Судебная практика

Приговор по делу об умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, группой лиц по предварительному сговору из хулиганских побуждений и умышленном причинении легкого вреда здоровью из хулиганских побуждений изменен в части привлечения осужденно ответственности по п. “а“ ч. 2 ст. 115 УК РФ, поскольку срок привлечения к ответственности истек. В связи с чем он подлежит освобождению от наказания за данное преступление с учетом требований ст. 78 УК РФ.. Определение от 15 сентября 2010 года № 22-4504. Новосибирская область.

Судья Гараева *.*.

Докладчик Карлова *.*.

Судебная коллегия по уголовным делам Новосибирского областного суда в составе

 председательствующего Золотаревой *.*. судей Карловой *.*., Турченко *.*. при секретаре Н. 


рассмотрела в судебном заседании 15.09.2010 г. кассационную жалобу адвоката Вьюн *.*. и дополнения к ней осужденного З. на приговор Советского районного суда г. Новосибирска от 30 июня 2010 г., которым З.,

оправдан по ст. 116 ч. 2 п. “а“ и 115 ч. 2 п. “а“ УК РФ за непричастностью к совершению преступления;

осужден по ст. 111 ч. 3 п. “а“ УК РФ к 5 годам лишения свободы; по ст. 115 ч. 2 п. “а“ УК РФ к 6
месяцам лишения свободы; по ст. 213 ч. 2 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы.

В силу ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения, назначено наказание в виде 5 лет 6 месяцев лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, исчисляя срок с 30.06.2010 г., с зачетом времени нахождения под стражей с 27.08.2008 г. по 23.09.2008 г.

признан виновным и осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью опасного для жизни человека, группой лиц по предварительному сговору, из хулиганских побуждений; за совершение хулиганских действий грубо нарушающих общественный порядок, выражающих явное неуважение к обществу, с применением оружия группой лиц по предварительному сговору, а также за умышленное причинение легкого вреда здоровью, выразившегося в кратковременном расстройстве здоровья, из хулиганских побуждений.

Указанные преступления совершены в период с 12 на 13 июля 2008 г. в г. Новосибирске, при обстоятельствах, установленных приговором суда.

Заслушав доклад судьи областного суда Карловой *.*., объяснения З. и адвоката Вьюн *.*., поддержавших доводы своих жалоб, потерпевшего *.*. Ю., возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы, мнение прокурора Полуэктовой *.*., полагавшей необходимым приговор суда изменить, освободить З. от наказания по ст. 115 ч. 2 п. “а“ УК РФ за истечением срока давности привлечен ответственности, судебная коллегия

установила:

В кассационной жалобе и дополнении к ней, адвокат Вьюн *.*. ставит вопрос об отмене обвинительного приговора в отношении З. и направлении дела на новое рассмотрение. При этом автор жалобы указывает на то, что, в приговоре не приведены доказательства совершения З. преступлений, за которые он осужден, по предварительному сговору в группе с неустановленными лицами. Не выяснено
в судебном заседании, из какого оружия были ранены потерпевшие *.*. и *.*. Ю., а подобранные на месте отдыха компании *.*. Г. гильзы, не исследованы, и никто по этому поводу не допрошен. Не опровергнуты материалами дела показания осужденного о том, что он не стрелял ни в кого и оружия у него не было, он сам был оглушен выстрелами, когда возвращался за вещами к месту отдыха. Эти показания подтвердил свидетель *.*. Также не устранены противоречия в показаниях свидетелей и в экспертных заключениях. Вызывает сомнение сам факт получения *.*. пулевого ранения, поскольку данные медицинских документов и показания врачей содержат противоречия, которым не дана оценка в приговоре. Сам потерпевший последовательно пояснял, что не видел стрелявшего в него человека. Потерпевший *.*. В. в суде пояснил, что З. не мог стрелять в *.*. с учетом их местоположений. Остался невыясненным тот факт, имелось ли оружие у потерпевших, либо у кого-то из их компании. Кроме того, суд не дал оценки тому обстоятельству, что потерпевшие изменили показания в суде, а опознание З. проведено после того, как все узнали его данные, включая фотографию, из Интернета. В показаниях потерпевших, в части описания примет лиц, напавших на них, имеются противоречия, которые не устранены в приговоре. Суд не принял мер к установлению количества нападавших, их конкретных действий, а также свидетелей происшествия. Не была допрошена свидетель *.*., сотрудники милиции, которые выезжали на место преступления и врачи, оказывавшие помощь потерпевшим. При назначении З. наказания, не в полной мере учтены данные о его личности, как то: молодой возраст, положительные характеристики, спортивные достижения.

В дополнениях к кассационной жалобе
адвоката, осужденный З. также ставит вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение, указывая на то, что, данного преступления он не совершал, дело сфабриковано и не имеет ничего общего с реальными событиями. Он не вступал ни с кем в преступный сговор, оружия не имеет и телесные повреждения потерпевшему не причинял. Группа лиц, среди которых находились потерпевшие, вела себя громко, вызывающе и многие отдыхающие были недовольны их поведением. Кто именно совершил преступления, за которые осужден он, органы следствия не установили.

В самостоятельных возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель прокуратуры Советского района г. Новосибирска Киреева *.*. и представитель потерпевших адвокат Чернусь *.*., указывают на несостоятельность приведенных в них доводов, и предлагают приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и дополнений к ней, возражений, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

Виновность З. в грубом нарушении общественного порядка, выражающем явное неуважение к обществу, с применением оружия, группой лиц по предварительному сговору (хулиганство); в умышленном причинении легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья, из хулиганских побуждений, а также в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, из хулиганских побуждений, группой лиц по предварительному сговору, подтверждается достаточной совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре.

Доводы кассационной жалобы и дополнений о недоказанности вины осужденного в совершении преступлений, установленных судом первой инстанции, противоречат приведенным в приговоре доказательствам и на материалах дела не основаны.

Так, из показаний потерпевшего *.*. Ю. видно, что, 12.07.2008 г. он в компании знакомых отдыхал в парке в г. Новосибирске. Около 18.20 ч.
они стали свидетелями драки, которую попытались пресечь. На этой почве между их компанией, и компанией парней, в которую входил З., произошел конфликт, в ходе которого З. выкрикивал в их адрес угрозы, говорил, что достанет из машины “вещь“ и будет стрелять кому-нибудь в голову. Подошедший в это время *.*. Г., поговорил с ребятами, погасил конфликтную ситуацию и все разошлись. Однако в период с 00.00 ч. до 2.00 ч., когда они сидели под шатром, он почувствовал удар в бок и вытащил из тела резиновую пулю. В это время он увидел, что под шатер забежали парни, с которыми они утром конфликтовали, разделились, и стали стрелять в них из нескольких пистолетов, так как он видел несколько вспышек в разных местах. Он узнал З., который стрелял в него и попал в плечо и в ногу. Ребята из их компании стали защищаться и нападавшие убежали. В результате стрельбы были ранены *.*., *.*. А. и другие. З. он опознал по чертам лица, рыжеватой бородке и голосу.

Потерпевший *.*. А. в своих показаниях утверждал, что действительно, 12.07.2008 г. в дневное время, между компанией ребят, с которыми он находился на отдыхе в парке и компанией З. произошел конфликт, но он был погашен и все разошлись. В ночь на 13.07.2008 г. их компания сидела под шатром и отдыхала. Внезапно их окружила толпа молодых людей, среди которых он узнал З., у которого в руках был пистолет “Оса“ и он выстрелил из него в *.*. Ю, Сам он почувствовал удар в голову. З. он узнал по лицу, телосложению и татуировке на спине.

Вопреки доводам
кассационной жалобы, *.*. А. пояснил, что видел один выстрел З., от которого не мог пострадать *.*., при этом он не утверждал, что осужденный не мог стрелять в последнего с того места, где находился. Данный вывод адвоката, является предположительным и не основан на материалах дела.

Из показаний потерпевшего *.*. видно, что, в ночь на 13.07.2008 г. к их компании подошла группа парней, с которыми днем 12.07.2008 г. у них произошел небольшой инцидент, и со словами: “Ну что, не ждали?“, эти парни стали стрелять по ним из нескольких пистолетов. Среди нападавших был З., которого он хорошо запомнил днем и узнал. Ему пуля попала в грудную клетку, чем был причинен тяжкий вред здоровью.

Из показаний свидетеля *.*. Г. видно, что во время отдыха 12.07.2008 г. в парке, между компанией его знакомых и другой компанией парней, в которой был З., произошел конфликт, но он закончился и все разошлись. В ночь на 13.07.2008 г. к ним подбежали парни из той компании, кто-то крикнул: “Ну что, сейчас вы не такие смелые!“, и они начали стрелять по ним из нескольких пистолетов. З. стрелял именно в ту сторону, где находились *.*. Ю. и *.*.

Свидетель Г. в судебном заседании подтвердил, что З. производил выстрелы из пистолета, в том числе в *.*. Ю. Он узнал З., так как хорошо запомнил его днем.

Каких-либо существенных противоречий, влияющих на выводы суда о виновности З., показания указанных лиц не содержат.

В целях устранения противоречий, суд исследовал в порядке ст. 281 УПК РФ показания потерпевших на стадии следствия, которые они подтвердили в судебном заседании, не изменив, а дополнив
свои показания в суде.

Оснований не доверять показаниям потерпевших у суда не имеется.

Кроме того, суд обоснованно привел в приговоре в качестве доказательств показания других потерпевших, свидетелей по делу, протоколы следственных действий и заключения экспертов, всесторонний анализ которых, позволил правильно установить фактические обстоятельства дела.

Так, согласно заключению судебно-медицинского эксперта N 5770 от 14.11.2008 г. у *.*. имелось ранение грудной клетки справа, проникающее в правую грудную полость, с повреждением межреберной артерии и контузией средней доли правого легкого, которое образовалось как следствие огнестрельного ранения, возможно, в срок и при обстоятельствах, указанных выше, то есть 13 июля 2008 г. Повреждение является опасным для жизни и оценивается как тяжкий вред здоровью.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта N 5489/3586 от 1.11.2008 г. у *.*. Ю. имелись раны в области левого плеча, правого бедра и на грудной клетке справа, которые образовались от неоднократных воздействий тупых твердых предметов, возможно как следствие воздействия пуль от травматического оружия. Повреждения повлекли за собой кратковременное расстройство здоровья, продолжительностью не свыше 21 дня, таким образом, расцениваются как легкий вред здоровью.

В соответствии с протоколом выемки от 15.07.2008 г., в помещении ЦКБ СО РАН была изъята резиновая пуля, которая согласно заключению эксперта N 1329 от 11.12.2008 г., является элементом патрона, использованного при выстреле из гражданского оружия самообороны модели “ПБ-4 “Оса“, “МР-461 “Стражник“. Для идентификации конкретного экземпляра оружия пуля не пригодна, так как в качестве ствола используется полость гильзы патрона, а не ствол предмета.

Из показаний свидетеля *.*. следует, что, в ходе операции, он изъял из тела *.*. пулю, которую отдал заведующему отделением. Впоследствии пуля была изъята сотрудниками милиции.

Из материалов дела
не усматривается причинение тяжкого вреда здоровью *.*., при иных, чем установлено судом, обстоятельствах.

Такой вред причинен потерпевшему в результате действий З. в группе лиц по предварительному сговору и бесспорно подтверждается заключением эксперта, оснований не доверять которому у суда не имелось.

Из медицинской карты *.*. следует, что он поступил в больницу 13.07.2008 г. в 2.10 ч. с жалобами на боли в правой половине грудной клетки, наличие раны передней поверхности грудной клетки.

После обследования, включая проведение рентгена, ему была сделана операция и пуля извлечена.

Эти данные, а также показания свидетеля *.*. Ю. о том, что, потерпевший поступил в больницу в 3.00 ч. и данные рентгенограммы, проведенной в период с 2.18 ч. до 3.35 ч., вопреки доводам кассационной жалобы, свидетельствуют о том, что телесные повреждения были причинены *.*. при обстоятельствах, установленных приговором суда.

Кроме того, все материалы дела, включая медицинские документы, на которые ссылается автор кассационной жалобы, были предоставлены в распоряжение эксперта, оснований сомневаться в достоверности заключения которого, не имеется. Необходимости в допросе в судебном заседании лечащих врачей потерпевших, как правильно указал суд, не имелось.

Тщательно исследовав обстоятельства дела, правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины осужденного в содеянном им, и верно квалифицировал его действия по ст. 115 ч. 2 п. “а“; 213 ч. 2 и 111 ч. 3 п. “а“ УК РФ.

Выводы суда о доказанности вины и правильности квалификации действий осужденного в приговоре изложены подробно, надлежащим образом обоснованы, мотивированы, соответствуют исследованным в судебном заседании доказательствам, а потому признаются судебной коллегией правильными.

Суд правильно установил, что З. совершил настоящие преступления по предварительному
сговору группой лиц, из хулиганских побуждений. Об этом свидетельствуют его последовательные, согласованные и тождественные (производство выстрелов) действия с неустановленными лицами, направленные на достижение общего преступного результата. Все соисполнители явились в одно и то же время в определенное место, сразу приступили к выполнению объективной стороны преступления и одновременно скрылись, что свидетельствует о предшествующей событиям договоренности между ними и запланированности действий. При этом неустановление в ходе предварительного расследования этих лиц, не влияет на правильность квалификации действий З. и не является основанием для отмены приговора, поскольку в соответствии со ст. 252 УПК РФ, судебное разбирательство производится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.

Подтверждением хулиганского мотива действий осужденного, является нарушение с использованием малозначительного повода, общественного порядка, под которым понимается сложившаяся в обществе система отношений между людьми и нравственные нормы, не предусматривающие правомерность производство выстрелов из любых видов оружия одними лицами в других.

Доводы кассационной жалобы о неустановлении оружия, из которого были ранены потерпевшие, а также о неисследованности подобранных на месте происшествия гильз, не влияют на законность и обоснованность приговора в части осуждения З.. Несмотря на неизъятие оружие, судом бесспорно установлено, что телесные повреждения потерпевшим были причинены в результате его использования, что подтверждается экспертными заключениями.

Кроме того, допрошенный в судебном заседании в качестве эксперта Б. пояснил, что, выстрелы из оружия типа “Оса“ и “Стражник“ могут производиться одинаковыми пулями, а в качестве ствола используются гильзы. Заряжается оружие с помощью кассет, поэтому определить по пуле конкретный экземпляр оружия невозможно.

Не вызывалось необходимостью и выяснение в судебном заседании того факта, имелось ли оружие у потерпевших, поскольку данные о
применении ими такового, материалы дела не содержат.

Показания З. в судебном заседании о непричастности к преступлению судом тщательно проверены и отвергнуты в приговоре с приведением надлежащей мотивации.

Свидетель *.*. А. не опроверг выводы суда о виновности З., пояснив, что встретил его после 23 ч. 12.07.2008 г. в парке, они шли вместе к месту дневного отдыха, но разошлись напротив тропинки, которая вела к шатрам. Он видел, что в ту же сторону побежала группа людей, а затем раздались хлопки. З. в этот момент с ним не было, поэтому утверждать о том, что он не совершал преступление *.*. А. не мог.

Из показаний потерпевших следует, что они опознали З. по чертам лица, телосложению, голосу, а также по особой примете - татуировке на спине.

Ссылка адвоката на то, что, данные З. потерпевшие могли узнать из Интернета, притом что, в судебном заседании они прямо указывали на него, как на лицо, совершившее данное преступление, не влияет на обоснованность приговора. Оснований для оговора З. со стороны потерпевших и свидетелей обвинения, судом, при рассмотрении данного дела, не установлено.

Довод жалобы о том, что, в судебном заседании не были допрошены свидетели ( *.*. В., сотрудники милиции, врачи), не является основанием для отмены приговора, поскольку как видно из протокола судебного заседания, сторона защиты не возражала закончить судебное следствие при таком объеме исследованных доказательств, который имелся на момент принятия решения.

Наказание З. по ст. 111 ч. 3 п. “а“; 213 ч. 2 и 115 ч. 2 п. “а“ УК РФ судом назначено в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному им, с учетом данных о его личности, в том числе тех, на которые имеются ссылки в кассационной жалобе, влияния назначенного наказания на его исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

Назначенное наказание является справедливым, оснований для его смягчения, не имеется.

Вместе с тем, на момент рассмотрения дела в суде кассационной инстанции, срок давности привлечения ответственности по ст. 115 ч. 2 п. “а“ УК РФ истек, в связи с чем, он подлежит освобождению от наказания за данное преступление, с учетом требований ст. 78 УК РФ.

Оснований для отмены приговора по доводам кассационной жалобы, либо внесения иных изменений, судебная коллегия не находит.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Советского районного суда г. Новосибирска от 30 июня 2010 г. в отношении З. изменить, освободить его от наказания по ст. 115 ч. 2 п. “а“ УК РФ за истечением срока давности привлечен ответственности.

Наказание З. по правилам ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 111 ч. 3 п. “а“ и 213 ч. 2 УК РФ назначить в виде 5 лет 3 месяцев лишения свободы, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу адвоката и дополнения к ней З. - без удовлетворения.