Судебная практика

Приговор от 18 апреля 1991 года. Приговор от 18 апреля 1991 года №. Москва.

Судья Таганского районного суда г. Москвы Иванова *.*.,

с участием

государственного обвинителя Таганской межрайонной прокуратуры г. Москвы Сафаралиева *.*.,

подсудимого Гаффарова *.*.,

адвоката Темирбиева *.*., представившего удостоверение № и ордер № от <дата>, выданный адвокатским конторой № Московской городской коллегии адвокатов на защиту интересов обвиняемого Гаффарова *.*.,

потерпевшего Ш.,

при секретаре Хомяковой *.*.,

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении

Гаффарова *.*.,

<данные изъяты>,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.318 УК РФ,

Установил:

Гаффаров *.*. совершил применение насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах.

<дата> в период времени с 20 часов 10 минут до
20 часов 30 минут, находясь на лестничной площадке 5-го этажа рядом с квартирой № <адрес>, Гаффаров *.*., не подчиняясь неоднократным законным требованиям сотрудника милиции Ш. о предъявлении документов, удостоверяющих личность, выразился в адрес Ш. нецензурной бранью, оскорбив его честь и достоинство. Затем Гаффаров *.*. схватил потерпевшего Ш. за форменное обмундирование в районе груди и неоднократно ударил его о стены подъезда и перила лестничной площадки, причинив потерпевшему физическую боль. При этом Гаффаров *.*. осознавал, что перед ним находится старший участковый уполномоченный милиции отделения участковых уполномоченных милиции ОВД Таганского района г. Москвы, подполковник милиции Ш., который был в форменном обмундировании и исполнял свои должностные обязанности в соответствии с полномочиями, предоставленными ему Конституцией РФ, Законом РФ «О милиции» от 18 апреля 1991 года, Положением о службе в органах внутренних дел РФ, утверждённым 23 декабря 1992 года, а также должностной инструкцией, согласно которым обязан пресекать преступления и административные правонарушения.

Подсудимый Гаффаров *.*. в совершении описанного выше преступления виновным себя не признал. По существу предъявленного обвинения показал, что одна из комнат, расположенных в коммунальной квартире по адресу: <адрес>, принадлежит его гражданской жене – К. На период рассматриваемых событий данную комнату они сдавали другим людям, поскольку с соседкой по коммунальной квартире К. у них сложились личные неприязненные отношения, в связи с чем последняя неоднократно вызывала сотрудников милиции без какого-либо на то повода. <дата> он (Гаффаров *.*.) прибыл по указанному адресу исключительно с той целью, чтобы забрать ключи от квартиры у очередных квартиросъемщиков. В связи с тем, что ключей от входной двери у него не было, он (подсудимый)
стоял на лестничной клетке, ожидая, что кто-нибудь откроет ему. Однако практически сразу на лестничной клетке появились соседи с участковым уполномоченным Ш. При этом подсудимый Гаффаров *.*. не отрицал, что Ш. находился в форменном обмундировании, представился и попросил предъявить документы, удостоверяющие личность. Он (Гаффаров *.*.), не испытывая доверия к сотрудникам милиции, первоначально действительно отказался предъявлять свой паспорт, сославшись на его отсутствие. Однако после того как Ш. стал вызывать наряд милиции, он (подсудимый) достал свой паспорт и передал его участковому уполномоченному, который убрал его в карман своей одежды. Когда он (Гаффаров *.*.) потянулся за паспортом, сосед А. потянул его за руку и на этом все закончилось. Никакого насилия к Ш. он (подсудимый) не применял, нецензурной бранью в его адрес не выражался; напротив участковый уполномоченный в данном случае назвал его (подсудимого) казанским бандитом, кричал на него и хватался за кобуру. Прибывший примерно через 10 минут наряд сотрудников милиции доставил его (подсудимого) в ОВД по Таганскому району г. Москвы, применив при этом наручники. Там он (Гаффаров *.*.) написал заявление о возврате паспорта; по эпизоду, произошедшему на лестничной клетке, никакого разбирательства не было и через три часа он (подсудимый) был отпущен. Вернувшись уже вместе со своей гражданской женой К. обратно в квартиру, они застали там Ш., который, несмотря на озвученную просьбу, вернуть изъятый паспорт отказался. В связи с этим он (подсудимый) обратился в УСБ с жалобой на неправомерные действия участкового уполномоченного Ш. и на следующий день по результатам рассмотрения означенного заявления незаконно изъятый паспорт был ему (Гаффарову *.*.) возвращен. Ш. при этом был привлечен к
дисциплинарной ответственности за действия, связанные с незаконным изъятием паспорта. Именно это обстоятельство, по всей видимости, послужило основанием для возникновения личной неприязни со стороны участкового уполномоченного в отношении него (Гаффарова *.*.), а следствием явилось возбуждение настоящего уголовного дела по надуманным основаниям, о чем он (подсудимый) узнал спустя уже длительное время после рассматриваемых событий.

Несмотря на изложенные показания подсудимого Гаффарова *.*., вина его в совершении описанного преступления по результатам судебного разбирательства установлена и подтверждается собранными по делу и исследованными в судебном заседании доказательствами.

Так, потерпевший Ш., будучи допрошенным в судебном заседании, подтвердив в полном объеме ранее сообщаемые по делу сведения, показал, что он является старшим участковым уполномоченным милиции ОВД по Таганскому району г. Москвы. <дата> он находился при исполнении своих служебных обязанностей, когда к нему обратились жильцы <адрес> – К. и А. Указанные лица жаловались на неправомерные действия сожителя К., которой принадлежит одна из комнат в этой квартире. В заявлении соседи указали, что данная комната сдается третьим лицам, а сожитель К. безосновательно выгоняет их из квартиры. С целью проверки изложенной информации он (Ш.) вместе с К. и А. прибыл по означенному адресу около 20 часов указанного дня, где на лестничной клетке встретился с ранее ему незнакомым подсудимым Гаффаровым *.*., который намеревался попасть в квартиру. Он (Ш.), находясь в форменном обмундировании, представился Гаффарову *.*., предъявил свое служебное удостоверение и попросил подсудимого, предъявить документы, удостоверяющие его личность, на что получил отказ. Тогда он (Ш.) стал объяснять Гаффарову *.*., что при отсутствии документов необходимо будет проехать в отделение милиции для установления личности, на что подсудимый отреагировал крайне
агрессивно и неадекватно. Он стал оскорблять его (потерпевшего), а также находившихся вместе с ним К. и А., выражаясь при этом нецензурной бранью, начал звонить по телефону своим знакомым, угрожая ему (Ш.) неприятностями по службе. Когда дебаты переросли в скандал и он (потерпевший) вызвал наряд милиции, Гаффаров *.*. достал свой паспорт, который он (Ш.) забрал и положил в карман своей куртки. После этого он (потерпевший) продолжил говорить Гаффарову *.*. о необходимости проехать в отделение милиции для дачи объяснений по поступившему от соседей заявлению и составления протокола об административном правонарушении. Однако подсудимый повел себя крайне агрессивно. Он стал хватать его (Ш.) за грудки; толкал и таскал его по лестничной клетке, неоднократно ударяя спиной об стены и перила; пытался ударить в область лица. Указанные противоправные действия Гаффарова *.*., связанные с применением насилия, удалось пресечь только при помощи находившегося рядом А. В это же время прибыл вызванный наряд сотрудников милиции, которые, применив к подсудимому Гаффарову *.*. наручники, доставили его в отделение милиции. При этом потерпевший Ш. пояснил, что до рассматриваемых событий другой участковый уполномоченный уже посещал данную квартиру в связи с конфликтными отношениями, которые сложились у К. с другими соседями, а также с лицами, которым она сдавала свою комнату. Сам он (Ш.) в результате применения к нему насилия со стороны подсудимого Гаффарова *.*. каких-либо видимых телесных повреждений не получил, в связи с чем в медицинские учреждения не обращался, но в момент применения насилия, а также в течение 3 последующих дней испытывал боли в спине.

Сообщенные потерпевшим Ш. сведения о применении к нему при описанных выше
обстоятельствах насилия со стороны подсудимого Гаффарова *.*. подтвердили допрошенные при производстве по делу свидетели А., К. и С., показания которых оглашались в судебном заседании по ходатайству подсудимого с согласия сторон.

Так, свидетель А. сообщил, что вечером <дата> он вместе с соседкой по коммунальной квартире К. действительно прибыли к участковому уполномоченному Ш., попросив того разобраться в сложившейся в квартире ситуации, при которой девушкам, арендовавшим комнату К., постоянно угрожал сожитель последней – Гаффаров *.*., требуя освободить жилую площадь, либо платить сумму большую, нежели указана в договоре. В то время, когда они (А. и К.) находились в опорном пункте и беседовали с участковым уполномоченным, позвонила одна из девушек, арендовавших комнату, которая сообщила, что Гаффаров *.*. пришел вновь и пытается проникнуть в квартиру. В связи с этим они (А. и К.) вместе с участковым уполномоченным Ш. прибыли на место, где на лестничной площадке пятого этажа застали подсудимого Гаффарова *.*., которому Ш. представился, назвав свою должность, фамилию, имя, отчество, и предъявил служебное удостоверение. При этом участковый уполномоченный попросил у Гаффарова *.*. предъявить документы, удостоверяющие его личность. Сделать это Гаффаров *.*. отказался и повел себя агрессивно; он стал выражаться нецензурной бранью, кричал, шумел, пытался оттолкнуть Ш. и уйти. Участковый уполномоченный при этом неоднократно предупреждал Гаффарова *.*. о недопустимости подобного поведения, на что последний, ухмыляясь, говорил, что ему ничего не будет, поскольку у него есть связи. В это же время Гаффаров *.*. стал звонить по мобильному телефону, пытаясь оказать давление на участкового уполномоченного, а тот вызвал наряд сотрудников милиции. После этого Гаффаров *.*. из кармана брюк достал свой
паспорт и предъявил его участковому. Ш., ознакомившись с документом, сообщил, что паспорт необходим для составления протокола об административном правонарушении. После этого Гаффаров *.*., выражая свое несогласие с действиями участкового уполномоченного, набросился на него, схватил Ш. двумя руками за форменную одежду в районе груди и стал таскать его по лестничной клетке. В ходе завязавшейся борьбы Ш. неоднократно ударялся об стены и перила. Когда он (А.) вступился за участкового, Гаффаров *.*. стал оскорблять и его (свидетеля), нецензурно выражаясь, а в соседку бросил горящий окурок от сигареты. Ш. удалось позвонить повторно и вызвать наряд милиции, который в скором времени прибыл и Гаффарова *.*., применив к нему наручники, забрали в ОВД по Таганскому району г. Москвы (л.д. 78-81).

Свидетель К., будучи допрошенной по делу, сообщила сведения по сути аналогичные приведенным выше показаниям А. (л.д. 71-75).

Свидетель С. пояснила, что на период рассматриваемых событий она находилась у себя дома в <адрес>, когда услышала громкие крики, доносящиеся с лестничной площадки. Наблюдая за происходящим через дверной глазок, она (С.) видела, что Гаффаров *.*. в присутствии соседей К. и А. сначала общался на повышенных тонах с участковым уполномоченным Ш., выражаясь в адрес последнего нецензурной бранью. Затем Гаффаров *.*. схватил Ш. за форменное обмундирование в районе груди и начал толкать его через перила, причем таким образом, что Ш. чуть не перевалился. А. стал оттаскивать Гаффарова *.*. от сотрудника милиции и на какое-то время подсудимый успокоился, а затем вновь накинулся на Ш. и толкнул его в сторону ее (свидетеля) двери, об которую сотрудник милиции ударился. Продолжая держать Ш. за форменное обмундирование, Гаффаров
*.*. стал «мотать» его из стороны в сторону, сопровождая свои действия нецензурной бранью, что продолжалось вплоть до прибытия сотрудников милиции, которые Гаффарова *.*. увезли (л.д.84-86).

Согласно имеющимся в деле документам, приказом № л/с от <дата> подполковник милиции Ш. был назначен на должность старшего участкового уполномоченного милиции отделения участковых уполномоченных милиции ОВД Таганского района г. Москвы с <дата> и <дата> находился при исполнении своих должностных обязанностей. В соответствии с должностной инструкцией старшего участкового уполномоченного милиции Ш. был обязан изучать и анализировать складывающуюся на административном участке оперативную обстановку; защищать права и свободы граждан от противоправных посягательств; выявлять лиц, допускающих правонарушения в сфере семейно-бытовых отношений. В соответствии с должностной инструкцией Ш. наделен правом требовать от граждан прекращения административных правонарушений, а также действий, препятствующих осуществлению милицией своих полномочий; удалять граждан с места правонарушения; проверять у граждан документы, удостоверяющие их личность, если имеются достаточные основания подозревать их совершении правонарушения; составлять протоколы об административных правонарушениях; получать от граждан необходимые объяснения, сведения, справки и документы (л.д. 56-70).

Оценивая приведенные выше доказательства, суд признает их допустимыми, относимыми и достоверными, а совокупность доказательств - считает достаточной для вывода о виновности Гаффарова *.*. в совершении описанного преступления.

Суд критически относится к доводам подсудимого о том, что насилия к участковому уполномоченному милиции Ш. при изложенных выше обстоятельствах он не применял и нецензурной бранью в адрес последнего не выражался.

Так, версия, озвученная при производстве по делу подсудимым Гаффаровым *.*., опровергнута совокупностью доказательств, содержание которых приведено выше.

Оснований не доверять показаниям потерпевшего Ш. у суда в данном случае не имеется, поскольку они последовательны, непротиворечивы и в полном объеме
согласуются с показаниями свидетелей А., С. и К. Следует отметить, что каждый из указанных свидетелей перед допросом предупреждался об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Потерпевший Ш. был допрошен непосредственно в судебном заседании, при этом он в полном объеме подтвердил сведения, сообщаемые по делу ранее.

Каких-либо убедительных причин, по которым все перечисленные свидетели стали бы оговаривать Гаффарова *.*., сообщая недостоверные сведения, при производстве по делу не установлено.

Допрошенная в судебном заседании по ходатайству стороны защиты свидетель К., являющаяся гражданской женой подсудимого, подтвердила лишь наличие конфликтных взаимоотношений, возникших между ней и подсудимым с одной стороны, и соседями указанной квартиры с другой стороны. При этом свидетель К., также как и подсудимый Гаффаров *.*., по вполне понятым причинам всячески пытались опорочить показания свидетелей, обвиняя последних в причинах возникающих конфликтов, сообщая, что именно соседи без каких-либо поводов неоднократно вызывали в квартиру сотрудников милиции, которые всякий раз вели себя неправомерно.

Между тем, судебное разбирательство по делу проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению (ст. 252 УПК РФ); загромождение Приговора описанием обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому делу, является недопустимым.

Что же касается обстоятельств предъявленного Гаффарову *.*. обвинения, то К. в судебном заседании сообщила, что свидетелем – очевидцем рассматриваемых событий, происходящих на лестничной клетке <дата>, она не являлась; о произошедшем ей известно исключительно со слов подсудимого.

Вместе с тем, среди свидетелей, подтвердивших факт применения насилия со стороны Гаффарова *.*. в отношении сотрудника милиции Ш. фигурируют не только жильцы <адрес>, но и С., проживающая в соседней квартире. Следует отметить, что данный свидетель в исходе рассматриваемого дела никоим
образом не заинтересован; конфликтных отношений с подсудимым и его гражданской женой у данного свидетеля на период рассматриваемых событий не было.

Между тем, ее показания в полном объеме согласуются со сведениями, сообщенными при производстве по делу потерпевшим Ш., а также свидетелями А. и К.

Показания последних о причинах обращения <дата> к участковому уполномоченному милиции Ш. подтверждаются имеющимися в деле письменными заявлениями (л.д. 93-97), одно из которых было зарегистрировано еще <дата>. Следует отметить, что и в этом заявлении подробно описывались действия Гаффарова *.*., связанные с применением насилия в отношении сотрудника милиции. Имеющаяся в деле копия договора аренды комнаты, расположенной в квартире №10 дома 6а по ул. Рабочая в Москве, свидетельствует о том, что данный договор был заключен с Ж. <дата> на срок до <дата> (л.д. 6). Учитывая данный факт, крайне неубедительны доводы Гаффарова *.*. и его гражданской жены К. о том, что <дата> проживающие в квартире лица добровольно изъявили желание выехать оттуда. Указанный документ, напротив, свидетельствует о достоверности показаний свидетелей А. и К. относительно причин их обращения <дата> к участковому уполномоченному.

Оценивая таким образом, собранные по делу доказательства, суд находит предъявленное Гаффарову *.*. обвинение обоснованным и квалифицирует действия подсудимого по ч.1 ст. 318 УК РФ, поскольку он применил насилие, не опасное для жизни и здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.

Так, при анализе показаний потерпевшего и свидетелей становится очевидным тот факт, что подсудимый в момент применения насилия к Ш. полностью осознавал, что перед ним находится сотрудник милиции. Следует отметить, что Ш. в данном случае исполнял свои должностные обязанности, проверяя обращение граждан, проживающих на обслуживаемой им территории. В рамках предоставленных ему полномочий Ш. попросил Гаффарова *.*. предъявить документ, удостоверяющий его личность, а после оскорблений, выраженных в нецензурной форме, предложил проследовать в отделение милиции для составления протокола об административном правонарушении и дальнейшего разбирательства.

Доводы подсудимого о привлечении Ш. к дисциплинарной ответственности за незаконное изъятие у него паспорта не являются основанием для освобождения самого Гаффарова *.*. от уголовной ответственности за содеянное. Из материалов дела видно, что по заявлению Гаффарова *.*. от <дата> о противоправных действиях сотрудника милиции Ш. проводилась соответствующая проверка, по результатам которой было вынесено Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием в действиях Ш. состава преступления, предусмотренного ч.1 ст. 286 УК РФ, то есть превышения должностных полномочий (л.д. 24-27).

При назначении наказания за содеянное Гаффарову *.*. суд учитывает характер и степень общественной опасности преступления, которое законом отнесено к категории средней тяжести, а также место, время, способ его совершения и тот факт, что вреда здоровью потерпевшего Ш. в результате примененного насилия причинено не было.

Наряду с этим суд принимает во внимание данные о личности Гаффарова *.*., который ранее не судим, к административной ответственности не привлекался, на учетах в НД и ПНД не состоит, по месту работы характеризуется положительно. Гаффаров *.*. страдает таким заболеванием как язвенная болезнь 12-п кишки, имеет на иждивении малолетних детей, что суд признает обстоятельствами, смягчающим наказание. Обстоятельств, отягчающих наказание, в данном случае не установлено.

Учитывая все изложенное, в том числе конкретные обстоятельства содеянного и мнение потерпевшего Ш., который настаивал на назначении подсудимому наказания по всей строгости закона, суд приходит к выводу о невозможности исправления Гаффарова *.*. без изоляции от общества. В связи с изложенным суд считает необходимым назначить подсудимому наказание в виде лишения свободы, достаточных оснований для применения ст. 73 УК РФ не усматривая.

Согласно требованиям п. «а» ч. 1 ст. 58 УК РФ отбывание наказания в виде лишения свободы Гаффарову *.*. следует назначить в колонии – поселении.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 306, 307, 308 и 309 УПК РФ, суд

Приговорил:

Признать Гаффарова *.*. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 318 УК РФ, и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 1 (один) год, с отбыванием наказания в колонии - поселении.

Меру пресечения Гаффарову *.*. в виде заключения под стражу оставить без изменения до вступления Приговора в законную силу.

Срок отбывания наказания Гаффарову *.*. исчислять с <дата>, с зачетом времени предварительного содержания под стражей.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Московский городской суд в течение 10 суток со дня провозглашения, а осужденным, содержащимся под стражей, - в тот же срок со дня вручения ему копии Приговора. В случае подачи кассационной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции. При этом осужденный вправе в течение 10 суток со дня вручения ему копии Приговора либо со дня вручения ему копии кассационного представления или кассационной жалобы, затрагивающей его интересы, ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции, указав об этом в своей кассационной жалобе либо направив в суд соответствующее ходатайство.

Председательствующий