Судебная практика

О признании необоснованным отказа в установлении второй группы инвалидности. Решение от 20 февраля 2006 года №. Липецкая область.

Октябрьский районный суд города Липецка под председательством судьи Сурниной *.*. при секретаре Авдеевой *.*., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Антонова *.*. к ФГУ «Главное бюро МСЭ по Липецкой области» и ФГУ «Федеральное бюро МСЭ» об оспаривании решений,

Установил:

Антонов *.*. обратился в суд с иском к ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Липецкой области» и ФГУ «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы», просил признать необоснованным отказ ответчиков в установлении ему 2 группы инвалидности и увеличении степени утраты профессиональной трудоспособности до 100%. Требования обоснованы тем, что в связи с полученной ДД.ММ.ГГГГ производственной травмой ему была произведена ампутация плеча левой руки, вследствие чего
ДД.ММ.ГГГГ установлена третья группа инвалидности.

С ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ истец наблюдался в районной <данные изъяты> поликлинике по месту жительства, в этот период процент утраты трудоспособности ему не устанавливался и рекомендаций по протезированию левой руки не давалось.

ДД.ММ.ГГГГ Антонову *.*. была определена вторая группа инвалидности и 70% утраты трудоспособности, при следующем переосвидетельствовании вторую группу инвалидности изменили на третью.

После травмы у истца постоянно присутствуют фантомные боли, вследствие чего он вынужден принимать обезболивающие и успокаивающие средства, а с возрастом появились еще и другие болезни - <данные изъяты>.

ДД.ММ.ГГГГ поликлиникой <данные изъяты> Антонов *.*. направлен на повторную медико-социальную экспертизу с целью очередного переосвидетельствования для усиления группы инвалидности и процентов потери трудоспособности в связи с возрастом и фантомными болями.

Однако в увеличении группы инвалидности и процентов потери трудоспособности ему было отказано, более того, в карте ПРП указали, что он одновременно нуждается в постоянном бытовом уходе и может выполнять легкие подсобные работы без указания исполнителя и сроков исполнения. Данное Решение было обжаловано в состав № ФГУ «ГБ МСЭ по Липецкой области», который ДД.ММ.ГГГГ отказал в удовлетворении жалобы.

Далее Решение было обжаловано главному эксперту медико-социальной экспертизы ФГУ «ГБ МСЭ по Липецкой области», однако явиться ДД.ММ.ГГГГ на освидетельствование истец не смог по причине нахождения на лечении в хирургическом отделении МУ <данные изъяты> г. Липецка, в связи с чем документы были ему возвращены.

ДД.ММ.ГГГГ специалисты состава № 1 ФГУ «ГБ МСЭ по Липецкой области» повторно отказали Антонову *.*. в увеличении группы инвалидности и процентов утраты трудоспособности, ссылаясь на то, что это максимально возможное по его травме, а что касается иных заболеваний, то по ним тоже
нет оснований для увеличения группы инвалидности.

По жалобе истца он был освидетельствован в экспертном бюро профпаталогического профиля ФГУ «ФБ МСЭ», которое извещением от ДД.ММ.ГГГГ № сообщило об отказе в удовлетворении жалобы.

Полагает названные решения необоснованными, поскольку степень ограничения основных категорий жизнедеятельности человека определяется исходя из оценки их отклонения от нормы, соответствующей определенному периоду (возрасту) биологического развития человека, а в отношении него это выполнено не было.

Комплексной оценки состояния организма проведено не было, что подтверждается ссылкой членов комиссии на возможность отдельного освидетельствования истца по другим имеющимся заболеваниям, а также отсутствием анализа всех имеющихся документов с содержанием клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых, психологических данных освидетельствуемого.

В судебном заседании представитель истца по доверенности Кулаков *.*. поддержал исковые требования, указал, что в ДД.ММ.ГГГГ филиалом № ФГУ «ГБ МСЭ по Липецкой области» необоснованно было отказано в освидетельствовании Антонова *.*. на предмет усиления группы инвалидности и увеличения размера процентов утраты трудоспособности; всеми экспертными комиссиями не учтены ухудшение состояния здоровья истца, присутствие постоянных фантомных болей, изменение диагноза, невозможность выполнения им работы по профессии, нуждаемость в бытовом уходе.

Антонов *.*. в судебное заседание не явился.

Представитель ФГУ «Главное бюро МСЭ по Липецкой области» Диденко *.*. исковые требования не признала, ссылаясь на отсутствие оснований для установления истцу второй группы инвалидности и 100% утраты трудоспособности.

Представитель ФГУ «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы» в судебное заседание не явился, о времени и месте судебного заседания извещен надлежащим образом.

Выслушав представителей сторон, заслушав свидетелей, исследовав письменные доказательства, суд не находит оснований для удовлетворения исковых требований.

Конституция Российской Федерации, в соответствии с целями социального государства (статья 7, часть 1), гарантируя каждому право на охрану здоровья и
медицинскую помощь (статья 41, часть 1) и социальное обеспечение в установленных законом случаях, в том числе по инвалидности (статья 39, часть 1), не определяет порядок и условия признания граждан инвалидами, относя это к компетенции законодателя (статья 39, часть 2).

Реализуя предоставленные ему полномочия, законодатель возложил право проведения медико-социальной экспертизы и признание лица инвалидом на федеральные учреждения медико-социальной экспертизы. Решения указанных учреждений могут быть обжалованы в суд общей юрисдикции.

Согласно части четвертой статьи 1 Федерального закона от 24.11.1995 г. № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» (с последующими изменениями) признание лица инвалидом осуществляется федеральным учреждением медико-социальной экспертизы. Порядок и условия признания лица инвалидом устанавливаются Правительством Российской Федерации.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 20 февраля 2006 года № 95 «О порядке и условиях признания лица инвалидом» утверждены Правила признание лица инвалидом, согласно пункту 1 которых, признание лица инвалидом осуществляется федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы: Федеральным бюро медико-социальной экспертизы, главным бюро медико-социальной экспертизы, а также бюро медико-социальной экспертизы в городах и районах, являющимися филиалами главного бюро.

Признание лица инвалидом осуществляется при проведении медико-социальной экспертизы исходя из комплексной оценки состояния организма гражданина на основе анализа его клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых и психологических данных с использованием классификаций и критериев, используемых Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации (п. 2).

Медико-социальная экспертиза проводится для установления структуры и степени ограничения жизнедеятельности гражданина (в том числе степени ограничения способности к трудовой деятельности) и его реабилитационного потенциала (п. 3).

Решения бюро, главного бюро, Федерального бюро могут быть обжалованы в суд гражданином (его законным представителем) в порядке, установленном законодательством Российской Федерации (п. 46 указанного Постановления
Правительства РФ от 20.02.2006 г. № 95, в ред. Постановления Правительства РФ от 07.04.2008 г. № 247).

В соответствии с п. 5 тех же Правил, условиями признания гражданина инвалидом являются: а) нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами; б) ограничение жизнедеятельности (полная или частичная утрата гражданином способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться или заниматься трудовой деятельностью; в) необходимость в мерах социальной защиты, включая реабилитацию (п. 5).

Согласно п. 6 Правил, наличие одного из указанных в пункте 5 настоящих Правил условий не является основанием, достаточным для признания лица инвалидом

Критерием для определения второй группы инвалидности, согласно Классификаций и критерий, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы, утвержденных Приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 22.08.2005 г. № 535, а с 06.04.2010 г. - приказом того же Министерства от 23.12.2009 г. № 1013н, является нарушение здоровья человека со стойким выраженным расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению одной из следующих категорий жизнедеятельности или их сочетанию и вызывающее необходимость его социальной защиты:

способности к самообслуживанию второй степени;

способности к передвижению второй степени;

способности к ориентации второй степени;

способности контролировать свое поведение второй степени;

способности к обучению третьей, второй степени(с 06.04.2010 г. - второй степени);

способности к трудовой деятельности третьей, второй степени (с 06.04.2010 г. - второй степени).

Критерием для определения третьей группы инвалидности является нарушение здоровья человека со стойким умеренно выраженным расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению жизнедеятельности в их различных сочетаниях и вызывающее
необходимость его социальной защиты:

способности к самообслуживанию первой степени;

способности к передвижению первой степени;

способности к ориентации первой степени;

способности к общению первой степени;

способности к общению первой степени;

способности контролировать свое поведение первой степени;

способности к обучению первой степени.

Степень ограничения категорий жизнедеятельности человека определяется исходя из оценки их отклонения от нормы, соответствующей определенному периоду (возрасту) биологического развития человека (п. 7).

Судом установлено, что ДД.ММ.ГГГГ Антоновым *.*. была получена производственная травма, в результате которой у него была ампутирована левая рука.

ДД.ММ.ГГГГ - ДД.ММ.ГГГГ Антонов *.*. прошел освидетельствование в филиале № ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Липецкой области», по результатам которого ему оставлена подтвержденная ранее в ДД.ММ.ГГГГ третья группа инвалидности по трудовому увечью на производстве с ограничением степени трудовой деятельности первой степени и 60% утраты профессиональной трудоспособности бессрочно (акт №).

Данное Решение было обжаловано истцом в состав № ФГУ «ГБ МСЭ по Липецкой области», который ДД.ММ.ГГГГ Решение филиала № оставил без изменения, мотивировав имеющимся стойким умеренным выраженным нарушениям стато-двигательной функции верхней конечности, приведшим к ограничениям: самообслуживания 1 ст., трудовой деятельности 1 ст. (акт №).

ДД.ММ.ГГГГ экспертный совет подтвердил выводы состава № ФГУ «ГБ МСЭ по Липецкой области».

На основании направления формы № от ДД.ММ.ГГГГ, выданного КЭК поликлиники <данные изъяты> и заявлений Антонова *.*. от ДД.ММ.ГГГГ, он был освидетельствован филиалом № межрайбюро № ФГУ «ГБ МСЭ по Липецкой области» с целью определения группы инвалидности, степени ограничения к трудовой деятельности, процента утраты профессиональной трудоспособности, составления программы реабилитации пострадавшего и индивидуальной программы реабилитации.

Доводы представителя Антонова *.*. в той части, что освидетельствование истца было неполным и ограничилось только составлением программы реабилитации пострадавшего (ПРП), судом проверялись и
не нашли своего подтверждения в ходе судебного разбирательства.

Так, согласно показаниям свидетеля *.*. С. (члена экспертной комиссии филиала №) им были выявлены дописки в направлении формы №.

Свидетель С.. (руководитель филиала №) показала, что ею был сделан запрос в НП «<данные изъяты>» с целью уточнения пункта 33 формы № от ДД.ММ.ГГГГ по Антонову *.*. о цели его направления во МСЭ.

В соответствии со справкой главного врача НП «<данные изъяты>» Т. (<данные изъяты>), согласно записям журнала врачебной комиссии поликлиники от ДД.ММ.ГГГГ протокол № заполнялась ф. № с целью коррекции программы реабилитации пострадавшего Антонова *.*.

Как следует из дополнительного ответа главного врача НП «НМЦ» (л.д. 76), показаний свидетеля А. (<данные изъяты> им был подготовлен ДД.ММ.ГГГГ ответ следующего содержания: «В п. 33 формы № от ДД.ММ.ГГГГ Антонова *.*. о цели направления на МСЭ врачом травматологом В.. сделана запись «коррекция программы реабилитации». Фраза «усиление группы инвалидности» написана другим лицом. Также обнаружена в пунктах № и № дописанная фраза «ДОА плечевого сустава».

Допрошенный в судебном заседании В. (врач травматолог), показал, что дописка в направлении формы № осуществлена иным лицом. Однако не отрицал, что записи в амбулаторной карте Антонова *.*. от ДД.ММ.ГГГГ (цель обращения) и от ДД.ММ.ГГГГ (Решение врачебной комиссии поликлиники) произведены им. Как следует из названных записей, истец направлен на МСЭ для коррекции программы реабилитации и усиления группы инвалидности.

Свидетельские показания *.*., что истец был освидетельствован только с целью разработки ПРП опровергается самим актом освидетельствования №, в котором имеется запись об экспертном решении (п. 30.4) о наличии 3 группы инвалидности по трудовому увечью и 60% утраты профессиональной трудоспособности бессрочно. То обстоятельство,
что в п. 34 «Обоснованность экспертного решения» указано только на разработку ПРП на лекарственные средства и санаторно-курортное лечение, не может иметь решающего значения, поскольку впоследствии данное Решение неоднократно обжаловалось вплоть до ФГУ «Федеральное бюро МСЭ», экспертными комиссиями давалась оценка предыдущим решениям, в том числе и отказу в усилении группы инвалидности и увеличении процентов утраты профессиональной трудоспособности, и оснований для их изменения установлено не было.

Так, ДД.ММ.ГГГГ состав № ФГУ «ГБ МСЭ по Липецкой области» (акт №), того же числа экспертный совет № ФГУ «ГБ МСЭ по Липецкой области» (акт №), ДД.ММ.ГГГГ экспертное бюро профпатологического профиля ФГУ «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы»(акт освидетельствования №) не нашли оснований для изменения решения ФГУ «Главное бюро МСЭ по Липецкой области».

Как следует из сообщения руководителя бюро профпаталогического профиля ФГУ «ФБ МСЭ» Л.., согласно данным представленных медицинских и медико-экспертных документов, результатам личного осмотра, у Антонова *.*. имеются стойкие умеренные нарушения статодинамической функции, которые приводят к ограничениям основных категорий жизнедеятельности: способность к трудовой деятельности - 1 ст., передвижение - 1 ст., самообслуживание - 1 ст. и вызывают необходимость в мерах социальной защиты и в соответствии с п.п. 5, 6, 13 «Правил признания лица инвалидом», утвержденных Постановлением Правительства РФ от 20 февраля 2006 года № 95 и п. 15 «Классификаций и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы», утв. приказом Минздравсоцразвития от 22 августа 2005 г. № 535 (действующими на момент освидетельствования в филиале Главного бюро) и п. 10 «Классификаций и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы», утв. приказом
Минздравсоцразвития от 25 декабря 2009 г. № 1013н являются основанием для определения третьей группы инвалидности бессрочно с причиной инвалидности «трудовое увечье». В соответствии с п.п. 16, 27 «Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», утв. Постановлением Правительства РФ от 16.10.2000 г. № 789 установлено 60% утраты профессиональной трудоспособности бессрочно.

Оценивая приведенные решения бюро медико-социальной экспертизы, суд приходит к следующему.

В соответствии с п.п. 2, 3 Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утв. Постановлением Правительства РФ от 16 октября 2000 г. № 789 (с изменениями от 1 февраля 2005 г.), степень утраты профессиональной трудоспособности устанавливается в процентах на момент освидетельствования пострадавшего, исходя из оценки потери способности осуществлять профессиональную деятельность вследствие несчастного случая на производстве и профессионального заболевания, в соответствии с критериями определения степени утраты профессиональной трудоспособности, утвержденными Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации.

Одновременно с установлением степени утраты профессиональной трудоспособности учреждение медико-социальной экспертизы при наличии оснований определяет нуждаемость пострадавшего в медицинской, социальной и профессиональной реабилитации, а также признает пострадавшего инвалидом.

Согласно п. 20 Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (утв. Постановлением Минтруда РФ от 18 июля 2001 г. № 56) (с последующими изменениями), в случаях, когда в результате несчастного случая на производстве или профессионального заболевания при значительно выраженных нарушениях функций организма у пострадавшего наступила полная утрата способности к профессиональной деятельности, в том числе в специально созданных производственных или иных условиях труда, устанавливается 100 процентов утраты профессиональной трудоспособности.

В
пункте 21 приведены значительно выраженные нарушения стато-динамической функции, которые являются примерами клинико-функциональных критериев установления 100 процентов утраты профессиональной трудоспособности, определяющих полную утрату профессиональной трудоспособности. Ни одному из этих примеров не соответствуют имеющиеся у истца нарушения стато-динамических функций.

В соответствии с п. 25 тех же Временных критериев степень утраты профессиональной трудоспособности пострадавшим с умеренными нарушениями функций организма устанавливается в зависимости от уровня снижения квалификации, объема производственной деятельности или категории тяжести труда:

60% процентов утраты профессиональной трудоспособности устанавливается в случаях:

если пострадавший может выполнять работу по профессии, но со снижением квалификации на четыре тарификационных разряда;

если пострадавший может выполнять работу с использованием профессиональных знаний, умений и навыков, но со снижением квалификации на четыре тарификационных разряда;

если пострадавший может выполнять неквалифицированный физический труд со снижением разряда работ на четыре категории тяжести.

Принимая Решение о наличии у Антонова *.*. 60% утраты профессиональной трудоспособности, все комиссии учреждений медико-социальной экспертизы руководствовались возможностью истца выполнять неквалифицированный физический труд, что, в свою очередь, подтверждается записями в его трудовой книжке.

Нуждаемость Антонова *.*. в бытовом уходе, отраженная в его программах ПРП, не свидетельствует о наличии у него способности к самообслуживанию более высокой степени, ибо согласно классификации и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы, утвержденных приказом Минздравсоцразвития РФ № 535 от 22.08.2005 г., действовавших на момент освидетельствования истца филиалом № и действующих с 06.04.2010 г. согласно приказу Минзравсоцразвития РФ от 23.12.2009 г. № 1013н (в период последующих освидетельствований Антонова *.*.), способность к самообслуживанию - способность человека самостоятельно осуществлять основные физиологические потребности, выполнять повседневную бытовую деятель Ф.И.О. гигиены.

При этом 1 степень означает способность к самообслуживанию при более длительной затрате времени, дробности его выполнения, сокращении объема с использованием при необходимости вспомогательных технических средств (подп. «а» п. 6).

Экспертные комиссии пришли к выводу, что у Антонова *.*. имеются ограничения в самообслуживании, но не настолько, чтобы Ф.И.О. помощью других лиц.

Понятие нуждаемости истца в бытовом уходе, отраженная в программе реабилитации пострадавшего, имеет иную природу.

Нуждаемость пострадавшего в медицинской, социальной и профессиональной реабилитации определяется МСЭ для Фонда социального страхования РФ, о чем указывается в самой программе реабилитации и регламентируется Временным порядком взаимодействия субъектов и участников системы обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний по вопросам медико-социальной экспертизы, медицинской, социальной и профессиональной реабилитации застрахованного и оплаты дополнительных расходов на ее проведение (утв. Минздравом РФ, Фондом социального страхования РФ и Минтрудом РФ 18, 19 апреля 200 г. №№ 2510/4245-23, 02-08/10-943П, 2726-АО).

В соответствии с п. 2.7 Временного порядка, нуждаемость в постороннем бытовом уходе определяется в случае, если пострадавший по состоянию здоровья частично ограничен в самообслуживании (уборка жилого помещения, стирка белья, приготовление пищи).

При этом, согласно Положению об оплате дополнительных расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию застрахованных лиц, получивших повреждение здоровья вследствие несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденному Постановлением Правительства РФ от 15 мая 2006 г. № 286, страховщиком производится ежемесячная выплата застрахованному лицу 225 рублей.

Экспертные комиссии пришли к выводу о наличии у Антонова *.*. навыков осуществлять самостоятельно личную гигиену

К показаниям свидетеля Н.. в той части, что способность к самообслуживанию истца со временем только ухудшилась, суд относится критически, поскольку она является его супругой, а помимо этого, имеет неприязненные отношения к ФГУ «ГБ МСЭ» в связи с проходившими ранее судебными процессами по ее исковым требованиям.

Суд не усматривает нарушений в порядке проведения медико-социальной экспертизы Антонова *.*. ни в одном из бюро. Экспертиза проводилась соответствующими специалистами, путем очного обследования истца, изучения представленных им документов, анализа социально-бытовых, профессионально-трудовых, психологических и других данных. При каждом освидетельствовании велся протокол.

Истец и его представитель не ссылались на отсутствие каких-либо медицинских документов, которые не были представлены экспертным комиссиям для исследования. О наличии фантомных болей и обращениях за психиатрической помощью имелись записи в амбулаторной карте, представлявшейся на освидетельствование.

Доводы представителя истца о том, что обследование проходило поверхностно, а медицинские документы изучались невнимательно, ничем не подтверждены, поскольку Правила признания лица инвалидом не предусматривают права присутствия освидетельствуемого при обсуждении результатов его медико-социальной экспертизы и принятии решения.

В соответствии с ч. 2 п. 28 Правил Решение объявляется гражданину, проходившему медико-социальную экспертизу (его законному представителю), в присутствии всех специалистов, проводивших медико-социальную экспертизу.

Судом также не усматривается изменение диагноза Антонова *.*. по последствиям производственной травмы, которые могли бы привести к необоснованному отказу в усилении группы инвалидности истца, поскольку он имеет только различную формулировку <данные изъяты> не меняющую сути диагноза.

При таких обстоятельств оснований для удовлетворения исковых требований не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ, суд

Решил:

Антонову *.*. отказать в удовлетворении иска к ФГУ «Главное бюро МСЭ по Липецкой области» и ФГУ «Федеральное бюро МСЭ» об оспаривании решений об отказе в признании инвалидом П группы и установлении степени утраты профессиональной трудоспособности в размере 100%.

Решение подлежит обжалованию в Липецкий областной суд в течение 10 дней со дня принятия решения судом в окончательной форме путем подачи кассационной жалобы в Октябрьский районный суд г. Липецка.

Председательствующий

Мотивированное Решение изготовлено

22.12.2010 года. Председательствующий

Решение не вступило в законную силу.