо также указать, что земельный участок по (...), никогда не существовал в границах, установленных проектом границ, подготовленным и утвержденным Администрацией города Екатеринбурга.

Из представленных БТИ г.Екатеринбурга паспортов следует, что граница между участками до середины 90-х годов изломанности не имела. Чем это обусловлено, ответчики суду пояснить не смогли.

Согласно п. 2 ст. 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным Постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Суд учитывает, что при рассмотрении гражданского дела по иску Соколова *.*. об обязании Севитовой *.*. согласовать
проект границ, судом было установлено, что для изготовления проекта границ земельного участка использовались топографические данные 1961 года, о чем сам Соколов *.*. указывал в исковом заявлении, а Севитова *.*. не оспаривала.

Представленную представителем Ответчика Примашева *.*. копию топографической съемки, заверенную печатью ООО «(данные изъяты)», суд считает неотносимым и недостаточным доказательством того обстоятельства, что при изготовлении проекта границ земельного участка по (...), было проведено натурное геодезическое исследование данного земельного участка и его границ. Истица к его составлению не привлекалась. Данный документ не содержит даты обследования земельного участка, даты изготовления самого документа, отметки Главархитектуры Администрации города Екатеринбург о приеме топографической съемки на хранение и для актуализации данных системы обеспечения градостроительной деятельности, кроме того межевание земельного участка ответчика выполнено иной организацией.

Выявленные при проведении землеустроительной экспертизы расхождения между первоначальным ситуационным планом, проектом границ и фактическими границами, опровергают заявление Ответчика о том, что проект границ выполнен с учетом фактических границ земельного участка.

Иной вывод проведенной по делу землеустроительной экспертизы о том, что западная часть границы смещена на 0,50 метра и попадает на жилой дом, принадлежащий Севитовой *.*. также подтверждает то, что оспариваемый проект границ не соответствует, требованиям статьи 35 Земельного кодекса Российской Федерации и статьи 273 Гражданского кодекса Российской Федерации, которыми установлено, что собственник здания приобретает права на земельный участок необходимый для использования данного здания, то есть как минимум, на весь земельный участок занятый строением. Таким образом, недопустимо установление границы земельного участка, проходящей непосредственно по строению.

На основании всего вышеизложенного суд приходит к выводу, что проект границ земельного участка был подготовлен без учета требований статьи 36 Земельного кодекса
Российской Федерации, а именно: без учета фактических и бесспорных границ земельного участка.

Таким образом, оспариваемый проект границ как ненормативный акт, влекущий и могущий повлечь нарушение прав и обязанностей истицы нарушает право собственности истца на ее земельный участок и жилой дом, так как согласно представленному ответу Администрации г.Екатеринбурга, наличие данного проекта границ препятствует изготовлению схемы расположения земельного участка, принадлежащего истцу, и не соответствует закону по указанным выше основаниям.

В этой связи по второму требованию судом установлено, что истица (Дата обезличена) обратилась в Администрацию города Екатеринбурга с заявлением о выполнении схемы расположения земельного участка на кадастровом плане территории. Согласно представленной расписке учреждения истицей были представлены все необходимые документы, в том числе исполнительная геодезическая съемка земельного участка (оригинал).

Статьей 36 Земельного кодекса Российской Федерации установлено, в случае, если не осуществлен государственный кадастровый учет земельного участка или в государственном кадастре недвижимости отсутствуют сведения о земельном участке, необходимые для выдачи кадастрового паспорта земельного участка, орган местного самоуправления на основании заявления гражданина или юридического лица либо обращения предусмотренного статьей 29 настоящего Кодекса исполнительного органа государственной власти в месячный срок со дня поступления указанных заявления или обращения утверждает и выдает заявителю схему расположения земельного участка на кадастровом плане или кадастровой карте соответствующей территории.

Таким образом, на Администрацию города Екатеринбург как на орган местного самоуправления, п. 7 ст. 36 Земельного кодекса Российской Федерации возложена обязанность, в течение одного месяца с момента подачи заявления, подготовить и утвердить схему расположения земельного участка, принадлежащего истцу.

Весь пакет документов, необходимый для подготовки и утверждения схемы расположения земельного участка (...), был представлен Истцом в распоряжение уполномоченных органов местного самоуправления в (Дата обезличена).

Однако, как установлено выше, из-за того обстоятельства, что ранее учреждение с нарушением требований земельного законодательства, без натурного исследования, подготовила и согласовала проект границ земельного участка по (...), принадлежащего Соколову *.*., схема расположения земельного участка истца не подготовлена до настоящего времени по причине наложения участков. Выявив данное нарушение, чего сделано не было, Администрация г.Екатеринбурга должна была устранить его путем отмены или корректировки проекта границ земельного участка, расположенного по адресу: (...).

В связи со всем вышеизложенным суд, приходит к выводу, что требования Истца в части обязания Администрации города Екатеринбурга подготовить и согласовать схему расположения границ земельного участка, расположенного по адресу: (...), с учетом фактических границ, подлежат удовлетворению, поскольку основания для дальнейшего неисполнения законного требования истицы отпали: проект границ смежного земельного участка признан недействительным.

Учитывая, что судом признан недействительным спорный проект границ земельного участка Примашова *.*., суд считает, что требование об установлении границы земельного участка также подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как видно из представленных ЕМУП «БТИ» ситуационных планов, забор (фактическая граница) между земельными участками ( Ф.И.О. инвентаризации домов и до инвентаризации 2005 года представлял собой прямое ограждение (прямую линию), проходящее в метре вдоль дома и пристроев истца до конца огорода без изломанности линий.

Истцом представлены доказательства и ответчиком не оспаривалось, что Соколов *.*. самовольно изменял фактические границы, разделяющий земельные участки Истца и Ответчика забор, Постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела от (Дата обезличена) подтверждается, что между Севитовой *.*. и Соколовым *.*. имелся спор о границе земельного участка и, что Соколов *.*. обязался не препятствовать восстановлению забора в первоначальном виде, в том числе с предоставлением доступа на свой двор для возведения забора.

Суд, анализируя в совокупности представленные доказательства: ситуационные планы ЕМУП «БТИ», технический отчет по топографической съемке земельного участка изготовленный ООО «Уралцедент», результаты землеустроительной экспертизы, приходит к выводу о необходимости восстановления границы земельного участка Истца в соответствии с первичными ситуационным планом и каталогом координат технического отчета ООО «(данные изъяты)».

Как указывалось ранее, согласно п. 1 ст. 36 Земельного кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица, имеющие в собственности, безвозмездном пользовании, хозяйственном ведении или оперативном управлении здания, строения, сооружения, расположенные на земельных участках, находящихся в государственной или муниципальной собственности, приобретают права на эти земельные участки в соответствии с настоящим Кодексом.

В соответствии со ст. 11.1 Земельного кодекса Российской Федерации земельным участком является часть земной поверхности, границы которой определены в соответствии с федеральными законами.

Как видно из материалов дела, правомочия сторон на земельные участки площадью 1603 кв.м и 1988 кв.м подтверждены вступившим в законную силу судебным актом и свидетельствами о государственной регистрации права.

Кроме того, каждой из сторон на праве собственности на данных земельных участках принадлежат жилые дома.

В соответствии со ст. 13 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации вступившие в законную силу судебные постановления являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

Согласно п. 2 ст. 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным Постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

В силу ч. 3 ст. 37 Конституции Российской Федерации никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. При этом в конституционно-правовом смысле понятием «имущество» им охватывается не только право собственности, но и вещные права. Следовательно, названной статьей Конституции Российской Федерации гарантируется защита не только права собственности, но и таких имущественных прав, как право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, что имеет место по настоящему делу. Земельный участок является для землепользователя именно «своим имуществом», что должно признаваться всеми субъектами права, и как таковое не может быть изъят иначе как на основании судебного решения и лишь при условии предварительного и равноценного возмещения.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 16.05.2000, такой подход корреспондирует толкованию понятия «свое имущество» Европейским Судом по правам человека, лежащему в основе применения им статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Европейский Суд по правам человека исходит из того, что каждый имеет право на беспрепятственное пользование и владение своим имуществом, в том числе в рамках осуществления вещных прав, также подлежащих защите на основании указанного Протокола.

Постановлением Правительства РФ от 30.07.2009 № 621 “Об утверждении формы карты (плана) объекта землеустройства и требований к ее составлению“ (п. 21) предусмотрено, что в разделе “Сведения о местоположении границ объекта землеустройства“ указывается среди прочего система координат, в которой определены координаты характерных точек границ объекта землеустройства (система координат, используемая для ведения государственного кадастра недвижимости).

Судом установлено, что имеется спор между смежными землепользователями о границах земельных участков, возникший по вопросу определения границы между земельными участками, поставленных на кадастровый учет без определения четких границ между ними.

Для установления границ и площади каждого земельного участка, предоставленных сторонам, необходимы познания в определенной сфере.

В соответствии со ст. 70 Земельного кодекса Российской Федерации Государственный земельный кадастр представляет собой систематизированный свод документированных сведений об объектах государственного кадастрового учета, о правовом режиме земель в Российской Федерации, о кадастровой стоимости, местоположении, размерах земельных участков и прочно связанных с ними объектов недвижимого имущества. В государственный земельный кадастр включается информация о субъектах прав на земельные участки.

Согласно Инструкции по межеванию земель, утвержденной Комитетом по земельным ресурсам и землеустройству от 08.04.1996, прошедшей правовую экспертизу и согласно письму Министерства юстиции России N 07-02-516-96 от 28.06.96 не нуждающейся в государственной регистрации, межевание земель выполняют как в общегосударственной, так и в местных и условных координат. При этом должна быть обеспечена надежная связь местных и условных, координат с общегосударственной системой (пункт 3.1). Приложением 3.6 к данной Инструкции определен образец чертежа границ земельного участка, который должен составляться при межевании земель. В данном плане отражено, что границы земельного участка характеризуют геодезические данные (поворотные точки границ участка, румбы или дирекционные углы, длины линий между поворотными точками).

В рассматриваемом деле истцом в материалы дела представлен технический отчет ООО «Уралцедент», отвечающий всем требованиям, необходимым для четкого определения границы между земельными участками.

Суд принимает во внимание результаты землеустроительной экспертизы, но при этом полагает, что в основу решения вопроса о том или ином варианте установления границы между земельными участкам истца и ответчика, технический отчет является более корректным документом, так как: из ситуационных планов ЕМУП «БТИ» видно, что северная граница земельного участка истца на всем протяжении жилого дома и нежилых пристроев к дому имела отступ от строений шириной в один метр, тогда как результаты экспертизы в этой части не соответствуют иным доказательствам по делу, кроме того, при ответе на вопрос о соответствии ситуационных планов ЕМУП «БТИ» фактическим границам эксперт указал, что абсолютно корректное построение границы земельного участка по ситуационным планам ЕМУП «БТИ» не представляется возможным. При этом результаты землеустроительной экспертизы подтверждают, что восстановление границы земельного участка именно в рамках ситуационного плана позволит Истцу обслуживать, принадлежащий ей на праве собственности жилой дом.

К данному выводу суд приходит так же на основании того, что фактическая площадь земельного участка, принадлежащего ранее ответчику Соколову *.*., а ныне - Примашеву *.*., составляет 2094 кв.м, тогда как право собственности было признано судом лишь на 1603 кв.м, при этом фактическая площадь земельного участка истца составляет 1847 кв.м, тогда как на праве собственности истцу принадлежит 1933 квадратных метров. Данное обстоятельство указывает на самовольное изменение Соколовым *.*. границ земельного участка и захвате части земельного участка, принадлежащего истцу, поскольку иные границы земельного участка истца не изменялись

Сами ответчики в судебном заседании самозахват части участка не отрицали.

В ходе рассмотрения дела ответчикам и их представителям судом было предложено представить данные об ином расположении границ, на что последние ответили отказом, сведя свою позицию по делу к отрицанию отчета как доказательства.

Между тем, ответчиками не учтено, что ООО «(данные изъяты)» осуществляет свою деятельность на основании Лицензии за (Номер обезличен) от (Дата обезличена).

С учетом изложенного, суд считает, что данный отчет является допустимым доказательством по делу, и должен быть положен в основу решения суда.

Иное Решение приведет к ситуации правовой неопределенности вопроса границ между ними, что не соответствует интересам сторон.

Боле того, суд считает необходимым указать, что Решение в этой части позволит сторонам избежать новых споров и неизбежных материальных затрат, поскольку новым ответчиком вдоль северной стены дома планировалось осуществить строительство гаража.

В настоящее же время, стороны, имея согласованную границу, будут четко осознавать правовые последствия своих действий в отношении чужого имущества.

Довод ответчиков о том, что наложение границ земельных участков является следствием того обстоятельства, что истец реконструировала принадлежащий ей на праве собственности жилой дом, опровергается материалами дела, так как согласно техническому паспорту ЕМУП «БТИ», реконструкция жилого дома истца сводится к тому, что истец произвела утепление теплого пристроя Литер А1, но не дома под литерой А, указаний на изменение внешних параметров строений, расположенных на земельном участке, возведение новых строений или на перемещение строений в технических паспортах не имеется.

Суд также не принимает довод ответчиков о пропуске истцом срока для обжалования проекта границ земельного участка, согласно норме ст. 208 Гражданского кодекса Российской Федерации, в системном толковании со ст. 256 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, установленный в ст. 256 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации срок не распространяется на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения. Таким образом, срок для обжалования решения органа местного самоуправления, на требования, связанные с защитой права собственности не распространяется.

Иное означало бы легализацию незаконного занятия участка.

При распределении судебных расходов суд исходит из следующего.

По общим правилам (п. 1 ст. 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) стороне, в пользу которой состоялось Решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 настоящего Кодекса. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в настоящей статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

В настоящем деле требования истца удовлетворены в полном объеме. Суд считает, что виновным лицом в возникновении спорного дела является ответчик Соколов *.*., действия которого привели к появлению спорного проекта и, как следствие, необходимости проведения экспертизы. Поэтому судебные расходы по проведению экспертизы в размере 15000 руб. подлежат взысканию с Соколова *.*.

Расходы, связанные с оплатой госпошлины в части требования по установлению границ, подлежат взысканию с нового собственника участка Примашова *.*., поскольку в пользу данного лица, являющегося, по сути, правопреемником Соколова *.*. в этой части правоотношений, Решение суда не состоялось.

На взыскании судебных расходов с иных ответчиков истец не настаивал.

Руководствуясь ст. 194, 197 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

Решил:

Признать недействительным проект границ земельного участка, расположенного по адресу: (...), подготовленный Муниципальным учреждением «Центр подготовки разрешительной документации для строительства».

Обязать Администрацию МО «Город Екатеринбург» подготовить и утвердить схему расположения земельного участка, расположенного по адресу: (...), на кадастровом плане территории, в соответствии с фактическими границами земельного участка.

Границу раздела земельных участков, расположенных по адресу: (...), на которых расположены принадлежащие Севитовой *.*. Примашову *.*. домовладения определить согласно техническому отчету ООО «(данные изъяты)», а именно по точкам: (Номер обезличен), по системе координат г.Екатеринбурга.

В порядке распределения судебных расходов взыскать с Примашова *.*. в пользу Севитовой *.*. 200 руб. возврат уплаченной государственной пошлины, с Соколова *.*. в пользу Севитовой *.*. 15000 руб. судебных расходов.

Решение может быть обжаловано в Свердловский областной суд в течение 10 дней с момента изготовления решения в окончательной форме с подачей кассационной жалобы через Орджоникидзевский районный суд г.Екатеринбурга.

В окончательной форме Решение изготовлено 15.09.2010.

Председательствующий судья *.*. Старовойтов