Судебная практика

Об осуждении лица за хищение денежных средств путём обмана изменен, из описательно-мотивировочной части приговора исклюбчена ссылка на ст. 316 УПК РФ, приговор в части удовлетворения гражданского иска отменён. Определение от 21 декабря 2010 года №. Орловская область.

Судебная коллегия по уголовным делам Орловского областного суда в составе:

Председательствующего Давиденко *.*.

судей Опальковой *.*., Чурковой *.*.

при секретаре Камаловой *.*.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению исполняющего обязанности прокурора Ливенского района Орловской области Ивлева *.*., кассационным жалобам осужденно Ф.И.О. её защитников - адвоката Анисимова *.*. и Боранова *.*. на Приговор Ливенского районного суда Орловской области от 1 ноября 2010 года, которым
< Ф.И.О. <данные изъяты>, ранее несудимая,

осуждена по ч. 3 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона № 377-ФЗот 27.12.2009 года) к штрафу в размере 150 000 рублей.

До вступления Приговора в законную силу мера пресечения оставлена прежняя – в
виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

В пользу Департамента здравоохранения и социального развития Орловской области в возмещение причиненного ущерба с Борановой *.*. взыскано 19000 рублей 27 копеек.

Заслушав доклад судьи Чурковой *.*., выступление осужденной Борановой *.*. и её защитников - адвоката Анисимова *.*., Боранова *.*., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Бондаренко *.*. частично поддержавшей доводы представления об отмене Приговора, судебная коллегия

Установила:

По Приговору суда Ф.И.О. в том, что она, используя своё служебное положение директора Социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних <данные изъяты> совершила хищение денежных средств бюджета Орловской области в сумме <данные изъяты>, путём обмана.

Преступление совершено в период <данные изъяты> при обстоятельствах, изложенных в Приговоре.

В судебном заседании Боранова *.*. вину не признала.

В кассационном представлении исполняющий обязанности прокурора района Ивлев *.*. просит об отмене Приговора и направлении уголовного дела на новое рассмотрение. В обоснование указывает, что подчинённые Борановой трижды готовили справки о заработной плате, занижая её реальный доход, между изготовлением справок имеет место значительный промежуток времени, первые две были изготовлены и.о. кассира ФИО1, последняя - главным бухгалтером ФИО2, умысел Борановой был направлен каждый раз на незаконное получение определённой денежной суммы за определенный период времени, следовательно её действия должны быть квалифицированы отдельно за каждый инкриминируемый ей эпизод получения субсидий по ч. 3 ст. 159 УК РФ, а не как одно продолжаемое преступление; отвергая доводы подсудимой и защиты, суд основывался лишь на предположениях; указание во вводной части Приговора о том, что Боранова не работает необоснованно, поскольку она в ходе предварительного следствия была отстранена от должности и до настоящего времени не уволена; в описательно - мотивировочной части
Приговора необоснованна ссылка суда на ст. 316 УПК РФ, поскольку дело рассматривалось в общем порядке; вывод суда о необходимости взыскания с Борановой 19000 рублей 27 копеек не мотивирован, а ссылка на подзаконные акты необоснованна.

В кассационной жалобе адвокат Анисимов *.*. просит Приговор отменить, Боранову *.*. оправдать и уголовное дело прекратить за отсутствием в её действиях состава преступления. В обоснование указывает, что прямой умысел на совершение длящегося преступления отсутствует;

судом установлено, что Боранова, будучи директором ОГУ «СРЦН <данные изъяты> справок о заработной плате не готовила, не составляла и не печатала, а только подписывала, Боранова не может быть субъектом инкриминируемых деяний, поскольку в круг должностных обязанностей руководителя организации, не входит проверка данных внесенных в справки;

суд, обосновывая виновность Борановой, ссылается на показания ФИО2, ФИО1, ФИО3, ФИО4, ФИО5, достоверность которых вызывает сомнение по причине заинтересованности свидетелей в уголовном преследовании Борановой;

несмотря на ходатайство защиты, свидетели ФИО1 и ФИО2, отказались пройти проверку с использованием детектора лжи;

в своих показаниях ФИО1 и ФИО2, отмечали, что неоднократно допускали ошибки при составлении отчетных документов, со стороны указанных свидетелей имеет место оговор Борановой;

суд Установил, что осужденная не имеет бухгалтерского образования;

на момент начала проверки сотрудниками ОБЭП и возбуждения уголовного дела Боранова находилась на стационарном лечении в ЦРБ и узнала о происходящем от ФИО2 <дата>;

следователем было дважды немотивированно отказано в ходатайстве защиты о допросе ФИО6 и ФИО7;

показания Борановой последовательные и указывают на то, что ФИО2 оговаривает её под угрозой возбуждения уголовного дела, поскольку именно ФИО2, как главный бухгалтер, отвечает за достоверность сведений, указанных в справках о зарплате, показания Борановой подтвердил в суде свидетель ФИО6;

показания свидетелей
ФИО7 и ФИО8 опровергают возможность осужденной дать жесткое указание своим подчиненным;

суд необоснованно сослался на признанные недопустимыми доказательствами 2-е флеш-карты с копиями аудиозаписи разговора, изъятые <дата> и <дата>;

при проведении предварительного следствия допущены многочисленные нарушения норм УПК РФ, что было подтверждено в суде следователем ФИО9; суд не дал объективную оценку нарушениям уголовно-процессуального закона, допущенным при составлении и утверждении обвинительного заключения;

необоснованно отклонены ходатайства стороны защиты о истребовании подлинников отчетной документации «СРЦН «<данные изъяты>, о назначении по данным документам почерковедческой и судебно-бухгалтерской экспертиз;

необоснованно удовлетворены исковые требования представителя потерпевшего;

Боранова является добропорядочным гражданином РФ, имеющим постоянную регистрацию и место жительства, ранее к дисциплинарн Ф.И.О. ответственности не привлекалась, не судима, по месту жительства и работы характеризуется положительно, состоит в браке и имеет на иждивении двоих детей;

суд не дал всем вышеизложенным фактам надлежащей юридической оценки, соответственно дело в отношении Борановой рассмотрено с обвинительным уклоном.


судом необоснованно отказано в проведении почерковедческой экспертизы на предмет принадлежности подписей в расчетно-платёжных ведомостях;

судом было установлено, что Боранова имела право на получение субсидии, свидетели признали факт отсутствия приказов или угроз с её стороны при составлении справок о доходах;

суд не учел, что менеджер отдела субсидии ФИО10 предварительных расчетов для Борановой не производила, поэтому осужденная не могла знать, положена ей была субсидия или нет и в каком размере;

судом не представлено доказательств подтверждающих фактическое получение Борановой
дохода в октябре 2008 г. и в декабре 2009 г. всего на сумму 8599,23 рублей, в материалах дела отсутствуют расчетно-платёжные ведомости на указанные суммы;

в данном деле отсутствует прямой умысел;

необоснованно не учтены показания свидетелей ФИО6 и ФИО7 ввид Ф.И.О. заинтересованности в исходе дела, поскольку это является предположением и умозаключением судьи и не подтверждается никакими материалами дела;

суд принял показания свидетелей обвинения, которые находятся между собой в родственных и отношениях свойства;

показания свидетелей ФИО3, ФИО4 основаны на предположениях и умозаключениях;

суд не дал объективной оценки ложным показаниям свидетеля ФИО1 о том, что она получала субсидию в завышенном размере по недостоверным сведениям на основании самостоятельно выписанных справок, однако в своих справках она допустила техническую ошибку, а в случае с Борановой было обусловлено не включать сведения о премиях и отпускных;

свидетели ФИО2 и ФИО1 оговорили Боранову, так как сами находились под непосредственной угрозой возбуждения в отношении них уголовного дела; свидетель ФИО2 неоднократно допускала ошибки при составлении справок о зарплате;

суд, при удовлетворении иска о взыскании с Борановой 19000 руб. 27 коп., не учёл показания свидетеля ФИО10 и представителя потерпевшего ФИО11 о том, что осужденная имела право на получение субсидии, но в меньших размерах, и разница переплаты составила <данные изъяты>, что составляет сумму ущерба по обвинительному заключению и необоснованно удовлетворил исковые требования в полном объеме;

суд не учел, что заявление Борановой на перерасчет размера субсидии было подано до возбуждения уголовного дела;

мера пресечения Борановой не избиралась, в связи с чем, необоснованно указание в Приговоре на оставление без изменения в отношении осужденной Борановой меры пресечения в виде подписке о невыезде и надлежащим поведении.

В
возражениях государственный обвинитель Горюшкин *.*. указывает на необоснованность доводов, содержащихся в кассационных жалобах осужденной Борановой *.*., её защитника Боранова *.*. и адвоката Анисимова *.*. и полагает, что он не подлежат удовлетворению.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, кассационного представления, судебная коллегия приходит к следующему.

Вывод суда о виновности Борановой *.*. в хищении денежных средств из бюджета Орловской области основан на имеющихся в деле доказательствах, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании.

Так, представитель потерпевшего ФИО11 - начальник отдела субсидий Управления социальной защиты населения департамента здравоохранения и социального развития Орловской области суду показала, что ответственность за достоверность предоставленных сведений для получения субсидии на оплату жилищно-коммунальных услуг, в том числе о доходах, возлагается на заявителя. На основании предоставленных Борановой документов для получения субсидии фактически за периоды с <дата> по <дата>; с <дата> по <дата>; с <дата> по <дата> ей были выплачены субсидии на общую сумму 19 000 рублей 27 копеек. В результате занижения размера своего дохода за указанные периоды Борановой были переплачены субсидии в общей сумме <данные изъяты>. Также предоставление заявителем неполных и (или) заведомо недостоверных сведений является основанием для отказа в предоставлении субсидии, поэтому субсидия в указанные выше периоды была получена Борановой *.*. незаконно в полном объёме.

Свидетель ФИО2 - главный бухгалтер МУ «СРЦН <данные изъяты> суду показала, что при подготовке справки о заработной плате за период с <дата> по <дата> Боранова велела ФИО1, занимавшейся оформлением справок, не указывать в справке премии и отпускные, пояснив, что иначе она не сможет получить субсидию. Они расценили это как приказ директора. Разница в сумме
зарплаты указанной в справке, и фактической составляла не менее 18000 рублей. Справку она подписала вынужденно, поскольку боялась быть уволенной. Второй раз <дата> по просьбе Борановой ФИО1 выписала справку о зарплате за период с <дата>. по <дата> при этом Боранова дала указание не указывать только отпускные. Разница суммы зарплаты за 6 месяцев указанной в справке, и фактической суммой составила не менее 1000 рублей., но не более 10000рублей. В ноябре 2009 г. ФИО1 уволилась, и в <дата> Боранова попросила её выписать справку о зарплате за период с <дата>. по <дата>, не включая в неё разовую премию в размере 4576 рублей. Она не могла ослушаться Боранову и выписала такую справку. При допросе в милиции она добровольно рассказала об обстоятельствах оформления указанных справок о заработной плате Борановой, какого-либо давления на неё с целью склонить к даче показаний против Борановой, сотрудниками милиции не оказывалось.

В ходе очной ставки с подозреваемой Борановой *.*. свидетель ФИО2 подтвердила свои показания (т.1, л.д.159-163).

В журнале регистрации исходящей корреспонденции Социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних <данные изъяты> начатого <дата> имеется запись за № от <дата> о выдаче справки о заработной плате Борановой *.*. по месту требования исполнителем ФИО2

Из показаний в суде свидетеля ФИО1 следует, что она с февраля 2008 г. по ноябрь 2009 г. выполняла функции бухгалтера-кассира в «СРЦН <данные изъяты>. Оформление справок о заработной плате на неё фактически было возложено главным бухгалтером ФИО2 Директор Центра Боранова *.*. дважды – <дата> и <дата> давала ей указание оформить справку о заработной плате, исключив из общей суммы дохода суммы премиальных и отпускных. Она подчинилась требованию, поскольку
находилась в прямом подчинении Борановой, не могла ослушаться директора, боясь увольнения. В <дата> вновь по просьбе Борановой она оформила справку о заработной плате Борановой, не включив в неё премию и отпускные, поскольку если её доход бы превышал определенную сумму, то она не получит субсидию на оплату жилищно-коммунальных услуг. Она не могла ослушаться директора, поскольку опасалась, что в противном случае та её уволит. Показания об обстоятельствах оформления ею вышеуказанных справок о зарплате Борановой она давала следователю добровольно, без какого-либо давления со стороны сотрудников милиции.

Свои показания свидетель ФИО1 подтвердила в ходе очной ставки с подозреваемой Борановой *.*. (т.1, л.д.152-156).

В ходе осмотра документов в журнале регистрации исходящей корреспонденции СРЦН <данные изъяты> установлена запись № от <дата> о выдаче справки о зарплате за 6 месяцев Борановой *.*. по месту требования исполнителем ФИО1; за № - запись от <дата> о выдаче справки о зарплате за 6 месяцев Борановой *.*. по месту требования исполнителем ФИО1 (т.2, л.д.4-5).

Должностные обязанности директора «Социально- реабилитационного Центра для несовершеннолетних <данные изъяты> включают в себя самостоятельное назначение на должность и освобождение от должности работников центра согласно трудовому договору, издание в пределах своей компетенции приказов, распоряжений, иных локальных актов и дача указаний, обязательных для работников центра.

Как усматривается из показаний в суде свидетеля ФИО3 со слов её дочери ФИО2 ей известно, что по приказу директора центра Борановой *.*. для оформления субсидии бухгалтер ФИО1 выписывала справки о заработной плате, не включая в них по указанию Борановой некоторые выплаты. Летом 2010 года Боранова со своим мужем приезжали к ним домой и просили сказать её дочь, что
якобы ошиблась при составлении справок, не указав премии и отпускные, указав меньший доход, чем был получен Борановой фактически.

В суде свидетель ФИО4 - специалиста по социальной работе ОГУ «СРЦН <данные изъяты> подтвердила, что ФИО2 рассказывала ей, как Боранова *.*. просила её не включать в свою справку о заработной плате премии и отпускные, а впоследствии и просила сказать, что она ошиблась при оформлении справок. От ФИО2 известно, что Боранова угрожала ФИО1 и говорила, что сделает всё, чтобы ФИО2 больше не работала. А в мае 2010 г. после 17 часов она видела стоявшую около дома ФИО1 машину, принадлежащую Борановым. Также указала, что до указанного случая между ФИО2 и Борановой были нормальные деловые отношения.

Из показаний в ходе предварительного следствия свидетеля ФИО5 усматривается, что в 2007 году она работала у Борановой *.*. главным бухгалтером. Поскольку было много работы, было решено взять кассира, на это место ФИО2 предложила кандидатуру ФИО1, с которой они были кумовьями. В 2008 г. на должность главного бухгалтера взяли ФИО2, но ФИО1 звонила и жаловалась, что ФИО2 не справляется со своими обязанностями. Отношения у ФИО1 с ФИО2 складывались неприязненные, а у Борановой с ФИО2 очень хорошие. ФИО2 всегда слушала Боранову и никогда не возражала ей.

В судебном заседании от <дата> при рассмотрении судом ходатайства следователя о временном отстранении Борановой *.*. от должности, Боранова *.*. не отрицала попытки повлиять на содержание показаний свидетельницы ФИО1 (т.2, л.д. 122-124).

Согласно справке, представленной Борановой *.*. с целью получения субсидии на оплату жилищных и коммунальных услуг её заработная плата <дата> составила по <данные изъяты>. ежемесячно; в <дата> – <данные
изъяты>

Однако, как усматривается из справки формы 2-НДФЛ доход Борановой *.*. за 2008 г. составил: <дата> <данные изъяты>, в <дата> – <данные изъяты> <дата> – <данные изъяты>., <дата> – <данные изъяты>., <дата> – <данные изъяты>

Из ответа Филиала по <адрес> ОГУ «ОЦСЗН» следует, что в результате расчёта размера субсидии Борановой *.*. на оплату жилищных и коммунальных услуг, с учётом данных МРИ ФНС России по <адрес> о доходах Борановой *.*., установлено, что сумма переплаты за период с <дата> по <дата> составила 3871 рублей 76 копеек.

Согласно справке, представленной Борановой *.*. с целью получения субсидии на оплату жилищных и коммунальных услуг её заработная плата в каждый из месяцев с <дата> составила 8867,59 рублей, а <дата> – 5783,21 рублей.

Из справки представленной Борановой в отдел социальной защиты населения с целью получения субсидии на оплату жилищных и коммунальных услуг следует, что её заработная плата <дата> составила <данные изъяты> в <дата> <данные изъяты> <дата> – по <данные изъяты>. в месяц, в <дата> – <данные изъяты>

Вместе с тем, как усматривается из справки формы 2-НДФЛ доход Борановой *.*. за 2009 г. составил: <дата> – <данные изъяты> в <дата> – <данные изъяты> <дата> – <данные изъяты> <дата> – <данные изъяты> <дата> <данные изъяты> <дата> <данные изъяты> <дата> <данные изъяты> <дата> – <данные изъяты> <дата> – <данные изъяты> <дата> – <данные изъяты> <дата> – <данные изъяты>, <дата> – <данные изъяты>

Из ответа Филиала по <адрес> ОГУ «ОЦСЗН» следует, что с учётом данных МРИ ФНС России по <адрес> о доходах Борановой *.*. был произведён расчёт размера субсидии Борановой на оплату жилищных и коммунальных услуг, в результате которого установлено, что сумма переплаты за период с <дата> по <дата> составила 1085 рублей 66 копеек.

Из ответа Филиала по <адрес> ОГУ «ОЦСЗН» видно, что с учётом данных МРИ ФНС России по <адрес> о доходах Борановой *.*. сумма переплаты субсидии Борановой *.*. на оплату жилищных и коммунальных услуг за период с <дата> по <дата> составила 593,79 рублей.

Копией лицевого счета № на имя Борановой *.*. подтверждается факт перечисления на указанный счет в период <дата> по <дата> суммы субсидии на оплату жилого помещения и коммунальных услуг.

Согласно копий расчетно-платежных ведомостей в строках, относящихся к выплатам директору Борановой *.*. в графе «расписка в получении, за работником» имеются подписи от имени Борановой *.*. (т.2, л.д.53, 203-214, 227-251, 253-254).

В уставе Муниципального учреждения «Социально-реабилитационного Центра для несовершеннолетних <данные изъяты> и уставе ОГУ «Социально-реабилитационный Центра для несовершеннолетних <данные изъяты> указано, что директор центра в пределах своей компетенции издает приказы и дает указания, обязательные для всех работников учреждения (т.2, л.д.32-52).

Вопреки доводам кассационного представления и кассационных жалоб, выводы суда, изложенные в Приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. Действия Борановой *.*. верно квалифицированы по ч. 3 ст. 159 УК РФ.

Доводы осужденной и её защитников Боранова *.*. и адвоката Анисимова *.*. об отсутствии в действиях Борановой прямого умысла на совершение преступления являются несостоятельными и опровергаются вышеизложенными доказательствами, которым судом дана обоснованная оценка с точки зрения допустимости, относимости и достоверности, а всем собранным доказательствам в совокупности – достаточности для правильного разрешения уголовного дела. Несогласие стороны защиты с оценкой доказательств, приведенной в Приговоре, самостоятельным основанием для его отмены не является.

Вывод о совершении Борановой одного продолжаемого преступления, не требующего отдельной квалификации за каждый инкриминируемый органами предварительного следствия эпизод преступной деятельности, совершенного с прямым умыслом, направленным на хищение денежных средств, в Приговоре должным образом мотивирован и является правильным.

Все заявленные в судебном заседании ходатайства, в том числе об истребовании подлинников отчетной документации «СРЦН <данные изъяты> о назначении почерковедческой, судебно – бухгалтерской экспертиз, разрешены с соблюдением надлежащей процедуры, в условиях состязательности процесса, решения по ним приняты, в случае их отклонения, с приведением убедительных мотивов. В материалах дела не имеется данных о том, что председательствующий судья утратил объективность и беспристрастность при судебном разбирательстве дела, нарушил принцип состязательности, незаконно ограничивал права стороны защиты на представление доказательств. Несогласие осужденной и её защитников с оценкой доказательств самостоятельным основанием для отмены Приговора не является.

Доводам защитника Анисимова *.*. относительно составления и утверждения обвинительного заключения, судом дана мотивированная оценка при рассмотрении ходатайства о возвращении дела прокурору, заявленного стороной защиты при назначении дела к судебному разбирательству.

Оценив показания в суде свидетелей ФИО6 и ФИО7, суд обоснованно не принял их во внимание, расценив как показания лиц, имеющих личную заинтересованность в исходе дела, ввиду наличия между указанными свидетелями и супругом осужденной ФИО12 служебно-деловых отношений, кроме того, данные свидетели не являлись очевидцами преступления, а сообщенные ими сведения опровергаются собранными по делу доказательствами.

Показания осужденной Борановой о её невиновности также были обоснованно не приняты во внимание, поскольку были опровергнуты показаниями свидетелей ФИО1 и ФИО2, которые признаны судом достоверными и допустимыми доказательствами.

Мнение адвоката Анисимова *.*. о том, что отказ свидетелей от прохождения проверки с использованием «детектора лжи» свидетельствует о ложности их показаний, не может быть признано обоснованным, поскольку законом указанный способ дачи показаний не предусмотрен. Каких-либо объективных данных, свидетельствующих о том, что свидетели ФИО2, ФИО1, ФИО3, ФИО4 оговаривают Боранову, в материалах дела не содержится и стороной защиты не представлено. Показания свидетелей ФИО2 и ФИО1 даны о событиях, связанных с исполнением ими поручений директора Борановой, в непосредственном подчинении у которой они находились как работники СРЦН <данные изъяты>, и из-за опасения быть уволенными, по поручению Борановой, составляли справки с недостоверными сведениями о заработной плате. Оснований сомневаться в показаниях указанных свидетелей у судебной коллегии не имеется.

Вопреки доводам кассационных жалоб ссылки на копии аудиозаписей разговоров ФИО1 и Борановой в Приговоре отсутствуют.

Отсутствие у Борановой бухгалтерского образования и прямых обязанностей по проверки данных, внесенных в справки о заработной плате, её нахождение на стационарном лечении на момент возбуждения уголовного дела, подача заявления о перерасчете размера субсидии до возбуждения уголовного дела, вывод суда о её виновности не опровергает.

Вопреки доводам кассационного представления, является правильным указание во вводной части Приговора на то, что Боранова не работает, поскольку согласно копии трудовой книжки она уволена с должности директора социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних <данные изъяты> с <дата>, записей о том, что она работает, в трудовой книжке не имеется.

Вопрос о мере пресечения в отношении Борановой был разрешен в постановлении суда по итогам предварительного слушания, поэтому указание в Приговоре о том, что до вступления Приговора в законную силу мера пресечения Борановой в виде подписке о невыезде и надлежащим поведении остается прежней, является правильным, а доводы жалобы в этой части необоснованными.

Вместе с тем, в части разрешения гражданского иска Приговор подлежит отмене в силу п. 2 ч. 1 ст. 379, п. 1 ст. 381 УПК РФ, ввиду нарушения уголовно-процессуального закона.

Согласно ч. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Принимая Решение об удовлетворении исковых требований Департамента здравоохранения и социального развития Орловской области, суд вообще не мотивировал свое Решение, формально сославшись на Постановление Правительства РФ № 761 от 14.12.2005 г. «О предоставлении субсидий на оплату жилого помещения и коммунальных услуг», которое не является законом, определяющим порядок определения размера причиненного ущерба. При таких данных Решение об удовлетворении гражданского иска не может быть признано законным и обоснованным, оно подлежит отмене, а дело в этой части передаче на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Учитывая, что уголовное дело рассмотрено судом в общем порядке судебного разбирательства, ссылка в описательно-мотивировочной части Приговора на ст. 316 УПК РФ, предусматривающую порядок постановления Приговора без проведения судебного разбирательства является необоснованной и подлежит исключению.

Несмотря на вносимые изменения, судебная коллегия не находит оснований для снижения наказания Борановой, считает его справедливым и соразмерным содеянному. Суд в должной мере учел характер и степень общественной опасности преступл Ф.И.О. в том числе те, на которые имеется ссылка в кассационной жалобе, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденной и на условия жизни её семьи. Таким образом, требования ст.ст. 6, 60 УК РФ судом при назначении наказания выполнены.

Нарушений уголовно – процессуального закона, влекущих отмену Приговора, судом не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

Определила:

Приговор Ливенского районного суда Орловской области от 1 ноября 2010 года в отношени Ф.И.О. изменить.

Исключить из описательно-мотивировочной части Приговора ссылку на ст. 316 УПК РФ.

Этот же Приговор в части удовлетворения гражданского иска Департамента здравоохранения и социального развития Орловской области отменить, передав дело в тот же суд на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

В остальном Приговор оставить без изменения, а кассационное представление исполняющего обязанности прокурора Ливенского района Орловской области Ивлева *.*. и кассационные жалобы осужденной Борановой *.*. и её защитников Анисимова *.*. и Боранова *.*. – без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи