Судебная практика

По делу об административном правонарушении. Решение от 23 сентября 2010 года № 12-169/2010. Тверская область.

Судья Пролетарского районного суда г.Твери Беляева *.*., с участием Соловьева *.*., защитника Матащука *.*., рассмотрев жалобу Соловьева *.*. на Постановление мирового судьи судебного участка №2 Пролетарского района г.Твери от 18.08.10. по делу об административном правонарушении в отношении Соловьев *.*., Дата обезличена года рождения, уроженца..., проживающего по адресу :...,...,...,...,...,......», не привлекавшегося к административной ответственности,

Установил:

Постановлением мирового судьи судебного участка №2 Пролетарского района г.Твери от 18 августа 2010 года Соловьев *.*. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.8 ч.1 КоАП РФ и подвергнут административному наказанию в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 год 6 месяцев, в связи с тем,
что управлял автомашиной... регистрационный знак Номер обезличен Дата обезличена года в 22 часа 40 минут на... у... в... в состоянии опьянения (исследование проведено с применением прибора АКПЭ-01М № 3082. Поверка от 07.12.2009 г. до 07.12.2010 г.), чем нарушил п.2.7 ПДД РФ.

Лицо, привлеченное к административной ответственности, Соловьев *.*., обратился в суд с жалобой на указанное Постановление, в котором просит его отменить, поскольку не согласен с принятым Решением. В частности, указывает, что мировым судьей не был в полной мере исследован вопрос относительно допустимости доказательств и получения их сотрудниками ГИБДД в установленном законом порядке. Мировой судья подошел формально к рассмотрению дела об административном правонарушении, принял в качестве доказательств документы, составленные с нарушением процессуальных норм, которые являются обязательными при привлечении гражданина к ответственности. Оснований полагать, что Соловьев находился в состоянии опьянения, у сотрудников ГИБДД не было, он был совершенно адекватен, спиртных напитков, наркотических препаратов до эксплуатации транспортного средства не принимал. При этом, основные документы по делу содержат разные признаки опьянения. Согласно протоколу об отстранении от управления транспортным средством у него были такие признаки опьянения, как запах алкоголя изо рта, нарушение речи и неустойчивость позы. А согласно акту освидетельствования на состояние алкогольного опьянения появляется еще одно из оснований, позволяющих считать водителя нетрезвым: резкое изменение окраски кожных покровов лица. Таким образом, у инспектора ДПС не было законных оснований для направления его на освидетельствование, а признаки опьянения он вписывал произвольно.

Данное обстоятельство не получило точной юридической оценки со стороны мирового судьи, поскольку в данном случае нарушение настолько очевидно, что найти ему законное основание и объяснение мировому судье не
удалось. По делу допущено нарушение требований ст. 24.1 КоАП РФ. В данном случае полная необъективность рассмотрения дела. При проведении освидетельствования сотрудником ДПС был предоставлен прибор, целостность клейма государственного поверителя отсутствовала, мундштук уже был вставлен. Ему не были представлены свидетельство о поверке прибора, паспорт технического средства также не предоставлен. Это является нарушением п.6 Правил проведения освидетельствования. Данное обстоятельство было установлено и в рамках судебного заседания: ни один из понятых не сообщил о том, что освидетельствуемому и им демонстрировалась документация на прибор. Кроме того, понятые ФИО6, ФИО5 дали показания полностью отражающие и напоминающие показания инспектора ДПС ФИО3 о том, что им был продемонстрирован прибор, который в их присутствии прошел продувку и калибровку. Схожесть данных показаний свидетельствует только о том, что с понятыми сотрудником ГИБДД была проведена «предварительная работа» по даче «нужных» показаний в суде, поскольку указанные понятые и инспектор дали очень схожие показания, даже ошибки у них были одинаковые. Так проведение в присутствии понятых калибровки прибора, о которой они сообщали суду, на месте остановки невозможно, поскольку калибровка (регулировка чувствительности анализатора) проводится с целью корректировки показаний в метрологической лаборатории либо сервисном центре, аккредитированных на данный вид работ, с применением эталонного оборудования, что обеспечивает работу анализатора в межкалибровочный период с погрешностью, не превышающей допустимые значения. Инструкция по эксплуатации прибора не была представлена, сотрудник просто сказал, чтобы он выдохнул, что Соловьев и сделал, после чего инспектор сообщил, что зафиксировано состояние опьянения. Он был очень удивлен и не согласился с результатами освидетельствования, высказав желание проехать в больницу для проведения медосвидетельствования врачом, однако сотрудник милиции отказал в
этом. Согласно п.8 Постановления Правительства РФ от 26.06.08. №475 – наличие или отсутствие состояния опьянения определяется на основании показаний используемого технического средства измерения с учетом допустимой погрешности технического средства измерения». В Акте освидетельствования погрешность прибора указана, но нечетко, однако расчет результата проводился без ее учета. Об этом свидетельствует указание конкретного результата, а в случае если бы погрешность учитывалась, результат был бы указан в диапазоне измерений, так как погрешность может быть как в сторону уменьшения, так и в сторону увеличения результата. В соответствии с ФЗ РФ «Об обеспечении единства измерений» от 26 июня 2008 года №102 – ФЗ результаты измерений должны быть достоверными. Достоверность же измерения в огромной степени определяется обоснованной оценкой погрешности результата. Результат измерения, не содержащий информации о погрешности не может иметь доказательственного значения. Проведенное освидетельствование ставит под сомнение его результаты, поскольку порядок проведения освидетельствования, указанный в соответствующих правилах, является гарантией законности установления состояния опьянения. В данном случае, порядок проведения был нарушен и установление состояния опьянения является незаконным, соответственно он был не согласен с результатами освидетельствования. Тем не менее сотрудник ДПС вынудил в Акте освидетельствования на состояние опьянения внести данные о том, что он был якобы согласен с результатами освидетельствования, в противном случае ему угрожали арестом на 15 суток. Указанные доводы мировым судом не проверены.В порядке, установленном законом, состояние опьянения установлено не было, в связи с чем состав правонарушения, предусмотренный ч.1 ст. 12.8 КоАП РФ – отсутствует. Протокол по данному делу не мог быть составлен, поскольку отсутствовали основания для возбуждения дела, указанные в ст. 28.1 КоАП РФ, т.е. отсутствовали
данные, свидетельствующие о наличии состояния опьянения, ввиду незаконности его установления. В качестве понятых были привлечены знакомые сотрудников милиции, что нарушает требования ст. 25.7 ч.1 КоАП РФ. Их показания полностью не соответствуют показаниям свидетеля ФИО4, который отчетливо указал, что в его присутствии был зафиксирован отказ от освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и от медицинского освидетельствования, т.е. он описал событие правонарушения, за которое предусмотрена ответственность совершенно по другой статье. Однако, мировым судьей указанное противоречие не было устранено в судебном заседании, несоответствия в показаниях ФИО4 просто были охарактеризованы как допущенные им ошибки, однако, каким образом это было установлено, не ясно, поскольку свидетель ФИО4 мировым судьей не опрашивался. На данном основании указанные документы подлежат исключению из доказательной базы на основании ч.3 ст. 26.2 КоАП РФ. В нарушение Административного регламента отсутствует рапорт, также отсутствует подтверждение результатов мер обеспечения. Более того, данные по поводу порядка привлечения к ответственности, также не могут быть установлены. Отсутствие рапорта указывает на нарушение Инструкции по работе с обращениями граждан в системе МВД России, утв. Приказом МВД РФ от 22.09.06. №750. В данном случае, из соответствующего органа не были представлены все необходимые для квалификации нарушения данные, и материалы дела имеют неполноту, которая не может быть устранена в судебном заседании. Заявителю не разъяснена ст. 25.1 КоАП РФ. Письменные объяснения были написаны под давлением инспектора ГИБДД. Не разъяснялись положения ст. 51 Конституции РФ. При вынесении постановления судья взял за основу показания сотрудника ДПС ФИО3, тем самым нарушен принцип запрещения совмещения процессуальных функций. Должностное лицо, составившее протокол не вправе быть свидетелем по делу. В статье
2.5 ч.2 КоАП РФ отсутствует административная ответственность имеющих специальное звание сотрудников ОВД по ст. 17.9 КоАП РФ – заведомо ложные показания. Таким образом, нет предусмотренной действующим Кодексом гарантии достоверности показаний сотрудников ГИБДД. Показания заявителя не были приняты во внимание при рассмотрении дела. В нарушение требований ст. 29.1 и 29.4 КоАП РФ при подготовке к рассмотрению дела судья не проверил материалы дела на предмет законности их составления и отсутствия неполноты. В данном случае судом не были выполнены действия по обеспечению законности судебного процесса, а также охране и исполнению прав и законных интересов гражданина РФ. Все документы в деле составлены в нарушение требований закона. При изучении постановления, складывается впечатление, что судья при вынесении постановления руководствовался, прежде всего, целью рассмотреть дело в установленный законом срок, а не целью объективного рассмотрения дела. Выводы суда не соответствуют материалам дела, а дело рассмотрено необъективно не всесторонне, без исследования всех обстоятельств, в нарушение требований ст. 24.1 КоАП РФ. При рассмотрении дела был нарушен один из основополагающих принципов – принцип презумпции невиновности. Материалы дела искажают реальную картину применения мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях; в материалах дела полностью отсутствуют объективные подтверждения и доказательства совершения административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст. 12.8 КоАП РФ; доказательства, собранные в материалах дела согласно ч.3 ст. 26.2 КоАП РФ недопустимы к рассмотрению, так как собраны с нарушением закона. Полагает, что дело подлежит прекращению за отсутствием состава и события административного правонарушения.

Лицо, привлеченное к административной ответственности Соловьев *.*., доводы жалобы поддержал, пояснил, что Дата обезличена. года, действительно употребил бокал пива, однако это было в
дневное время, около 13 часов, о чем честно сообщил работникам милиции при остановке транспортного средства. Во время освидетельствования понятые не присутствовали. Прибор в его присутствии не продувался, целостность клейма прибора АКПЭ не демонстрировалась, когда заявитель сел в машину к работнику ДПС, прибор был уже у него в руках. Его попросили написать в протоколе о том, что он согласен пройти освидетельствование, в акте освидетельствования он, действительно, написал, что согласен. Он предложил проехать работникам милиции на медосвидетельствование, они отказались, сославшись на показания прибора. Он постоянно сидел в машине с инспектором, видел девушку, которая заполняла какие-то бумаги на багажнике машины. Факт правонарушения отрицает.

Защитник Матащук *.*. доводы жалобы поддержал, полагал Постановление судьи подлежащим отмене, поскольку по делу отсутствует состав и событие административного правонарушения. Имеющийся в материалах дела – бумажный носитель – чек свидетельствует о том, что прибор не продувался, поскольку отсутствуют нули. Понятые в ходе рассмотрения дела не могли пояснить, какой мундштук был присоединен к прибору. Объяснения свидетеля ФИО4 противоречивы. По мнению защитника прибор к данным показаниям был подготовлен.

Исследовав материалы дела, суд полагает вынесенное Постановление обоснованным, не находит оснований для удовлетворения жалобы.

В соответствии с частью 1 статьи 12.8 КоАП РФ административным правонарушением признается управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения.

В силу пункта 2.7 Правил дорожного движения РФ, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 23.10 1993 г. № 1090, водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

Согласно части 6 статьи 27.12 КоАП РФ
освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и оформление его результатов, направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинское освидетельствование на состояние опьянения и оформление его результатов осуществляются в порядке, установленном Правительством РФ.

Из материалов дела усматривается, что основанием полагать о нахождении водителя транспортного средства Соловьева в состоянии опьянения явилось наличие у него следующих признаков: запах алкоголя из полости рта, нарушение речи, неустойчивость позы л.д.5), что согласуется с пунктом 3 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26 июня 2008 г. №475.

Согласно примечанию к статье 27.12 КоАП РФ (в редакции, действовавшей на момент совершения административного правонарушения) под состоянием опьянения в настоящей статье следует понимать наличие абсолютного этилового спирта в концентрации 0,3 и более грамма на один литр крови или 0,15 и более миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха, наличие наркотических средств или психотропных веществ в организме человека, определяемое в порядке, установленном Правительством РФ, а равно совокупность нарушений физических или психических функций человека вследствие употребления вызывающих опьянение веществ.

При освидетельствовании Соловьева *.*. на состояние алкогольного опьянения, проведенного в соответствии с требованиями раздела 11 Правил должностными лицами, которым предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства соответствующего вида в присутствии 2 понятых, у Соловьева установлено наличие этилового спирта в концентрации 0,765 миллиграммов на один литр выдыхаемого воздуха. С результатами освидетельствования Соловьев согласился, о чем сделал соответствующую запись в
акте освидетельствования на состояние алкогольного опьянения л.д.7).

Факт управления Соловьевым автомобилем в состоянии опьянения подтверждается следующими доказательства: протоколом об административном правонарушении; актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения; протоколом об отстранении от управления транспортным средством.

Все собранные по делу доказательства получили оценку в соответствии с требованиями статьи 26.11 КоАП РФ.

При таких обстоятельствах действия Соловьева правильно квалифицированы по ч.1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Довод стороны защиты о том, что Соловьеву не разъяснялись положения ст.ст. 25.1 КоАП РФ, ст. 51 Конституции РФ опровергается протоколом об административном правонарушении, в котором имеется подпись правонарушителя.

Ссылка в жалобе на то обстоятельство, что в ходе производства по делу была нарушена процедура освидетельствования, является несостоятельной.

Из показаний ФИО5 следует, что он был остановлен сотрудниками ГИБДД и приглашен в качестве понятого для освидетельствования лица на состояние опьянения. В его присутствии сотрудник ГИБДД предложил водителю пройти освидетельствование на состояние опьянения при помощи прибора АКПЭ, на что тот согласился. Сотрудник милиции вытащил из багажника машины чемодан, в котором находился прибор. Данный прибор был продемонстрирован, приведен в действие. Прибор прошел продувку, калибровку, на экране появились нулевые показатели. Мундштук был вынут из пакета и присоединен к прибору. Водителю предложили подуть в прибор. Он подул, на бумажном носителе было зафиксировано состояние опьянения. Водитель с этими результатами согласился.

Свидетель ФИО6 дала суду аналогичные показания.

Показания понятых согласуются с показаниями свидетеля ФИО3, который пояснил, что нес службу совместно с ФИО4. На... в..., вечером, ими был остановлен автомобиль под управлением Соловьева, поскольку автомобиль ехал без ближнего света фар и виляя на дороге. Попросили предъявить водителя документы. От водителя исходил запах алкоголя изо рта и
у него была нарушена речь. Были остановлены понятые и в их присутствии водителю было предложено пройти освидетельствование на состояние опьянения с помощью прибора. Водитель пройти освидетельствование на месте согласился. Результат показаний прибора понятые видели. Водитель с результатам освидетельствования был согласен, о чем расписался в акте. Прибор понятым и Соловьеву демонстрировался. Они проверили его на готовность к работе. Прибор после его включения продувается, калибруется и только после этого им высвечивается, что можно произвести выдыхание. На прибор одевается стерильный мундштук. Водитель понимал происходящее и каких-то высказываний по поводу того, что он чего-то не понимает, им не высказывал. Соловьев читал документы в очках, которые он взял у себя в машине.

Все свидетели допрошены по правилам, предусмотренным ст. 25.6 КоАП РФ, предупреждены об административной ответственности по ст. 17.9 КоАП РФ. Сомневаться в достоверности сообщенных свидетелями сведений оснований не имеется. Показания свидетеля ФИО4 судом проанализированы, им дана надлежащая оценка. Противоречия в показаниях свидетелей выявлены и устранены, выводы суда мотивированы. Суд апелляционной инстанции согласен с приведенными выводами.

Закон не содержит требований, запрещающих допрашивать в качестве свидетелей работников милиции, в этой связи доводы стороны защиты о недопустимости показаний свидетеля ФИО3 являются несостоятельными.

Показания лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, нашли отражение в постановлении, суд обоснованно отнесся к ним критически, поскольку они противоречат остальным доказательствам.

То обстоятельство, что в деле отсутствует рапорт сотрудника ДПС, не влияет на законность принятого решения.

Утверждения заявителя о том, что в отношении него необходимо было проведение медицинского освидетельствования, опровергается приведенными показаниями понятых, которые пояснили, что Соловьев согласился с результатами освидетельствования.

Довод заявителя о том, что в акте освидетельствования нечетко указана погрешность технического измерения, опровергается представленными документами, из которых следует, что пределы допускаемой погрешности прибора составляют - + 0,02 мг/л. Указанная погрешность не влияет на результат освидетельствования, поскольку зафиксированные показатели в значительной степени превышают допустимую норму.

По мнению суда апелляционной инстанции существенных нарушений процедуры рассмотрения административного дела мировым судьей не допущено.

Действия Соловьева *.*. правильно квалифицированы по ч.1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Административное наказание назначено Соловьеву в пределах, установленных санкцией части 1 статьи 12.8 КоАП РФ.

С учетом вышеизложенного, доводы, приведенные заявителем, его защитником, не могут являться основанием к удовлетворению заявленных требований. Иных обстоятельств, влекущих отмену обжалуемого постановления, судом не установлено.

Руководствуясь ст. 30.7 КоАП РФ, судья,

Решил:

Постановление мирового судьи судебного участка №2 Пролетарского района г.Твери от 18 августа 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.8 ч.1 КоАП РФ в отношении Соловьева *.*. оставить без изменения, а жалобу Соловьева *.*. оставить без удовлетворения.

В соответствии со ст.ст. 30.9, 30.12 КоАП РФ данное Решение вступает в законную силу со дня его вынесения и может быть обжаловано в порядке надзора в Тверской областной суд на основании ст. 30.12 КоАП РФ.

Судья *.*. Беляева