Судебная практика

О возмещении средств, затраченных на лечение и компенсации морального вреда. Решение от 01 июня 2011 года №. Волгоградская область.

Красноармейский районный суд г. Волгограда

в составе:

председательствующего судьи Андреевой *.*.,

при секретаре Панченко *.*.,

с участием: представителя истца Герчиковой *.*., представителя ответчика ООО “Омсктехуглерод“ Кубракова *.*., представителей ответчика ГУ Волгоградское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации Сердобинцева *.*. и Никитушкиной Л.Е

1 июня 2011 года в городе Волгограде, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Казакова Александ к ООО “Омсктехуглерод“ и Государственному учреждению Волгоградское региональное отделение фонда социального страхования Российской Федерации о возмещении средств, затраченных на лечение и компенсации морального вреда

Установил:

Казаков *.*. обратился в суд с иском к ООО “Омсктехуглерод“ в котором просил взыскать с последнего компенсацию морального вреда в сумме <данные
изъяты> руб., и к Государственному учреждению Волгоградское региональное отделение фонда социального страхования Российской Федерации о взыскании суммы расходов на лечение в счет возмещения вреда здоровью, причиненного трудовым увечьем, в размере <данные изъяты>.

В обоснование исковых требований указал, что ДД.ММ.ГГГГ примерно в <данные изъяты>. получил производственную травму при исполнении трудовых обязанностей. В момент причинения травмы он находился в трудовых отношениях с ООО “Омсктехуглерод“, занимая должность <данные изъяты>. Сразу после получения травмы он был доставлен в МУЗ КБ № 15, где ему была оказана необходимая медицинская помощь. В результате лечения непосредственно после травмы ему была проведена операция с применением имплантанта для <данные изъяты>, который он оплатил из личных средств. Кроме того, он был вынужден приобретать лекарственные средства и изделия медицинского назначения для своего лечения в стационаре. После выписки из больницы он обращался как к работодателю, так и в Волгоградское региональное отделение фонда социального страхования с заявлением о выплате ему затраченных на лечение денежных сумм. Однако ему было отказано в обоих случаях. Кроме того, сослался на то, что производственную травму он получил по вине работодателя, который не принял мер к надлежащей организации проводимых им работ и использовал его не по специальности. В результате он получил тяжёлую травму - <данные изъяты>, от чего испытывал физические и нравственные страдания. Само лечение причиняло ему неудобство и боль. Он до настоящего времени находиться на амбулаторном лечении, поскольку травма очень медленно заживает. В связи с этим, последний обязан возместить ему моральный вред, вызванный нарушением его трудовых прав.

Представитель ответчика ООО «Омсктехуглерод» действующий на основании доверенности Кубраков *.*. в судебном заседании
в обоснование возражений пояснил, что истец действительно является работником ООО «Омсктехуглерод», и получил производственную травму при исполнении трудовых обязанностей. Вместе с тем полагал, что вина работодателя в получении истцом травмы отсутствует, поскольку последний самостоятельно принял Решение паковать техуглерод с использованием автопогрузчика. Кроме того истец не обосновал и не доказал факт причинения ему нравственных или физических страданий, а также степень вины работодателя. Более того, последний с письменной претензией о возмещении ему компенсации морального вреда к ним не обращался, в связи с чем, считает, что истцом нарушен досудебный порядок урегулирования спора. Также истцом необоснованно соединены в одно исковое заявление несколько неоднородных требований, а именно о взыскании материального ущерба и нематериального. По этим основаниям просил в иске отказать.

Представители ответчика Государственного учреждения Волгоградское региональное отделение фонда социального страхования Российской Федерации на основании доверенности Сердобинцев *.*. и Никитушкина *.*. иск признали частично. Не оспаривая факта и обстоятельства получения истцом производственной травмы, пояснили, что Акт о несчастном случае на предприятии был составлен работодателем лишь ДД.ММ.ГГГГ, в связи с чем, до этого они не имели возможности заключить с лечебным учреждением государственный контракт об оплате расходов на лечение застрахованного лица, поэтому истец и произвёл оплату лечения в этот период самостоятельно. Однако, впоследствии они производили оплату его лечения и полностью оплатили выставленный лечебным учреждением счёт, в том числе и за период нахождения истца в стационаре за каждый койка - день. В связи с этим, направленные к ним требования истца о возмещении ему расходов, понесённых им на приобретение изделий медицинского назначения по чекам от ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ на общую
сумму <данные изъяты> считают необоснованным. Требования же истца о возмещение ему расходов на приобретение имплантантов для остеосинтеза в сумме <данные изъяты> руб. не отрицают, так как данная сумма медицинскому учреждению ими не возмещалась. Однако, самостоятельно возместить истцу указанные расходы они не могут, поскольку Законом «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве не предусмотрена возможность выплачивать страховое возмещение физическому лицу.

Представитель третьего лица МУЗ “Клиническая больница № 15“ в судебное не явился, отношение к иску не представил.

Суд, выслушав стороны, свидетеля, исследовав представленные сторонами доказательства, считает, что иск подлежит частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

В соответствии со ст. 1085 ГК РФ, при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

В судебном заседании установлено, что на момент получения производственной травмы при исполнении служебных обязанностей истец состоял в трудовых отношениях с ООО «Омсктехуглерод», занимая должность <данные изъяты>. ДД.ММ.ГГГГ примерно в <данные изъяты>.
при выполнении работ по упаковке мягкого контейнера техуглеродом оступился и упал, получив производственную травму. Причинами данного несчастного случая, согласно акта, явилось нарушение трудового законодательства - отсутствие надлежащей организации производимых истцом работ.

В результате несчастного случая на производстве Казаков *.*. получил травму <данные изъяты>. Сразу же после получения травмы он был доставлен в МУЗ КБСМП № 15 и находился там на стационарном лечении в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ ДД.ММ.ГГГГ в указанном медицинском учреждении ему была проведена операция. Поскольку государственный контракт об оплате расходов на лечение истца на данный момент заключён не был, последний за счёт личных средств приобрёл имплантант для остеосинтеза и изделия медицинского назначения.

Данные обстоятельства не оспариваются ответчиками, подтверждаются, копией акта о несчастном случае на производстве. (л.д.44-54),) исследованной в судебном заседании медицинской документацией - медицинскими картами стационарного больного №.

Данные обстоятельства подтвердил в судебном заседании и допрошенный в качестве свидетеля врач-травматолог ФИО13., который показал, что ДД.ММ.ГГГГ в травматологическое отделение МУЗ КБСМП № 15 поступил Казаков *.*. с тяжёлой травмой - <данные изъяты>. Данная травма по своим характеристикам являлась тяжёлой, так как она носила оскольчатый характер, в связи с чем, требовалось срочное оперативное вмешательство для недопущения омертвения ткани. Для проведения операции Казаков *.*. приобрёл имплантант и изделия медицинского назначения.

У суда нет оснований не доверять показаниям указанного свидетеля. поскольку в судебном заседании не установлена его личная заинтересованность в результатах рассмотрения дела.

Судом также установлено, что Казаков *.*., находясь в трудовых отношениях с ООО «Омсктехуглерод», являлся застрахованным на основании Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ “Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев
на производстве и профессиональных заболеваний“.

Данное обстоятельство ответчиками не оспаривается и признается судом как доказанное.

В соответствии со ст. 1 пунктом 1 подпунктом 2 указанного Закона, обязательное социальное страхование несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний является видом социального страхования обеспечивает возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью застрахованного при исполнении им обязанностей по трудовому договору (контракту) и в иных установленных настоящим Федеральным законом случаях, путем предоставления застрахованному в полном объеме всех необходимых видов обеспечения по страхованию, в том числе оплату расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию.

На основании ст. 3 данного Закона страховщиком является Фонд социального страхования Российской Федерации, застрахованным - физическое лицо, получившее повреждение здоровья вследствие несчастного случая на производстве, подтвержденное в установленном порядке и повлекшее утрату профессиональной трудоспособности.

Согласно п/п 3 п.1 ст.8 Закона, обеспечение по страхованию осуществляется, в числе других выплат, в виде оплаты дополнительных расходов, связанных с медицинской, социальной и профессиональной реабилитацией застрахованного при наличии прямых последствий страхового случая, в том числе, на лечение застрахованного, осуществляемое на территории Российской Федерации непосредственно после произошедшего тяжелого несчастного случая на производстве до восстановления трудоспособности или установления стойкой утраты профессиональной трудоспособности.

Из толкования указанной нормы закона следует, что расходы на лечение застрахованного непосредственно после произошедшего тяжелого несчастного случая на производстве, производятся страховщиком независимо от наличия программы реабилитации пострадавшего, установленной бюро МСЭ.

К такому же выводу приводит и толкование содержания Постановления Правительства РФ от 28.04.2001г. № 332 «Об утверждении порядка оплаты дополнительных расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию лиц, пострадавших в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», поскольку в нем регламентируется порядок, размеры
и условия оплаты всех иных дополнительных расходов, указанных в п/п 3 п.1 ст.8 Закона, кроме расходов на лечение непосредственно после произошедшего тяжелого несчастного случая на производстве, так, как это и предусмотрено п. 2 ст. 8 Закона.

В соответствии с медицинским заключением №, травма, полученная истцом относится к разряду тяжелых (л.д.59).

Учитывая, что операция, проведенная истцу, является прямым последствием производственной травмы, в результате операции улучшилось качество его жизни, то есть достигнуты цели медицинской, социальной и профессиональной реабилитации, сам Казаков *.*. является застрахованным лицом в связи с трудовой деятельностью, суд считает понесенные им расходы на лечение непосредственно после произошедшего тяжелого несчастного случая на производстве, подлежат за счёт Фонда социального страхования Российской Федерации в лице Государственного учреждения Волгоградское региональное отделение.

Поскольку судом установлено, что комплект <данные изъяты> для проведения операции истцом был приобретён за счёт личных средств, что подтверждается копией кассового и товарного чеков (л.д.16), требования истца о возмещении ему указанной суммы являются обоснованными.

Вместе с тем, судом установлено, что ДД.ММ.ГГГГ ответчиком - Фонда социального страхования Российской Федерации в лице Государственного учреждения Волгоградское региональное отделение заключён государственный контракт № с МУЗ КБСМП № 15 на лечение застрахованного лица - Казакова *.*. (л.д.39-49), в связи с чем, на основании представленного МУЗ КБСМП № 15 лицевого счёта (л.д.36) ответчик произвёл медицинскому учреждению оплату понесённых им расходов на лечение истца в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в сумме <данные изъяты>. из расчёта стоимости Кайка-дня - <данные изъяты> руб., что подтверждается Приказом об оплате лечения (л.д.34) и Актом выполненных работ (л.д.43).

В связи с изложенным, на ответчика не может быть возложена обязанность
по возмещению истца расходов на приобретение изделий медицинского назначения, входящих в стоимость койка-дня, приобретённых истцом по чекам от ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ на общую сумму <данные изъяты>. 9л.д.17), поскольку свои обязательства по возмещению расходов на лечение истца за указанный период последний перед медицинским учреждением исполнил.

При этом, суд исходит из того, что у истца сохраняется право на возмещение понесённых им расходов за счёт медицинского учреждения - МУЗ КБСМП № 15.

При рассмотрении требований истца о компенсации ему морального вреда за счёт работодателя ООО «Омсктехуглерод» суд исходит из положений статьи. 1079 ГК РФ, в соответствии с которой юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов и т.п.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 статьи 1083 настоящего Кодекса.

В судебном заседании установлено, что в момент получения травмы Казаков *.*., являлся работником ответчика.. ДД.ММ.ГГГГ он один занимался упаковкой техуглерода на установке заполнения мягких контейнеров выполняя при этом работу <данные изъяты>. Данное обстоятельство вынуждало его постоянно подниматься по лестнице на площадку обслуживания для наполнения контейнера и спускаться вниз для перевоза контейнера на автопогрузчике. Примерно в <данные изъяты>. при спуске по лестнице с площадки обслуживания нога истца соскользнула со ступеньки, ион. упал вниз, при этом его правая нога завернулась о бортик, расположенный возле стены. Истец получил травму ноги.

Причинами несчастного случая на производстве признаны:1 - неудовлетворительная организация
производства работ со стороны начальника цеха № ФИО14., ввиду того, что истец работал на <данные изъяты> один, без водителя автопогрузчика, управляя автопогрузчиком не имея допуска к его управлению; 2 - использование пострадавшего не по специальности со стороны старшего смены ФИО15..

Обстоятельства несчастного случая, сведения о его причинах и виновных лицах подтверждаются копией акта о несчастном случае на производстве № от ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 50-54).

В соответствии с медицинским заключением № пострадавшему поставлен диагноз: открытый перелом большеберцовой кости правой голени со смещением, степень тяжести травмы определена как тяжёлая (л.д.16).

При изложенных обстоятельствах, суд приходит к выводу о том, что причинением вреда здоровью истца нарушены его неимущественные права, поскольку как в момент причинения вреда, так и в период нахождения на излечении истец испытывал и испытывает физические и нравственные страдания. Физические страдания заключаются в претерпевании болевых ощущений, возникших как в период травмы, так и в период проведения лечебных мероприятий. Нравственные страдания, по мнению суда, заключаются в переживаниях по поводу физической неполноценности человека среднего возраста, лишенного определенных радостей жизни, ограниченного в свободе передвижения.

Сведения о причинении истцу моральных страданий, подтверждаются также показаниями свидетеля - врача ФИО13., из которых видно, что характер травмы причиняет пострадавшему сильную физическую боль, лишает его возможности самостоятельно передвигаться, требует постороннего ухода, а период реабилитации носит длительный характер.

При таких обстоятельствах факт причинения истцу морального вреда нарушением неимущественного права (причинением вреда здоровью) является очевидным и не требует дополнительных доказательств.

Поскольку вред причинен источником повышенной опасности (при обслуживании оборудования, принадлежащего предприятию), суд считает необходимым возложить обязанность по его возмещению на владельца источника повышенной опасности каковым является ответчик.

При этом, доводы
представителя ответчика об отсутствии вины предприятия в причинении истцу телесных повреждений, суд считает несостоятельными, поскольку в силу статьи 22 ТК РФ, именно на работодателя возложена обязанность предоставлять работникам работу, обусловленную трудовым договором, обеспечивать безопасность и условия труда, соответствующие государственным нормативным требованиям охраны труда.

Однако, как установлено судом, должностными лицами ответчика не приняты должные меры к организации производства работ истца на УЗМК, что привело к получении последним травмы ноги.

Более того, степень вины причинителя вреда может влиять на размер компенсации морального вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда, а в силу ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случае причинения вреда жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности. К тому же актом о расследовании несчастного случая установлена вина должностных лиц ответчика.

По смыслу статьи 237 ТК РФ, работодатель обязан возместить работнику моральный вред в случае совершения в отношении его неправомерных действий или бездействий.

Поскольку в судебном заседании установлен факт нарушения трудовых прав истца ответчиком, то на последнего должна быть возложена обязанность по возмещении истцу компенсации морального вреда.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания), нарушающими его неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом суд может возложить на нарушителя обязанности денежной компенсации указанного вреда.

В силу ст. 1101 ГК РФ, размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

При определении размера компенсации морального вреда суд учитывает, что истец получил тяжёлую травму, длительное время находится на лечении. Травма связана с повреждением нижних конечностей и ограничивает его физические возможности, вызывает чувство утраты физической полноценности, лишает возможности чувствовать себя полноценным членом общества.

Учитывая обстоятельства несчастного случая, степень физических и нравственных страданий, перенесенных истцом, с учетом требований разумности, справедливости и соразмерности, суд считает необходимым взыскать в его пользу компенсацию морального вреда в сумме <данные изъяты> руб.

При этом, доводы представителя ответчика о том, что истец к ним с заявлением о компенсации морального вреда не обращался, не могут являться основанием для отказа последнему в удовлетворении иска, поскольку действующим законодательством обязательный досудебный порядок по указанным спорам не предусмотрен.

Несостоятельной является и ссылка представителя ответчика на невозможность соединения истцом заявленных им требований в одно производство, поскольку истцом заявлены требования о возмещении ему средств, затраченных на лечение и компенсации морального вреда, вызванных причинением вреда здоровью, в связи с чем, являются однородными и могут быть соединены в одно производство. Более того, соединение требований истца в одно исковое производство не влияют на права и обязанности ответчика ООО «Омсктехугдерод.

В силу статьи 98 ГПК РФ, стороне, в пользу которой состоялось Решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесённые по делу судебные расходы, пропорционально удовлетворенным исковым требованиям.

В связи с этим, суд считает необходимым взыскать с ответчиков в пользу истца понесённые им расходы на уплату государственной пошлины в сумме <данные изъяты> руб, распределив её между ответчиками следующим образом : с ответчика ООО «Омсктехуглерод « - <данные изъяты> руб., с Государственного учреждения Волгоградского регионального отделения фонда социального страхования Российской Федерации - <данные изъяты> руб.

В силу ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось Решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

В судебном заседании установлено, что истец обращался за юридической помощью и им были понесены расходы в сумме <данные изъяты> рублей, что подтверждается копией представленного в суд договора. Суд считает необходимым с учетом, сложности дела, выполненной работы представителем, разумности и справедливости взыскать с ответчика расходы, понесенные истцом на оплату услуг представителя в размере <данные изъяты> руб., в удовлетворении требований о взыскании суммы расходов на услуг представителя в размере <данные изъяты> руб. отказать.

Взысканную сумму распределить между ответчиками следующим образом: с ООО «Омсктехуглерод» в пользу истца взыскать <данные изъяты> руб., с Государственного учреждения Волгоградского регионального отделения фонда социального страхования Российской Федерации - <данные изъяты> руб.

Руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ,

Решил:

Исковые требования Казакова Александ к ООО “Омсктехуглерод“ и Государственному учреждению Волгоградское региональное отделение фонда социального страхования Российской Федерации о возмещении средств, затраченных на лечение и компенсации морального вреда удовлетворить частично.

Взыскать с Государственного учреждения Волгоградское региональное отделение фонда социального страхования Российской Федерации в пользу Казакова Александ в счет возмещения расходов, связанных с приобретением комплекта ипплантанта для остеосинтеза <данные изъяты> руб., расходы на представителя в сумме <данные изъяты> руб.. расходы на уплату государственной пошлины в сумме <данные изъяты> руб., а всего <данные изъяты> рублей.

Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью «ОМСКТЕХУГЛЕРОД» в пользу Казакова Александ в счет компенсации морального вреда <данные изъяты> рублей,., расходы на представителя в сумме <данные изъяты> руб.. расходы на уплату государственной пошлины в сумме <данные изъяты> руб., а всего <данные изъяты> рублей.

В удовлетворении требований о взыскании с Государственного учреждения Волгоградское региональное отделение фонда социального страхования Российской Федерации расходов на приобретение изделий медицинского назначения в сумме <данные изъяты>. Казакову Александ отказать.

Во взыскании с ООО «Омстехуглерод» остальной суммы компенсации морального вреда в размере <данные изъяты> рублей Казакову Александ отказать.

Во взыскании остальной суммы расходов на представителя в размере <данные изъяты> рублей Казакову Александ отказать.

Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в Волгоградский областной суд через Красноармейский районный суд г. Волгограда в течение 10 дней со дня принятия решения судом в окончательной форме.

Мотивированное Решение составлено 6 июня 2011 года.

Председательствующий *.*. Андреева