Судебная практика

О признании обыска незаконным и взыскании ущерба, причиненного им. В иске отказано. Решение от 14 мая 1981 года № 2-1590/10. Ивановская область.

Октябрьский районный суд города Иванова в составе

председательствующего судьи Беловой *.*.,

при секретаре Ломбакшевой *.*.,

с участием истца Бобровой *.*.,

представителей ответчика Першиной *.*., Зориной *.*.

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Ф.И.О. к следственному управлению Следственного комитета при прокуратуре РФ по Ивановской области, Управлению Федерального казначейства по Ивановской области, Министерству финансов РФ о признании действий незаконными, возмещении материального ущерба, морального вреда, реального ущерба, упущенной выгоды,

Установил:

Боброва *.*. обратилась в суд с первоначальным иском к следственному управлению Следственного комитета при прокуратуре РФ по Ивановской области, Управлению Федерального казначейства по Ивановской области о признании действий незаконными, возмещении материального ущерба.

При подготовке дела к судебному разбирательству в качестве
соответчика по делу привлечено Министерство финансов РФ.

Иск мотивирован тем, что 03.12.2008 года с 18 часов 45 минут до 20 часов 21 минут по месту проживания семьи истца в <адрес> следователем по ОВД СУ СКП ФИО3, старшим оперуполномоченным по ОВД ОСБ УВД Ивановской области ФИО4, старшим оперуполномоченным по ОВД ОСБ УВД по Ивановской области ФИО5 на основании постановления следователя по особо важным делам СУ СКП Ивановской области ФИО11 без получения судебного решения был произведен обыск. Основанием для производства обыска явились выводы следователя ФИО11 о необходимости обнаружения и изъятия по месту жительства денежных средств в размере 500 руб., якобы полученных супругом истицы ФИО12 начальником милиции общественной безопасности ОВД по г.о.Кохма в качестве взятки 16.07.2008 года.

В ходе обыска были изъяты личные финансовые документы, перечисленные в протоколе обыска, не имеющие отношения к уголовному делу. Копия протокола обыска вручена истице под расписку. В ходе расследования уголовного дела изъятые документы следователем не осматривались, в качестве вещественных доказательств к делу не приобщались. По окончании расследования часть документов была передана отцу мужа истца ФИО6, а часть документов - товарный чек № на сумму 10 600 руб., договор № от 11.11.2008 года на сумму 35 301 руб. с приложением квитанции № в качестве предоплаты в сумме 10 000 руб. следователем по особо важным делам СУ СКП ФИО11 утеряны.

Проведенной служебной проверкой в отношении ФИО11 установлено, что им были нарушены требования п.3 ст.177 УПК РФ, п.п. 15, 18 приказа Председателя Следственного комитета при прокуратуре РФ №6 от 07.09.2007 года «О мерах по организации предварительного следствия» в части изъятия только тех предметов,
которые имеют отношение к уголовному делу и организации их надлежащего хранения; п.2.6 «Временной инструкции о порядке учета, хранения и передачи вещественных доказательств, ценностей и иного имущества по уголовным делам в органах прокуратуры РФ», утвержденной приказом и.о. Генпрокурора от 07.06.2006 года № 29 в части организации учета сданных в камеру хранения вещественных доказательств, а также изъятых предметов, ценностей, документов, не являющихся вещественными доказательствами; п. 6.3 должностной инструкции следователя по особо важным делам следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Ивановской области. То есть проверкой подтвержден факт ненадлежащего исполнения должностных обязанностей следователем ФИО11, констатирована утрата изъятых при обыске документов.

Истец указывает, что незаконными действиями следователя отдела по расследованию особо важных дел СУ СК при прокуратуре РФ по Ивановской области ФИО11 нарушены ее права, гарантированные ст.ст.17, 23, 24, 34, 35 Конституции РФ, нанесен материальный и моральный ущерб.

Истец просит суд признать действия следователя СУ СКП Ивановской области ФИО11 незаконными; обязать СУ СКП Ивановской области принести в ее адрес официальные извинения; взыскать с ответчика материальный ущерб в размере номинальной стоимости утерянных ФИО11 документов, а именно 45 901 руб.; возместить расходы на оплату государственной пошлины (л.д.6).

При рассмотрении дела судом предмет иска был изменен истцом.

В заявлении об уточнении исковых требований от 29.11.2010 года истец указала, что по факту утраты документов, изъятых в ходе обыска следователем ФИО11 ей неоднократно пришлось обращаться и вести переписку с представителями СУ СКП и прокуратурой Ивановской области, обращаться в Генеральную прокуратуру РФ, в СУ СКП РФ, лично к Президенту РФ, в результате чего она потратила личное время и средства на услуги почтовой связи
и Интернета. ФИО11 самовольно, по собственному усмотрению распорядился личными документами истца, не признанными по делу вещественными доказательствами, вопреки ее воле и желаниям. В результате неправомерных действий следователя ФИО11 документы были утеряны, руководство СУ СКП и прокуратуры Ивановской области «прикрывали» неправомерные действия ФИО11 и по мнению истца откровенно лгали в ответ на ее жалобы о якобы передаче этих документов в милицию. Переписка с представителями СУ СКП и прокуратуры Ивановской области по вопросу возвращения документов продолжалась с июля 2009 года по май 2010 года. В мае 2010 года служебную проверку в отношении ФИО11 провели, доводы истца признали обоснованными, следователь ФИО11 признан виновным в утере документов истца. Истец полагает, что из-за действий следователя ее финансовая деятельность, возможно, стала известна неопределенному кругу лиц. Долговременной и неприятной для истца перепиской с правоохранительными органами истцу причинен моральный вред, она испытывала нравственные страдания от неправомерных действий следователя ФИО11, от проверявших ее жалобы ФИО7, ФИО8, нарушивших ее личные неимущественные права. В ходе общения с правоохранительными органами она испытывала нравственные переживания, чувствовала себя оскорбленной, униженной, а утеря документов привела к лишению имущественных прав (возможности воспользоваться гарантийным обслуживанием и ремонтом пластиковых окон, иметь в дальнейшем накопительную скидку на установку окон в этой же компании и возможность бесплатной замены авторезины). Ни сам ФИО11, ни руководство СУ СКП по Ивановской области не извинились перед истцом за причиненные неудобства, с мая 2010 года не предприняли каких-либо попыток к восстановлению утраченных документов. Истец просит суд возместить моральный вред в размере 100000 руб. (л.д.30).

В заявлении об уточнении исковых требований от 06.12.2010 года истец указывает, что
в связи с утерей следователем ФИО11 документов, изъятых в ходе обыска, ей были нанесены убытки в виде реального ущерба и упущенной выгоды. Для восстановления утраченных документов ей придется потратить свое рабочее время и потерять денежные средства в виде заработной платы. Кроме того, утеря документов привела к прекращению имущественных прав, что является объектом гражданских прав и лишила ее возможности воспользоваться услугами бесплатного шиномонтажа и гарантийного обслуживания установленных по договору окон. Истец просит суд взыскать с ответчика реальный ущерб и упущенную выгоду в размере 21703,26 руб. (л.д.48).

В судебных заседаниях истец Боброва *.*. уточненные исковые требования поддержала в полном объеме по основаниям, изложенным в иске, в заявлениях об уточнении исковых требований.

Представитель ответчика - следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Ивановской области Першина *.*., действующая на основании доверенности (л.д.20), против удовлетворения исковых требований возражала. Представитель ответчика не оспаривала факт утери трех документов, изъятых в ходе обыска 03.12.2008 года в жилище Бобровой *.*., следователем отдела по расследованию особо важных дел следственного управления ФИО11, полагала, что возмещение ущерба в размере номинальной стоимости утраченных документов действующим законодательством не предусмотрено. Факт причинения истцу убытков, морального вреда какими-либо доказательствами не подтвержден.

Письменный отзыв представителя ответчика относительно заявленного иска исследован судом и приобщен к материалам дела (л.д.21-22).

Представитель ответчиков Управления федерального казначейства по Ивановской области и Министерства финансов РФ Зорина *.*., действующая на основании доверенностей (л.д.19, 46), исковые требования не признала, полагала, что Управление федерального казначейства по Ивановской области по делу является ненадлежащим ответчиком. Истцом не доказан факт причинения вреда. Документы истца, которые утеряны, не являются объектом гражданских прав. Факт
причинения истцу убытков и морального вреда не доказан.

Производство по исковым требованиям Бобровой *.*. в части признания действия следователя СУ СКП Ивановской области ФИО11 незаконными, обязания СУ СКП Ивановской области принести в ее адрес официальные извинения определением суда от 23.12.2010 года прекращено.

Выслушав истца, представителей ответчика, исследовав документы, имеющиеся в гражданском деле, суд приходит к следующим выводам.

Судом установлено, что 03.12.2008 года в рамках возбужденного уголовного дела № по месту жительства истца Бобровой *.*. по адресу: <адрес>, с 18 часов 45 минут по 20 часов 21 минуты следователем по особо важным делам следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Ивановской области ФИО3 был произведен обыск в целях отыскания и изъятия денежных средств, полученных в качестве взятки, а также других предметов и документов, имеющих значение для дела. Согласно протоколу обыска в ходе обыска среди прочего были изъяты товарный чек № на сумму 10600 руб., договор № от 11.11.2008 года на сумму 35301 руб. и квитанция № к приходному кассовому ордеру на 10000 руб. (л.д.8-9).

Пояснениями истца, ответом на обращение Бобровой *.*. руководителя отдела процессуального контроля следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Ивановской области от 13.05.2010 года, приказом от 18.05.2010 года №-К о привлечении к дисциплинарной ответственности следователя по особо важным делам отдела по расследованию особо важных дел следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Ивановской области ФИО11 установлено, что часть документов, изъятых в ходе обыска по месту жительства Бобровой *.*. 03.12.2010 года, а именно товарный чек, подтверждающий покупку авторезины, договор на установку пластиковых окон, квитанция к кассовому ордеру о внесении аванса
за изготовление и установку пластиковых окон были утрачены.

При проведении служебной проверки было установлено, что следователем ФИО11 нарушены требования п.3 ст.177 УПК РФ, п.п. 15, 18 приказа Председателя Следственного комитета при прокуратуре РФ №6 от 07.09.2007 года «О мерах по организации предварительного следствия» в части изъятия только тех предметов, которые имеют отношение к уголовному делу и организации их надлежащего хранения; п.2.6 «Временной инструкции о порядке учета, хранения и передачи вещественных доказательств, ценностей и иного имущества по уголовным делам в органах прокуратуры РФ», утвержденной приказом и.о. Генпрокурора РФ от 07.06.2006 года № 29 в части организации учета сданных в камеру хранения вещественных доказательств, а также изъятых предметов, ценностей, документов, не являющихся вещественными доказательствами; п. 6.3 должностной инструкции следователя по особо важным делам следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Ивановской области, согласно которого в обязанности следователя входит надлежащее хранение вещественных доказательств по уголовным делам и обеспечение их сохранности. За ненадлежащее исполнение своих должностных обязанностей следователь по особо важным делам отдела по расследованию особо важных дел следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Ивановской области ФИО11 был привлечен к дисциплинарной ответственности (л.д.7, 72-75).

В период с 03.12.2008 года и по настоящее время должность следователя по особо важным делам отдела по расследованию особо важных дел ФИО11 финансируется за счет средств федерального бюджета (л.д.70).

Рассматривая исковые требования Бобровой *.*. о возмещении материального ущерба, реального ущерба и упущенной выгоды, суд исходит из следующего.

В соответствии со ст.1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных
лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Согласно ч.1 ст.15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

При этом часть 2 ст.15 ГК РФ устанавливает, что под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

В соответствии с положениями ст.ст.128, 142 ГК РФ изъятые в ходе обыска документы, принадлежащие Бобровой *.*., которые в дальнейшем были утрачены следователем по особо важным делам отдела по расследованию особо важных дел следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Ивановской области ФИО11 не являются имуществом, ценными бумагами, то есть не являются объектами гражданских прав. Факт утраты товарного чека на покупку резины, договора на установку пластиковых окон и квитанции к указанному договору не привел к утрате истцом пластиковых окон, поскольку они установлены по месту жительства истца, и приобретенной резины, которая также установлена на автомашину. Следовательно, исковые требования Бобровой *.*. о взыскании номинальной стоимости авторезины, работ по установке пластиковых окон, указанной в утраченных документах, не основаны на нормах права.

Суд не соглашается с утверждением истца о том, что по причине
утраты документов ее финансовая деятельность стала известна неопределенному кругу лиц, а действиями следователя нарушены ее конституционные права, предусмотренные ст.ст.17, 23, 24, 34, 35 Конституции РФ, поскольку в ходе проведения служебной проверки факт направления утраченных документов в ОВД г.Кохма своего документального подтверждения не нашел.

Истец Боброва *.*. поясняла в судебных заседаниях, что товарный чек № на сумму 10600 руб. был выдан на приобретенную в конце ноября 2008 года зимнюю резину (4 шипованых колеса) в магазине <данные изъяты>. В момент приобретения резины в магазине проходила акция, при покупке комплекта зимней резины, замену резины осуществляли бесплатно при предъявлении чека в соседнем шиномонтаже. Услугами указанной акции истец воспользоваться не смогла. Приобретенная в конце ноября 2008 года на автомашину была установлена 29.11.2010 года, стоимость работ по установке резины составила 1200 руб.

Относительно договора на установку пластиковых окон истец поясняла, что в <адрес> были установлены пластиковые окна. Договор на установку пластиковых окон был заключен с ООО <данные изъяты>, расположенном по адресу: <адрес>. Стоимость работ по договору составила 35301 руб., предоплата по договору составила 10000 руб. Установленные пластиковые окна находятся на гарантийном обслуживании в течение 60 месяцев. В настоящее время необходимости в проведении гарантийного ремонта окон нет, ООО <данные изъяты> переименовано в ООО <данные изъяты>.

Доводы истца, приведенные в судебном заседании, в обоснование исковых требований проверены судом.

Судом установлено, что собственником автомашины <данные изъяты> года выпуска является муж истца ФИО12, что подтверждается свидетельством о регистрации транспортного средства (л.д.71).

Каких-либо доказательств, подтверждающих тот факт, что покупка зимней резины в ноябре 2008 года в магазине <данные изъяты> предполагала ее бесплатную установку на автомашину в
соседнем шиномонтаже, что в ноябре 2008 года стоимость услуг по установке зимней резины составляла 1200 руб., как указано в товарном чеке от 29.11.2010 года ООО <данные изъяты> (л.д.52), истцом в нарушение требований ст.56 ГПК РФ в суд не представлено.

Истец не представила в суд доказательств того, что она обращалась в организацию, производившую установку пластиковых окон в ее доме в связи с необходимостью проведения гарантийного ремонта окон, в производстве гарантийного ремонта ей было отказано по причине отсутствия у нее договора на установку пластиковых окон.

Суд также не соглашается с мнением истца о том, что по причине изъятия и утраты договора на установку пластиковых окон с ООО <данные изъяты> и квитанции на предоплату по договору она лишилась гарантийного обслуживания, поскольку в соответствии с п. 5 ст. 18 Закона Российской Федерации “О защите прав потребителей“, ст. 493 ГК РФ отсутствие у потребителя кассового или товарного чека либо иного документа, удостоверяющих факт и условия покупки товара, не является основанием для отказа в удовлетворении его требований продавцом (изготовителем, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером). В случае возникновения спора потребитель вправе ссылаться на свидетельские показания в подтверждение факта заключения договора и его условий, которые оцениваются судом в совокупности со всеми собранными по делу доказательствами (п.21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.1994 года № 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей»).

<данные изъяты>

Таким образом, довод истца о том, что ООО <данные изъяты> в настоящее время переименовано в ООО <данные изъяты> своего подтверждения не нашел. Согласно ответу ООО <данные изъяты> в 2008 году договор между ООО и Бобровой *.*. не заключался. Боброва *.*. обращалась в ООО с просьбой оценить стоимость замены 1 камерного стеклопакета и демонтажамонтажа оконного блока (л.д.61).

Справку ООО «Центр оконных конструкций» о стоимости замены 1 камерного стеклопакета и демонтажамонтажа оконного блока от 29.11.2010 года (л.д.51), предоставленную истцом в суд в качестве доказательства размера причиненного ущерба (л.д.49), суд признает неотносимым доказательством по делу.

Суд полагает, что довод истца о том, что для восстановления утраченных документов ей придется потратить не менее трех рабочих дней, является надуманным и материалами дела не подтвержден. В связи с чем, необоснованным суд признает и требование истца о взыскании убытков за три рабочих дня в виде неполученной заработной платы в размере 2653,26 руб. (л.д.49, 50).

Суд приходит к однозначному выводу о том, что истцом в нарушение требований ст.56 ГПК РФ не представлено совокупности доказательств, подтверждающих тот факт, что утратой документов, указанных в иске, нарушены имущественные права истца, были причинены убытки (реальный ущерб, упущенная выгода). В связи с чем, в удовлетворении исковых требований Бобровой *.*. о возмещении материального ущерба в размере 45901 руб., реального ущерба и упущенной выгоды в размере 21703,26 руб. следует отказать.

Рассматривая требование Бобровой *.*. о взыскании компенсации морального вреда в размере 100000 руб. суд исходит из следующего.

Часть 1 ст.151 ГК РФ устанавливает, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Часть 2 ст.151 ГК РФ предусматривает, что при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

В соответствии с п.2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 года № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействиями), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законом об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

В иске истец указала, что моральный вред она испытала в результате долговременной и неприятной переписки с правоохранительными органами. В ходе общения с правоохранительными органами она испытывала нравственные переживания, чувствовала себя оскорбленной, униженной, а утеря документов привела к лишению имущественных прав (возможности воспользоваться гарантийным обслуживанием и ремонтом пластиковых окон, иметь в дальнейшем накопительную скидку на установку окон в этой де компании и возможность бесплатной замены авторезины).

Факт переписки истца Бобровой *.*. с органами прокуратуры, Управлением Президента РФ материалами дела установлен (л.д.7, 31-43). Сам факт переписки с правоохранительными органами, иными ведомствами не может быть расценен как оскорбляющий и унижающий истца. Истцом не представлено каких-либо доказательств причинения указанной перепиской морального вреда. Факт нарушения имущественных прав истца судом также не установлен.

В связи с чем, суд приходит к твердому убеждению о том, что в удовлетворении исковых требований Бобровой *.*. о взыскании компенсации морального вреда следует отказать.

В соответствии с положениями ст.98 ГПК РФ в связи с отказом в удовлетворении исковых требований не подлежит удовлетворению и требование Бобровой *.*. о взыскании расходов по оплате государственной пошлины в размере 600 руб. (л.д.5, 69).

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.98, 194-199 ГПК РФ, суд

Решил:

В удовлетворении исковых требований Ф.И.О. о возмещении материального ущерба, морального вреда, реального ущерба, упущенной выгоды отказать в полном объеме.

Решение может быть обжаловано в Ивановский областной суд через Октябрьский районный суд города Иванов в течение 10 дней со дня вынесения.

Судья Белова *.*.