Судебная практика

О возмещении реального ущерба, причиненного повреждением имущества вследствие затопления, и упущенной выгоды. Решение от 21 сентября 2010 года № 2-706/10. Тверская область.

Московский районный суд г. Твери в составе:

председательствующего судьи Пержуковой *.*.,

при секретаре Зайцевой *.*.,

с участием истцов Гудковой *.*., Гудкова *.*., и представителя Ребенок *.*., представителей ответчика Гутковской *.*., Германовой *.*. и Мукосеева *.*.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в городе Твери гражданское дело по иску Гудковой *.*. и Гудкова *.*. к ООО «Статус» о возмещении реального ущерба, причиненного повреждением имущества вследствие затопления, и упущенной выгоды,

Установил:

Гудкова *.*. и Гудков *.*. обратились в суд с иском к ООО «Статус» о возмещении материального ущерба, причиненного повреждением имущества вследствие затопления, в размере 266734 руб. 85 коп., упущенной выгоды в размере 300000 руб., расходов по оплате экспертизы в
сумме 8000 руб., услуг представителя – 20000 руб., по выдаче доверенности – 600 руб., по оплате госпошлины – 8867 руб. 34 коп. Иск мотивирован следующим. Истцы являются собственниками нежилого помещения общей площадью … кв.м. по адресу: г. Тверь, …. … года в расположенном этажом выше помещении произошел прорыв батареи центрального отопления, в результате чего было повреждено принадлежащее истцам помещение. Согласно отчету № … об оценке величины материального ущерба, причиненного объекту недвижимости, сумма ущерба с учетом износа составила 266734 руб. 85 коп. … года между истцами и ООО 1 был заключен договор аренды вышеуказанного нежилого помещения, согласно которому ООО 1 ежемесячная арендная плата составила 100000 руб., которую последнее должно было вносить не позднее 23-го числа календарного месяца. Вследствие затопления арендуемого помещения вместе с хранившимся в нем товаром арендатор отказался от оплаты аренды помещения в течение трех месяцев. Управляющей данным домом компанией на основании договора на управление многоквартирным домом от … года является ответчик.

В ходе рассмотрения дела истцами в порядке ст. 39 ГПК РФ был увеличен размер исковых требований и уточнено основание иска. Так, истцы просили суд взыскать с ответчика реальный ущерб, причиненный затоплением принадлежащего им нежилого помещения, составляющий фактически понесенные истцами расходы по ремонту данного помещения, в размере 454305 руб., упущенную выгоду в размере 300000 руб., а также понесенные в ходе рассмотрения дела судебные расходы.

Судом к участию в деле в порядке ст. 43 ГПК РФ в качестве третьих лиц на стороне ответчика, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, были привлечены Джура *.*., ООО «Атикон», Коннов *.*., Белоусов *.*. и ТСЖ
«Волоколамский проспект 25».

В судебном заседании истцы Гудкова *.*., Гудков *.*. и их представитель Ребенок *.*. иск поддержали, подтвердив обстоятельства, в нем изложенные. Кроме того, представитель истцов Ребенок *.*. пояснял, что вина ответчика состоит в том, что он ненадлежащим образом исполнял обязанности по содержанию общего имущества дома, в результате чего произошло размораживание батареи и, как следствие, было повреждено принадлежащее истцам помещение. Доказательств того, что батарея не относится к общему имуществу многоквартирного дома, а принадлежит на праве долевой собственности владельцам офисов под номерами …, ответчик не предоставил. Отсутствуют доказательства подтверждающие, что батарея была разморожена вследствие того, что был перекрыт кран на системе отопления, находящийся в помещении истцов, равно, как и не предоставлено доказательств того, что данный кран был вообще перекрыт. Сведения об этом появились уже после подачи иска в суд. В присутствии истцов не было обнаружено его перекрытие, акт об этом истцами не подписывался. Доказательства наличия причинно-следственной связи имеющих место в нежилом помещении истцов перепланировки и переоборудования с размораживанием батареи и причинением ущерба истцам также отсутствуют. Заключений судебных экспертиз по данному делу истцы не оспаривали и соглашались с тем, что в акте выполненных работ объем работ по нескольким позициям был подрядчиком завышен. В части упущенной выгоды пояснял, что после затопления помещения и порчи принадлежащего арендаторам товара последние категорически отказались общаться с истцами, ввиду чего предоставить доказательства упущенной выгоды кроме заключенного договора аренды, истцы не смогли.

Истец Гудкова *.*., поддержав позицию своего представителя, пояснила, что кран, на который указывают ответчики, не имеет отношения к отоплению их помещения, перекрывать его истцам не было смысла. В
помещении истцов отопление в рассматриваемый период было, заявок от них в ООО «Статус» об его отсутствии не поступало. Доказательства того, что кран был перекрыт в момент размораживания батареи отсутствуют.

Истец Гудков *.*., поддерживая объяснения Гудковой *.*. и их представителя, пояснял, что ранее неоднократно сети отопления осматривались сотрудниками ответчика, при этом никаких претензий к истцам с их стороны не предъявлялось.

Истцы Гудкова *.*. и Гудков *.*. пояснили суду, что независимо от того, кто из них был указан в платежных документах, представленных в обоснование размера причиненного ущерба и уплаты судебных расходов, фактически все расходы были понесены ими в равных долях.

Ответчиком ООО «Статус» был представлен письменный отзыв на иск, согласно которому ответчик полагает, что иск предъявлен к ненадлежащему ответчику, поскольку поврежденная батарея находится в помещении, принадлежащем на праве долевой собственности Белоусову *.*., Джура *.*., ООО «Атикон» и Коннову *.*. Данное помещение является единым самостоятельным комплексом, в котором имеются коридоры, санузлы, лестничные клетки, отдельные выходы на улицу. Помещения общего пользования в этом комплексе являются общей долевой собственностью сособственников этого комплекса и не относятся к общим помещениям всего дома. Свободного доступа к ним не имеется, обязанность содержать указанные помещения лежит на их собственниках и не входит в обязанность ООО «Статус». Заявленный истцами размер ущерба явно завышен и не связан в полном объеме с фактом залива помещения. Так, в его обоснование ими представлены акт выполненных работ, счета и квитанции об оплате работ по оборудованию охранно-пожарной сигнализации помещения, которой ранее в нем не было. Истцы препятствуют ответчику в доступе в их помещение для проверки факта выполненных работ и определения
их объема. Перепланировка принадлежащего истцам помещения находится в прямой связи с его заливом, так как в помещении истцов был перекрыт кран отопления, что привело к прекращению циркуляции воды в отопительной системе той части дома, в которой произошел разрыв батареи. Доказательства того, что истцы не получили доходов от сдачи помещения в аренду, что неполучение данных доходов связано с затоплением помещения, и что истцы предпринимали какие-либо меры для истребования платы по договору аренды отсутствуют.

В ходе рассмотрения дела представители ответчика возражали против иска, подтвердив доводы письменного отзыва. Кроме того, Мукосеев *.*. пояснял, что со стороны истцов не предпринимались должные меры к уменьшению размера ущерба. Так, находящийся в помещении сырой товар в течение длительного времени не убирался от стен, что влекло за собой намокание гипсокартона. Истцам представителями ответчика предлагалась возможность проведения ремонта в помещении привлеченными ответчиком силами, на что истцы не были согласны, мотивируя свои доводы желанием в последующем застраховать помещение, для чего в целях ремонта были намерены привлечь лицензированную организацию. Ремонт был произведен по завышенным ценам, его объем, содержащийся в акте выполненных работ, не соответствует фактически выполненному, что подтверждено судебной экспертизой, производимой в присутствии сторон. Размороженная батарея, к обслуживанию которой ответчик не имеет никакого отношения, была вынужденно заменена ООО «Статус» за счет его средств в целях обеспечения отоплением обслуживаемого им жилого дома, до ее замены был установлен отсекающий вентиль. Перекрытый кран был обнаружен … года, когда в помещение истцов обеспечил доступ арендатор, отказавшийся впоследствии подписать акт, фиксирующий обнаружение данного крана. Собственников для составления данного акта не приглашали.

Представитель ответчика Гутковская *.*., поддерживая позицию Мукосеева
*.*., дополнительно поясняла, что проверить наличие вентилей, не предусмотренных проектом, в помещении истцов не представлялось возможным, ввиду того, что инженерные сети были закрыты коробами. Второй акт для установления фактических последствий аварии, как положено через несколько дней после затопления, не составлялся.

Представители третьих лиц ООО «Атикон», ТСЖ «Волоколамский пр-т 25», третьи лица Джура *.*., Коннов *.*., Белоусов *.*., надлежащим образом извещенные о месте и времени рассмотрения дела, в судебное заседание не явились, письменных возражений по существу иска не представили.

Заслушав участников процесса, исследовав материалы дела, суд полагает, что иск подлежит частичному удовлетворению.

Судом установлено и не оспаривается сторонами, что … года вследствие размораживания произошел разрыв батареи на лестничной площадке 1 этажа многоквартирного жилого дома № …, корп. № … по … г. Твери, к которой прилегает тамбур с выходом на улицу, являющимся пожарным выходом. Вследствие данной аварии было затоплено и в результате этого повреждено принадлежащее истцам нежилое помещение общей площадью … кв.м. (свидетельства о государственной регистрации права … № …, и … № …).

Причина разрыва батареи – ее размораживание из-за воздействия отрицательных температур, поступающих из вне и возможного отсутствия циркуляции теплоносителя (в случае перекрытия любого отсекающего крана стояка отопления, к которому присоединен данный радиатор), была установлена экспертным заключением от … года и не оспаривалась участвующими в деле лицами. Основания не доверять данному экспертному заключению у суда отсутствуют.

В соответствии с п. 6 раздела 1 «Определение состава общего имущества дома» Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 13 августа 2006 года № 491 в состав общего имущества включается внутридомовая система отопления,
состоящая из стояков, обогревающих элементов, регулирующей и запорной арматуры, коллективных (общедомовых) приборов учета тепловой энергии, а также другого оборудования, расположенного на этих сетях. По смыслу п.п. «а» п. 1 данных Правил межквартирные лестничные площадки также относятся к общему имуществу многоквартирного дома, поскольку не являются частями квартир и предназначены для обслуживания более одного жилого и (или) нежилого помещения в многоквартирном доме.

Судом установлено, что Белоусову *.*. в указанном доме принадлежит нежилое помещение площадью … кв.м. (кадастровый номер объекта …), ООО «Атикон» - нежилое помещение площадью … кв.м. (кадастровый номер объекта …), Коннову *.*. – нежилое помещение площадью … кв.м. (кадастровый номер объекта …), Джура *.*. – нежилое помещение площадью … кв.м. (кадастровый номер объекта …). Указанные выводы суда основаны на имеющихся в материалах дела выписках из ЕГРП от … года, копии свидетельства о регистрации права …, копиях договора долевого инвестирования строительства № … от … года и акта приема передачи недвижимого имущества от … года. Вспомогательные помещения, в том числе лестничная площадка, в месте нахождения которой произошел разрыв батареи, равно как и батарея, разрыв которой привел к повреждению имуществу истцов, предназначены к обслуживанию более одного нежилого помещения, поэтому в силу изложенного относятся к общему имуществу многоквартирного дома.

На основании договора об управлении многоквартирным домом от … года, заключенного между ТСЖ «Волоколамский пр-т 25» и ООО «Статус», последнее за плату обязалось оказывать услуги и выполнять работы по надлежащему содержанию и ремонту общего имущества данного дома. Приложениями к нему определены перечень общего имущества этого многоквартирного дома, в состав которого входят межквартирные лестничные площадки, механическое оборудование
и др., и перечень услуг, оказываемых по содержанию и управлению данным домом, среди которых принятие мер по обеспечению бесперебойной работы инженерного оборудования дома, обеспечение своевременного проведения работ по подготовке дома к эксплуатации в зимних условиях, ежедневное проведение технических осмотров систем водопровода, канализации, отопления в подвальных помещениях и др. Допрошенный в ходе рассмотрения дела свидетель ФИО 2, работающий сантехником ООО «Статус», подтвердил факт обслуживания ООО «Статус» системы отопления, в том числе и в месте разрыва батареи, наличие у ООО «Статус» ключей от помещения, где находится батарея, проведение им осмотров данной батареи, в том числе на момент включения отопления, а также дня за 3 до ее разрыва, несение ООО «Статус» расходов по приобретению и установке данной батареи. Свидетель ФИО 3 (сантехник ООО «Статус») подтвердил факт проверки данной батареи на момент включения отопления и наличие у ООО «Статус» ключей от помещения, где находится батарея. Согласно акту от … года разрыв батареи произошел на первом этаже подсобного помещения ТСЖ.

Проанализировав доказательства, указанные в предыдущем абзаце, суд приходит к выводу о том, что ссылки представителей ответчика на то, что батарея, разрыв которой произошел, не обслуживается ответчиком, являются не состоятельными, поскольку не основаны ни на законе (ст. 162 ЖК РФ), ни на договоре от … года.

К правоотношениям, возникшим между истцами и ответчиком надлежит применять закон РФ «О защите прав потребителей», при этом собственники нежилого помещения являются потребителями данных услуг, а ответчик – их исполнителем. Согласно ст. 1 закона РФ «О защите прав потребителей» отношения в области защиты прав потребителей регулируются ГК РФ, данным законом, другими федеральными законами
и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Согласно ст. 7 закона РФ «О защите прав потребителей» от 09 января 1996 года № 2-ФЗ потребители имеют право на то, чтобы предоставляемыми исполнителем данными услугами не был причинен вред их имуществу, то есть потребители имеют право на безопасную услугу.

Бремя доказывания отсутствия вины в причинении ущерба в силу ст. 401 ГК РФ возложено на ответчика. Основанием для освобождения ООО «Статус» от ответственности в силу п. 4 ст. 13 закона РФ «О защите прав потребителей» является непреодолимая сила либо иные основания, предусмотренные законом, к каковым следует на основании п. 5 ст. 14 данного закона относить виновные действия потребителей, связанные с нарушением ими правил использования данной услуги. Таковые основания судом в ходе рассмотрения дела установлены не были. Доводы представителя ответчика о том, что размораживание батареи произошло по причине того, что был перекрыт кран на системе отопления, проходящей через помещение истцов, объективного подтверждения в ходе рассмотрения дела не нашли. Достаточные доказательства того, что данный кран был перекрыт истцами, что он был перекрыт именно на момент затопления, то есть на … года, и что именно его перекрытие стало следствием аварии, повлекшей причинение имущественного ущерба истцам, отсутствуют, а доводы представителей ответчика в этой части носят предположительный характер. Акт от … года, на который ссылаются представители ответчика, также указанного обстоятельства не подтверждает, а лишь указывает на то, что по состоянию на … года в помещении истцов были закрыты вентили на лежаке обратного трубопровода и вентили на батарее у входной двери. Кроме того, сведения, указанные в
акте, суд ставит под сомнение, поскольку он был составлен в отсутствии истцов, а представитель арендатора офиса № … ФИО 4 по неустановленным причинам подписать данный акт отказалась. Приобщенное к материалам дела представителями ответчика заключение ООО 2 о том, что установка дополнительных приборов отопления, запорной арматуры, изменение системы отопления нарушает режим работы системы не устанавливает причинной связи между какими либо действиями (бездействием) истцов и аварией, приведшей в наступившим для ним вредным последствиям.

Не приняты во внимание судом и доводы представителей ответчика в той части, что бездействием истцов, связанным с тем, что сырой товар длительное время не убирался от стен, был увеличен размер причиненного им ущерба, поскольку доказательства причинной связи между данным бездействием и размером причиненного ущерба отсутствуют. Доказательства причиной связи между имеющейся перепланировки помещения, принадлежащего истцам (справка Тверского филиала ФГУП 1 от … года), также отсутствуют.

Согласно экспертному заключению от … года № … размораживание батареи произошло в результате воздействия отрицательных температур, поступающих из вне и возможного отсутствия циркуляции теплоносителя (в случае перекрытия любого отсекающего крана стояка отопления, к которому присоединен данный радиатор). Вывод эксперта о возможном отсутствии циркуляции теплоносителя является предположительным, ввиду чего и с учетом всех установленных по делу обстоятельств не может быть положен в основу судебного решения.

Между тем, суд полагает, что со стороны ответчика имело место противоправное виновное бездействие, выразившееся в отсутствии должных мер по обеспечению бесперебойной работы инженерного оборудования дома и нерегулярному проведению технических осмотров, то есть в не проявлении ответчиком тех должных заботливости и осмотрительности, каковые от них требовались по характеру обязательства, приведших в размораживанию батареи и, как следствие, к повреждению имущества истцов.

На основании изложенного суд приходит к выводу о том, что непринятие должных мер со стороны управляющей организации ООО «Статус» по безопасному предоставлению услуг по содержанию общего имущества дома и по отоплению повлекло причинение имущественного ущерба истцам и нарушило их право на безопасность данной услуги.

Таким образом, на основании ст.ст. 7, 14 закона РФ «О защите прав потребителей», ст.ст. 15, 1064 ГК РФ причиненный истцам ущерб подлежит возмещению ответчиком, как исполнителем вышеуказанных услуг, не проявившим должных заботливости и осмотрительности, какие от него требовались в силу принятых обязательств по обеспечению безопасности данных услуг.

Определяя размер ущерба, причиненного повреждением принадлежащего истцам нежилого помещения вследствие затопления, суд принимает во внимание не опровергнутый в ходе рассмотрения дела договор подряда № …, заключенный между ООО 3 и истцом Гудковой *.*., по условиям которого ООО 3 обязалось выполнить ремонтные работы принадлежащих ответчику поврежденных нежилых помещений, предварительно согласовав цену работ – 294013 руб. 34 коп. Для выполнения указанных работ истцами были закуплены материалы, что подтверждено представленными в дело копиями товарных и кассовых чеков от 22 апреля 2010 года на сумму 37300 руб., от 09 апреля 2010 года на сумму 6061 руб. 50 коп., от 02 апреля 2010 года на сумму 42435 руб. 45 коп., от 10 апреля 2010 года на сумму 39188 руб. 22 коп., от 14 апреля 2010 года на сумму 6930 руб., от 21 апреля 2010 года на сумму 16075 руб. 25 коп., от 22 апреля 2010 года 6564 руб. 40 коп., итого на сумму 154554 руб. 82 коп. Объем закупленных материалов не оспаривался ответчиком и соответствует характеру и видам фактически выполненных работ.

Обоснованность объема выполненных ответчиком работ по данному договору была предметом исследования в рамках экспертного заключения № … от … года, которое не оспаривалось сторонами. Определение необходимого объема работ производилось экспертами при участии сторон. При этом экспертом было установлено несовпадение (завышение) объема выполненных работ:

в обозначенном в заключении под номером … помещении:

по замене гипсокартона, что повлекло завышение цены выполненной работы на 764 руб. 10 коп. (10786 руб. 50 коп. – 10022 руб. 40 коп. (270 руб. х 37, 12 кв.м.), где 10786 руб. 50 коп. – цена работ, уплаченная истцами, а 10022 руб. 40 коп. – цена фактически выполненных работ);

в последующем расчет цены фактически выполненных работ производился по аналогии с расчетом приведенном в отношении работ по замене гипсокартона в помещении 1:

по шаптлевке гипсокартона цена работ завышена на 534 руб. 46 коп.;

по замене панелей ПВХ цена работ завышена на 498 руб. 96 коп.;

по демонтажу-монтажу плинтуса ПВХ цена работ завышена на 378 руб. 72 коп.;

по оклейке стен обоями цена работ завышена на 292 руб. 00 коп.;

по окраске обоев в 2 слоя на 534 руб. 46 коп.;

в обозначенном в заключении под номером … помещении:

по демонтажу потолка типа «Армстронг» (каркас) на 41 руб. 55 коп.;

по монтажу потолка типа «Армстронг» (наполнение) на 83 руб. 11 коп.;

по замене потолка из гипсокартона на 1001 руб. 16 коп.;

по шпатлевке потолка и гипсокартона на 548 руб. 10 коп.;

по оклейке потолка обоями на 548 руб. 10 коп.;

по окраске потолка в 2 слоя на 222 руб. 48 коп.;

по замене гипсокартона стен и коробов на 1501 руб. 20 коп.;

по окраске обоев в 2 слоя на 874 руб. 80 коп.;

по шпатлевке стен, заделке трещин на 1692 руб. 00 коп.;

по оклейке стен обоями на 666 руб. 00 коп.;

по демонтажу-монтажу плинтуса ПВХ на 144 руб. 00 коп.;

по обработке стен и потолка антисептиком на 103 руб. 75 коп.;

по окраске обоев в 2 слоя на 534 руб. 46 коп.;

в обозначенном в заключении под номером … помещении:

по демонтажу потолка типа «Армстронг» (наполнение) на 4 руб. 86 коп.;

по монтажу потолка типа «Армстронг» (наполнение) на 9 руб. 72 коп.;

по замене гипсокартона на 172 руб. 80 коп.;

по замене панелей ПВХ на 372 руб. 33 коп.;

по демонтажу-монтажу плинтуса ПВХ на 73 руб. 44 коп.;

по обработке стен и потолка антисептиком на 213 руб. 75 коп.;

по оклейке стен обоями на 254 руб. 88 коп.;

в обозначенном в заключении под номером … помещении:

по демонтажу-монтажу люков сантехнических на 900 руб. 00 коп.;

по демонтажу потолка типа «Армстронг» (наполнение) на 563 руб. 76 коп.;

по монтажу потолка типа «Армстронг» (наполнение) на 1127 руб. 52 коп.;

по демонтажу-монтажу точечных светильников на 1080 руб. 00 коп.;

по замене потолка из гипсокартона на 3758 руб. 40 коп.;

по оклейке потолка и коробов обоями на 1180 руб. 80 коп.;

по окраске потолка и коробов в 2 слоя на 944 руб. 64 коп.;

по замене гипсокартона стен и коробов на 3242 руб. 70 коп.;

по окраске обоев в 2 слоя на 1410 руб. 48 коп.;

по шпатлевке гипсокартона на 1080 руб. 90 коп.;

по шпатлевке стен и заделке трещин на 1799 руб. 10 коп.;

по оклейке стен обоями на 1763 руб. 10 коп.;

по демонтажу-монтажу плинтуса ПВХ на 421 руб. 92 коп.;

по обработке стен и потолка антисептиком на 274 руб. 75 коп.;

по замене панелей ПВХ на 572 руб. 67 коп.

Кроме того, в акте выполненных работ учтена цена работ по замене столешницы, равная 597 руб. 60 коп., которые согласно заключению эксперта не были выполнены, и учтена цена работы по установке двери, равна 1440 руб., которая на момент затопления помещения отсутствовала.

Анализируя выше изложенное, суд приходит к выводу о том, что возмещение стоимости работ, оплаченных истцом подрядчику, но не выполненных фактически (замена столешницы), и стоимости работ, направленных на улучшение имущества, а не на его восстановление после затопления (работы по установке двери), не может быть возложено на ответчика, поскольку не находится в причинно-следственной связи с его виновным бездействием. Отсутствуют и основания для возложения на ответчика обязанности по возмещению стоимости работ по монтажу пожарной сигнализации в размере 25039 руб. 55 коп., поскольку факт оборудования принадлежащего истцам помещения пожарной сигнализацией до затопления и ее повреждение в результате затопления объективного подтверждения в ходе рассмотрения дела не нашли.

Таким образом, за вычетом стоимости работ, указанных в предыдущем абзаце, взысканию с ответчика в пользу истцов в равных долях подлежит реальный ущерб в размере 418647 руб. 03 коп., составляющий стоимость фактически выполненных работ и затраченных материалов. Характер и виды работ, учтенных судом при определении размера ущерба, согласуются с повреждениями принадлежащего истцам нежилого помещения, отраженными в акте от … года, составленном представителями ответчика и истцом Гудковым *.*., а также в отчете № … от … года.

Судом не приняты во внимание в части размера убытков представленные сторонами отчеты об оценке причиненного истцам ущерба вследствие повреждения в результате затопления принадлежащего им нежилого помещения (отчет № … и отчет № …), поскольку истцы просят взыскать фактически понесенные ими расходы по восстановлению поврежденного затоплением нежилого помещения, а не те расходы, которые они могли бы понести в будущем.

Требование истцов о взыскании упущенной выгоды по убеждению суда не подлежит удовлетворению. Наличие и размер упущенной выгоды должны доказать истцы. Доказательств, подтверждающих неисполнение представленного в дело договора аренды (имущественного найма) нежилого помещения в части получения истцами арендной платы и невозможности исполнения данного договора либо его расторжения по вине ответчика, суду не представлено.

Истцами при рассмотрении дела понесены следующие расходы, которые в силу ст. ст. 88, 94 ГПК РФ надлежит признать судебными: оплата госпошлины в размере 8867 руб. 35 коп., оплата выдачи доверенности представителю – 600 руб., оплата услуг последнего – 20000 руб., за составление отчета № … об оценке величины материального ущерба, причиненного принадлежащему истцам объекту недвижимости, за проведение судебной экспертизы – 8000 руб.,

Ответчиком были понесены следующие судебные расходы: оплата за составление отчета № … об оценке рыночной стоимости ремонтных работ и материалов, необходимых для восстановления принадлежащего истцам нежилого помещения, – 10000 руб., за справку о температуре воздуха – 1499 руб. 19 коп., за проведение судебной экспертизы – 8000 руб., за услуги представителя – 20000 руб.

На основании ст. 98 ГПК РФ с учетом того, что иск удовлетворен на 56%, взысканию с ответчика в пользу истцов подлежат судебные расходы (кроме расходов на оплату услуг представителя, которые взыскиваются на основании ст. 100 ГПК РФ) в размере 14261 руб. 72 коп. (56% от 25467 руб. 35 коп.), а с истцов в пользу ответчика 8579 руб. 64 коп. (44% от 19499 руб. 19 коп.)

Учитывая категорию и степень сложности рассматриваемого дела, степень участия в нем представителя истцов, суд на основании ст. 100 ГПК РФ полагает разумным снизить расходы на оплату его услуг до 13000 руб. Расходы на оплату услуг представителя ответчику на основании ст. 100 ГПК РФ возмещению не подлежат.

Применяя взаимозачет обязательств сторон по возмещению судебных расходов, суд полагает, что взысканию с ответчика в пользу истцов в счет возмещения судебных расходов подлежат 18682 руб. 08 коп. (14261 руб. 72 коп. + 13000 руб. – 8579 руб. 64 коп.)

Руководствуясь ст.ст.193-199 ГПК РФ,

Решил:

Взыскать с ООО «Статус» в равных долях в пользу Гудковой *.*. и Гудкова *.*. в счет возмещения реального ущерба, причиненного повреждением имущества вследствие затопления, 418647 руб. 03 коп. и в счет понесенных ими судебных расходов 18682 руб. 08 коп., всего в сумме 437329 руб. 11 коп., а в пользу каждого по 218664 руб. 55 коп.

В удовлетворении остальной части иска к ООО «Статус» Гудковой *.*. и Гудкову *.*. отказать.

Решение может быть обжаловано в Тверской областной суд через Московский районный суд г. Твери в течение 10 дней со дня принятия судом решения в окончательной форме.

Председательствующий