Судебная практика

Приговор от 16 ноября 2010 года № 1-57/2010. Приговор от 16 ноября 2010 года № 1-57/2010. Санкт-Петербург.

Судья Пушкинского районного суда г. Санкт-Петербурга Клыкова *.*.,

С участием: государственного обвинителя - старшего прокурора отдела государственных обвинителей Управления по обеспечению участия прокурора в рассмотрении уголовных дел судами прокуратуры г. Санкт-Петербурга Бундина *.*.,

защитника - адвоката Попова *.*., представившего удостоверение № 623 и ордер № 217570 от 10.02.2010 года ННО Ленинградской областной коллегии адвокатов филиал «ЛОКАР»,

представителя потерпевшей и гражданского истца - адвоката Горичева *.*., представившего удостоверение № 4733 и ордер № А 658919 от 04.02.2010 года Приморской коллегии адвокатов Адвокатской палаты Санкт-Петербурга,

обвиняемого и гражданского ответчика Тарасова *.*.,

потерпевшей и гражданского истца С1.,

при секретаре Соловьевой *.*.,

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении:

Тарасова
*.*., 00.00.0000 года рождения,..., ранее не судимого, в порядке ст. 91 УПК РФ не задерживавшегося, в отношении которого 05.10.2009 года следствием была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, которая в ходе судебного разбирательства не изменялась, -

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 264 ч. 4 УК РФ,

Установил:

Тарасов *.*., являясь лицом, управляющим автомобилем, совершил нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека, а именно:

будучи обязанным знать и соблюдать требования Правил дорожного движения РФ, а также действовать таким образом, чтобы не создавать опасность для движения иных транспортных средств и не причинять вреда здоровью граждан, 13.04.2009 года в период времени с 19 часов 42 минут по 20 часов 07 минут, он, управляя при достаточном естественном освещении, по сухому асфальтовому покрытию, технически исправным автомобилем №1, и следуя по левой полосе проезжей части улицы Софийской в г. Санкт-Петербурге по направлению из Фрунзенского района в Пушкинский район г. Санкт-Петербурга от проспекта Славы в сторону улицы Автозаводской, выехал с нарушением скоростного режима со скоростью более 60 км/час, тем самым нарушив требования п.п. 10.1, 10.2 ПДД РФ, на нерегулируемый перекресток улицы Софийской и улицы Автозаводской в Пушкинском районе г. Санкт-Петербурга, где умышленно нарушил требования п.п. 1.3, 1.5, 9.10 ПДД РФ.

При этом, Тарасов A.M., проигнорировав требования дорожных знаков 1.34.3 и 8.13 Приложения 1 к ПДД РФ, регламентирующих проезд на Т-образном перекрестке и направление главной дороги, и проявив преступное легкомыслие к дорожной обстановке и ее изменениям, умышленно избрал для движения скорость, превышающую установленное ограничение в населенном пункте в 60 км/час, которая не обеспечила ему возможность
постоянного контроля за движением автомобиля, а именно за необходимым боковым интервалом от выезжающего справа на указанный перекресток с улицы Автозаводской на улицу Софийскую автомобиля №2, под управлением С2., в результате чего передней частью управляемого им автомобиля №1 совершил столкновение с левой боковой стороной автомобиля №2.

В результате допущенных Тарасовым *.*. нарушений Правил дорожного движения РФ на нерегулируемом перекрестке улицы Софийской и улицы Автозаводской в Пушкинском районе г. Санкт-Петербурга произошло дорожно-транспортное происшествие с участием вышеуказанных автомобилей, в результате которого потерпевшему С2. была причинена..., квалифицирующиеся в совокупности по признаку опасности для жизни как тяжкий вред здоровью. Смерть потерпевшего С2. наступила на месте происшествия по неосторожности в результате вышеуказанных преступных действий водителя Тарасова A.M. от сочетанной тупой травмы тела с множественными повреждениями костей скелета и внутренних органов с ушибом сердца.

Таким образом, своими действиями Тарасов A.M. умышленно нарушил следующие требования, предусмотренные пунктами: 1.3, 1.5, 9.10, 10.1, 10.2, Правил дорожного движения РФ (утвержденных Постановлением Правительства РФ от 23.10.1993 года № 1090) и требования дорожных знаков 1.34.3 и 8.13 Приложения 1 к ПДД РФ «дорожные знаки» (с изменениями от 21 апреля 2000 года, 24 января 2001 года, 14 декабря 2005 года):

п. 1,3 «Участники дорожного движения обязаны знать и соблюдать относящиеся к ним требования Правил, сигналов светофоров, знаков и разметки, а также выполнять распоряжения регулировщиков, действующих в пределах предоставленных им прав и регулирующих дорожное движение установленными сигналами»;

п. 1.5 «Участники дорожного движения должны действовать таким образом, чтобы не создавать опасности для движения и не причинять вреда»;

п. 9.10. «Водитель должен соблюдать такую дистанцию до движущегося впереди транспортного средства, которая позволила
бы избежать столкновения, а также необходимый боковой интервал, обеспечивающий безопасность движения»;

п. 10.1 «Водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности видимость в направлении движения. Скорость должна обеспечивать водителю возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований Правил. При возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства».

п.10.2. «В населенных пунктах разрешается движение транспортных средств со скоростью не более 60 км/ч. (в редакции Постановления Правительства РФ от 24.01.2001 N 67)».

• Приложение 1 к ПДД РФ «дорожные знаки» (по ГОСТу Р 52289-2004 и ГОСТу Р 52290-2004) (с изменениями от 21 апреля 2000 года, 24 января 2001 года, 14 декабря 2005 года):

1.34.3 “Направление поворота“. Направления движения на Т-образном перекрестке или разветвлении дорог. Направления объезда ремонтируемого участка дороги.

8.13 “Направление главной дороги“. Указывает направление главной дороги на перекрестке.

Подсудимый Тарасов *.*. виновным себя не признал и показал, что 13.04.2009 года был день его рождения и по месту работы... в период обеда с 13 часов 00 минут до 14 часов 00 минут была проведена официальна часть с поздравлением и вручением ему подарков, а так же им был организован небольшой фуршет для сотрудников..., для проведения которого он приобрел 3 бутылки шампанского «Голицин», 5 тортиков, фрукты, сок. На фуршете он выпил не более 120 мл. шампанского, других алкогольных напитков он не приобретал и не употреблял. Около 19-20 часов он действительно находился в автомобиле...,
следовавшем со скоростью более 60 км/час по ул. Софийской в направлении к КАД, где на пересечении с улицей Автозаводской произошло столкновение с автомобилем..., под управлением С2., в результате чего наступила смерть водителя С2. Однако, он, Тарасов *.*., к данному ДТП не причастен, поскольку автомобилем не управлял, а находился на заднем пассажирском сидении слева, за водителем. Показал, что в момент ДТП в автомобиле кроме него были еще 2 человека: его непосредственный начальник С3., находившийся на переднем пассажирском сидении, и неизвестный ему мужчина, который управлял автомобилем и после ДТП скрылся с места преступления.

Однако, вина подсудимого подтверждена совокупностью следующих доказательств:

показаниями допрошенной в ходе судебного разбирательства потерпевшей С1. о том, что 13.04.2009 года в 19 час. 50 мин. она вместе с ребенком находилась возле своего дома по адресу:..., когда ей на мобильный телефон позвонил ее муж С2. и сообщил, что едет на собственном автомобиле №2 по улице Автозаводской в сторону улицы Софийской и указал ориентировочное время прибытия. Не дождавшись мужа и не сумев до него дозвониться, она на попутной машине проследовала в сторону, откуда должен был приехать ее муж. При подъезде к перекрестку улиц Софийской и Автозаводской их обогнала машина Скорой помощи. На место ДТП она приехала 13.04.2009 года около 20 час. 40 мин. и она обнаружила, что С2. попал в автомобильную аварию, а именно: в левую боковую часть его автомобиля №2, врезался автомобиль №1 и узнала, что ее муж скончался, и что в ДТП виноват водитель автомобиля №1. Сначала на месте ДТП говорили, что было двое человек из автомобиля №1, потом сказали, что
был кто-то третий, но он сбежал. Также она обратила внимание на двух мужчин высокого роста в темных костюмах, которые стояли у забора предприятия.... Эти мужчины находились на приличном расстоянии от места ДТП, в связи с чем, она их не смогла рассмотреть. Позже она видела на месте ДТП людей с телекамерой, на которой был знак «5 канал», но производили ли они съемку на месте ДТП, она сказать не может. На месте ДТП ею было произведено фотографирование с фиксацией расположения столкнувшихся автомобилей. Заявленный ею в своих интересах и в интересах ее несовершеннолетнего сына С5., 00.00.0000 года рождения, гражданский иск о взыскании материального ущерба в размере Х рубля Х копеек, ежемесячных взысканий по Х рублей Х копейки с ноября 2010 года до достижением сыном совершеннолетия в связи со смертью кормильца, а также о взыскании морального вреда, причиненного ей и ее несовершеннолетнему сыну в размере Х рублей, поддержала в полном объеме. Просила наказать Тарасова *.*. строго.

показаниями свидетеля С4. о том, что на 13.04.2009 года он занимал должность... и находился в помещении пожарно-спасательного отряда, куда на пульт дежурного около 19 часов поступил сигнал о ДТП с тяжелым пострадавшим на пересечении улиц Софийской и Автозаводской в Пушкинском районе г. Санкт-Петербурга. Он незамедлительно выехал на место ДТП, где увидел 2 столкнувшихся автомобиля: №1 и №2, водитель которого был мертв. На месте ДТП он находился не менее часа и видел, как приехали сотрудники Скорой помощи, которые оставались на месте ДТП на момент отъезда автомобилей пожарно-спасательной части. Из обстановки на месте ДТП и опыта своей работы для него была
очевидна вина водителя автомобиля №1, следовавшего по улице Софийской, который не заметил дорожные знаки о Т-образном перекрестке и произвел столкновение с выехавшим на перекресток с улицы Автозаводской автомобилем №2. После чего автомобили откинуло на 2 метра на бетонные ограждения, которые в результате этого были сдвинуты с места, что свидетельствует об огромной силе удара и скорости движения автомобиля №1 не менее 100 км/час. На расстоянии около 100 метров от столкнувшихся машин он увидел 2-х мужчин в костюмах, без верхней одежды, которые стояли у забора и находились на месте ДТП не менее 1 часа. От сотрудников ДПС ему стало известно, что эти мужчины из автомобиля №1. При нем на месте ДТП никаких сведений о каком-либо третьем лице, управлявшим автомобилем №1, не велось.

показаниями свидетелей С6. и С7., являющихся сотрудниками ДПС ОГИБДД УВД по Фрунзенскому району г. Санкт-Петербурга, о том, что 13.04.2009 года они находились на своих рабочих местах и, получив информацию о том, что в конце улицы Софийской произошло ДТП со смертельным исходом, выехали на место, где уже находились сотрудники пожарно-спасательной части и Скорой помощи. Прибыв на место ДТП, которое произошло на пересечении улиц Софийской и Автозаводской, они увидели столкнувшиеся автомобили №1 и №2. В автомобиле №1 никого не было. Врачами Скорой помощи была констатирована смерть водителя автомобиля №2. Они не видели, чтобы кто-либо обращался за медицинской помощью к сотрудникам Скорой помощи. Очевидцев ДТП им выявить не удалось. Так как было установлено, что территория, на которой произошло ДТП, относится к Пушкинскому району г. Санкт-Петербура, С6., а затем и приехавшим на место ДТП начальником
ОГИБДД Фрунзенского района С8., были даны указания об охране места ДТП и отводе транспорта до приезда сотрудников Пушкинского ОГИБДД, после прибытия которых они уехали. В их присутствии никаких разговоров о том, кто виноват в ДТП, кто был за рулем автомобиля №1 и где он находится, они не слышали. Подтвердили правильность схемы ДТП в томе 1 на л.д. 41. При этом свидетель С6. показал, что на месте ДТП были многочисленные следы торможения, в связи с чем, было невозможно определить, относятся ли они к данному ДТП, а так же показал, что не помнит, были ли на месте ДТП сотрудники телеканала.

показаниями свидетеля С8. о том, что он является начальником ОГИБДД УВД по Фрунзенскому району г. Санкт-Петербурга. 13.04.2009 года между 19 и 20 часами ему сообщил по мобильному телефону С3., который на тот момент исполнял обязанности прокурора Фрунзенского района, что «Произошло ДТП в конце улицы Софийской, Тарасов разбил машину в хлам и сбежал в лес». Со слов С3. он понял, что С3. и старший помощник прокурора Фрунзенского района Тарасов *.*. попали в серьезное ДТП и виноват в нем Тарасов *.*., управлявший автомобилем С3. Около 20 часов 13.04.2009 года он прибыл на место ДТП, где увидел два столкнувшихся автомобиля: №1 и №2. Из обстановки было ясно, что автомобиль №2 двигался по улице Автозаводской, делал левый поворот по главной дороге, а автомобиль №1 двигался по улице Софийской в сторону тупика и согласно дорожным знакам он должен был повернуть направо, на главную дорогу, но продолжил движение прямо и врезался в автомобиль №2. Вина водителя автомобиля №1, нарушившего
требование дорожных знаков и скоростной режим, была очевидна. Столкновение произошло на полосе движения автомобиля №2. Примерная скорость автомобиля №1 перед ДТП была явно более 100 км/час. На месте ДТП была осыпь стекла и тормозной след, примерно 17 метров, свидетельствующий об экстренном торможении. Удар был такой сильный, что было сдвинуто бетонное ограждение, перекрывающее дальнейшее движение по улице Софийской. Когда он приехал на место ДТП, С3. и Тарасов *.*. находились в 20 метрах от места ДТП, они были одеты в костюмы, без верхней одежды. Оба находились в шоковом состоянии. Были ли они в состоянии алкогольного опьянения, сказать не может, так как запаха спиртного от них не почувствовал. У С3. была повреждена кисть правой руки, он держал платок или салфетку и жаловался на головные боли, пояснив, что порезался о край выстрелившей подушки безопасности. У Тарасова *.*. внешних повреждений не было, но было видно, что он ударился головой и грудью. Он стал расспрашивать их про обстоятельства ДТП и сообщил, что в автомобиле №2 труп, что их удивило, так как они думали, что у водителя автомобиля №2 сломана нога. По существу ДТП они ничего не поясняли. Он несколько раз предлагал им обратиться к врачам Скорой помощи, находившимся на месте ДТП, но они отказались и сообщили, что останутся ждать следователя. Также они спросили его, что им делать дальше, на что он им сказал, что надо говорить правду. Ситуация на месте ДТП была сложная, приехало много родственников и знакомых погибшего, он предупредил С3. и Тарасова *.*. о возможности самосуда, и сказал сотрудникам Фрунзенского ОГИБДД, что бы они
охраняли место происшествия до прибытия сотрудников Пушкинского ОГИБДД, так как выяснилось, что ДТП произошло на территории Пушкинского района г. Санкт-Петербурга, после чего уехал. О том, кто был за рулем автомашины №1 он находившимся на месте ДТП сотрудникам Фрунзенского ОГИБДД не сообщал и никакие рапорта по данному ДТП не составлял, так как ДТП произошло не на территории Фрунзенского района, и он считал, что этим будет заниматься следственная группа. О том, что в ДТП участвовали прокурорские работники, он сообщил по телефону начальнику дежурной части УГИБДД ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области С9. При нем на месте ДТП сотрудников телевидения не было. Позднее он узнал, что С3. и Тарасов *.*. лежат в больнице № 40 г. Сестрорецка и навещал их там, что поддержать. В больнице С3. показал ему синяки от ремней безопасности. Исходя из увиденных им у С3. травм, в том числе пореза правой руки, он считает, что так может пострадать только пассажир, предохраняясь от сработавшей подушки безопасности, но не водитель, который держится руками за руль автомобиля. Никакого личного или служебного интереса он в данном деле не имеет. Никаких действий, направленных на сокрытие или уничтожение возможных доказательств по делу, он не совершал.

показаниями свидетеля С10. о том, что он работает инспектором ДПС ОГИБДД УВД по Пушкинскому району г. Санкт-Петербурга и 13.04.2009 года около 20 часов в составе наряда прибыл на место ДТП с участием автомобилей №1 и №2 на пересечении улиц Софийской и Автозаводской в Пушкинском районе г. Санкт-Петербурга. Место ДТП охранялось сотрудниками ДПС другого батальона, которые уехали после их прибытия. В 100 метрах от места ДТП стояли два молодых человека, и кто-то сказал, что они из автомобиля №1. Он подходил к ним уточнить, кто был за рулем автомобиля №1, и они ему ответили, что он отошел в туалет. Он помнит, что у одного из этих молодых людей была повреждена кисть руки. Оба были в стрессовом состоянии. Он почувствовал запах этилового спирта, но от кого именно, сказать не может. Документы у них лично он не проверял и данные не спрашивал. После того, как приехала следственная группа, был произведен осмотр места происшествия с участием 2-х понятых и криминалиста, до окончания работы которого в автомобили, пострадавшие в ДТП, никто не проникал. Были ли на месте ДТП следы торможения и осыпь стекла в настоящее время он не помнит. Подтвердил достоверность составленных на месте ДТП протокола осмотра места происшествия, схемы, справок и рапортов, находящихся в томе 1 на л.д.24, 27-40, 41, 76-77, 84.

показаниями свидетеля С11. о том, что он работает старшим следователем 2 отдела УРППБД ГСУ при ГУВД по СПб и ЛО. 13.04.2009 года он находился на суточном дежурстве, когда в вечернее время поступила информация от дежурного о ДТП со смертельным исходом на пересечении улиц Софийской и Автозаводской в Пушкинском районе г. Санкт-Петербурга. Он прибыл на место ДТП в составе оперативно-следственной группы с криминалистом С12. и приступил к осмотру места ДТП, в результате которого столкнулись два автомобиля: №2, и №1. В автомобиле №2 находился труп водителя, а в автомобиле №1 никого не было. В 40 м. от автомобилей, у забора стояли 2-ое мужчин. У одного из мужчин была в крови рука. Они оба были в шоковом состоянии, и как ему показалось, оба находились в состоянии алкогольного опьянения, так как у обоих была несвязная речь во время разговора, но запаха алкоголя от них он не почувствовал, так как близко к ним не подходил. На тот момент от сотрудников ДПС ему было известно, что данные лица являлись пассажирами автомобиля №1. Один из этих мужчин сообщил, что за рулем автомобиля №1 был третий, по имени «Юрий», который убежал. Документы у них он не проверял и их личности не устанавливал. К моменту, когда он осмотрел место ДТП и хотел взять от них объяснения, эти лица уже покинули место происшествия без его разрешения. На месте ДТП он с участием 2-х понятых составил протокол осмотра места ДТП, протокол осмотра трупа С2., в которых указал время их составления. Достоверность составленных им протоколов он подтверждает. Схему ДТП и справки по ДТП составляли сотрудники ДПС Пушкинского ОГИБДД, которые указывают в них время самого ДТП. Были ли на месте ДТП осыпь стекла и следы торможения, сказать не может, так как осмотр производился, когда уже стемнело, и было плохо видно при искусственном освещении. Столкновение автомобилей произошло на проезжей части дороги, но сами автомобили находились за пределами проезжей части. Скорость движения автомобиля №1 была явно выше 60 км/час, поскольку автомашины вылетели с дорожного полотна и сдвинули массивную бетонную плиту ограждения.

показаниями специалиста С12. о том, что он работает техником-криминалистом 26 отдела ИЦ ГУВД по СПб и ЛО. 13.04.2009 года он находился на своем рабочем месте и был вызван по заявке дежурного на место ДТП с пострадавшим к Южной ТЭЦ. Он прибыл на место через 40 минут после получения заявки. Им производился осмотр обоих автомобилей, столкнувшихся на пересечении улиц Софийской и Автозаводской в Пушкинском районе г. Санкт-Петербурга. При осмотре автомобиля №1 он обрабатывал поверхности рулевого колеса, торпеду, рычаг коробки передач, зеркало заднего вида. В салоне автомашины были контуры пальцев рук на руле, рычаге коробки передач - на рукоятке, что свидетельствует о том, что следы не удалялись. Обнаруженные на них следы не были пригодны для идентификации, так как была рифленая поверхность. Была изъята дактилопленка с микрочастицами, они брались со спинки и подушки сидения, работал по указанию следователя. Сработавшие подушки безопасности не обрабатывались и не изымались, так как это возможно сделать лишь в лабораторных условиях. Столкнувшиеся автомобили №2 и №1 перелетали через поребрик, железобетонные сваи ограждения были сдвинуты. Так как осмотр места ДТП производился в темное время, следов этих машин на земле он не обнаружил, и имеющаяся у него аппаратура без софитов не позволила их выявить. На месте ДТП к нему поступила информация, что водитель автомобиля №1 скрылся с места и надо постараться найти его следы. Информация о том, сколько человек было в этом автомобиле, ему не поступала. Подтвердил достоверность информации, изложенной в протоколе осмотра места ДТП, схеме и изготовленной им фототаблице, находящихся в томе 1 л.д.29-32, 33-40, 41.

показаниями свидетелей С13. и С14. о том, что 13.04.2009 года около 22 часов они принимали участие в качестве понятых при осмотре места ДТП на пересечении улиц Софийской и Автозаводской в Пушкинском районе г. Санкт-Петербурга, который проводился следователем с участием специалиста-криминалиста, по результатам которого были составлены протоколы осмотра места ДТП и осмотр трупа водителя автомобиля №2. В ходе осмотра места происшествия осматривались столкнувшиеся автомобили. Они подтверждают достоверность произведенных замеров, составленных с их участием протоколов и схемы, а также свои подписи в них. Столкновение произошло на полосе движения автомобиля №2, где они видели осыпь стекла. Удар в него автомобилем №1 был очень сильным, автомобили перескочили бетонные ограждения. Также они видели на месте ДТП след торможения, который доходил до колес автомобиля №1, но почему эти данные не были внесены в схему, они в настоящее время пояснить не могут. Кроме того, свидетель С14. показал, что он является водителем эвакуатора... и вместе с водителем второго эвакуатора после осмотра они увозили с места ДТП столкнувшиеся автомашины на стоянку, расположенную по адресу:.... Он увозил автомобиль №2, а водитель второго эвакуатора увозил автомобиль №1. На месте ДТП людей из автомобиля №1 он не видел, но слышал разговоры, что их увезли в больницу или они были пьяные и сбежали с места ДТП.

показаниями свидетеля С15. о том, что он работает старшим следователем по ОВД 3 отдела УРППБД ГСУ при ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. 14.04.2009 года он находился на дежурстве, и руководством ему было дано указание о проведении дополнительного осмотра транспортных средств: №2 и №1, попавших накануне в ДТП и доставленных на стоянку по адресу:.... Осмотр транспортных средств им производился с участием 2-х понятых и специалиста-криминалиста С16. В ходе осмотра были приняты меры по установлению наличия отпечатков и произведено изъятие предметов, отраженных в протоколе осмотра. Оснований считать, что в автомобиле «Субару Легаси» была проведена зачистка следов, у него не имелось. По опыту работы ему известно, что отпечатки пальцев на рулевом колесе практически не остаются.

показаниями специалиста С16. о том, что он работает техником-криминалистом во 2-ом отделе ЭКЦ ГУВД по СПб и ЛО. 14.04.2009 года он по заданию своего начальника в качестве специалиста выезжал на стоянку, расположенную по адресу:..., для участия в осмотре автомобилей №1 и №2, проводимого следователем С15. От следователя ему стало известно, что первичный осмотр транспортных средств на месте ДТП уже был произведен, но был необходим дополнительный осмотр. Его задача состояла в том, чтобы осмотреть автомашины, зафиксировать все, что находится в самих машинах, произвести фотосъемку и изъятие доказательств, в том числе, им были изъяты на дактилопленку микрочастицы из салона автомобиля №1, а также он произвел фотосъемку. Осмотр автомобилей производился без владельцев автомашин. Следы с рулевого колеса он не снимал, поскольку с поверхности рулевого колеса автомобиля №1 не выявить следы рук. Результаты осмотра были отражены в протоколе осмотра, достоверность которого и свои подписи в нем он подтверждает, а также подтверждает изготовленную им фототаблицу, находящуюся в томе 1 на л.д. 46-47,48-58.

показаниями свидетеля С17. о том, что он работает водителем эвакуатора.... 13.04.2009 года около 20 часов он находился с эвакуатором на посту ДПС у Вантового моста. Услышав по рации инспекторов ДПС сообщение о том, что произошло ДТП рядом с Южной ТЭЦ, он поехал на место происшествия, где увидел, что произошло столкновение между автомобилем №1 и автомобилем №2, водитель которого погиб на месте ДТП. Вина водителя автомобиля №1 была очевидна и по огромной силе удара в автомобиль №2 было очевидно, что автомобиль №1 двигался со скоростью не менее 80-90 км/час. От инспектора ДПС ему стало известно, что стоявшие поодаль двое мужчин в костюмах являются пассажирами из автомобиля №1, а позже от инспекторов ДПС ему стало известно, что люди, которые были в автомобиле №1, ушли с места ДТП. До осмотра автомашин следователем и экспертом он в салоны столкнувшихся автомашин не проникал. Позже по просьбе следователя он залезал в салоны этих автомобилей, в том числе, в салон автомашины №1, и переписал показания спидометра, проверил, на какой передаче стоит и размер колес автомобиля. В салоне этого автомобиля он взял влажные салфетки, чтобы бы вытереть испачканные руки, никаких зачисток в салоне этого автомобиля он не производил. На месте ДТП он сделал несколько фотографий и отдал их хозяевам автомобиля №2.

показаниями свидетеля С18. о том, что 13.04.2009 года около 20 часов он вместе со своей женой приехал на место ДТП, так как на мобильный телефон его жены поступил звонок от С1., которая пыталась что-то сказать, но была в таком состоянии, что ничего понятно не было. Потом трубку взял незнакомый мужчина, как позже выяснилось, инспектор ДПС, который пояснил, что произошло ДТП, в котором погиб С2., и попросил приехать на место ДТП. Когда он подъехал к месту ДТП на пересечении улиц Софийской и Автозаводской, он понял, что автомобиль №1, двигавшийся по улице Софийской в сторону улицы Автозаводской, совершил столкновение с автомобилем его знакомого С2. №2, при этом С2. скончался на месте происшествия. Вина водителя автомобиля №1 была очевидна. Находясь на месте ДТП, он увидел, как водитель эвакуатора обходил столкнувшиеся автомобили и проникал внутрь салонов, сообщая сотруднику ДПС сведения о передачах, проверял передачи и колеса. Он видел, что из салона автомобиля №1 водитель эвакуатора вылез с бутылкой из-под «пепси» и пачкой влажных салфеток в руке, что его насторожило, но он не видел, чтобы водитель эвакуатора что-либо затирал в салоне автомобиля №1. На месте ДТП он увидел сотрудников телевидения, но производили ли они съемку, он не видел. От сотрудника ДПС ему стало известно, что двое прокурорских сотрудников, двигаясь на автомобиле №1, совершили столкновение с автомобилем С2., при этом сотрудник ДПС указал ему на двух мужчин, одетых в костюмы, которые стояли недалеко от места ДТП. Рядом с сотрудником ДПС он увидел своего школьного знакомого С19., который, как он понял, находился на месте ДТП по своим делам. В конце мая - начале июня 2009 года С19. передал ему две видеозаписи, сделанные им на месте ДТП 13.04.2009 года на свой мобильный телефон, при этом подтвердил, что снятые им двое мужчин в костюмах являются прокурорскими работниками, которые находились в состоянии алкогольного опьянения. На видеозаписях С19. он увидел место ДТП от 13.04.2009 года, столкнувшиеся автомобили №2 и №1, а также перемещения разговаривающих по мобильному телефону и стоявших недалеко от места ДТП двоих мужчин в костюмах, на которых ему на месте ДТП указал инспектор ДПС, сообщив при этом, что эти мужчины из автомобиля №1 и они являются прокурорскими работниками.

показаниями свидетеля С19. о том, что он работает криминалистом в 6 отделе ЭКЦ ГУВД по СПб и ЛО. Вечером 13.04.2009 года он приехал на пересечение улиц Софийской и Автозаводской, где произошло столкновение автомобилей №1 и №2, чтобы встретиться по личному вопросу с сотрудником Фрунзенского ОГИБДД Жариковым *.*. На месте ДТП он видел, как спасатели извлекали тело погибшего на месте ДТП водителя из автомобиля №2. В автомобиле №1 он никого не увидел, но от сотрудников ДПС ему стало известно, что в этом автомобиле находились двое молодых людей в состоянии алкогольного опьянения, которые являются сотрудниками прокуратуры Фрунзенского района. При этом сотрудник ДПС указал на 2-х молодых людей, которые стояли в 30 м. от столкнувшихся автомобилей у забора и разговаривали по мобильному телефону, были одеты в костюмы, без верхней одежды. Поведение этих людей ему показалось странным, так как они голосовали, пытаясь остановить проезжающие автомашины и уехать с места ДТП, потом отошли от места ДТП в сторону, затем снова вернулись к месту ДТП, потом опять отошли к забору. В связи с чем, он, С19., на свой мобильный телефон..., сделал несколько снимков и произвел две видеозаписи поведения этих 2-х молодых людей из автомобиля №1, места ДТП и столкнувшихся автомобилей, которые впоследствии передал С18., являющемуся знакомым погибшего в том ДТП водителя автомобиля №2. На месте ДТП он, С19., подходил к 2-м молодым людям из автомобиля №1 примерно на расстояние 2-х метров и почувствовал запах алкоголя, но от кого именно он исходил, сказать не может. Разговор этих молодых людей он не слышал, но обратил внимание, что оба были в состоянии испуга и шока.

показаниями свидетеля С20. о том, что он работает врачом Скорой помощи. 13.04.2009 года, вечером, он по вызову выезжал на ДТП с пострадавшим, которое произошло за кольцевой автодорогой, на пересечении улиц Софийской и Автозаводской. На месте ДТП он увидел два столкнувшихся автомобиля: №1 и №2, в котором находился зажатый водитель, биологическую смерть которого он зафиксировал. Он спрашивал у сотрудников ОГИБДД о том, кто был в автомашине №1 и нужна ли им медицинская помощь, и ему указали на двух мужчин, которые стояли в стороне и постоянно разговаривали по мобильному телефону, но их разговор слышно не было. За медицинской помощью эти мужчины к нему не обращались. Удар автомобиля №1 в автомобиль №2 был сильным, так как тело погибшего водителя сильно пострадало, и были большие повреждения у самой автомашины. О том, кто был за рулем автомобиля №1, ему не известно, подробностями данного ДТП он не интересовался.

показаниями свидетеля С21. о том, что в феврале 2009 года ему женой его сотрудника был передан в зачет долга автомобиль №1, который в апреле 2009 года был у него приобретен С3. по доверенности. О ДТП от 13.04.2009 года с участием этого автомобиля он узнал из Интернета, подробности данного ДТП ему не известны. За автомобиль С3. с ним рассчитался частично до аварии и окончательно уже после ДТП.

показаниями свидетеля С3. о том, что 06.04.2009 года он приобрел по доверенности автомобиль №1, в исправном состоянии у своего знакомого С21. В настоящее время у него имеется доверенность от владельца автомобиля С22. на право управления и распоряжения этим автомобилем. 13.04.2009 года он находился в прокуратуре Фрунзенского района г. Санкт-Петербург, так как в этот день он исполнял обязанности прокурора района. После 19 часов 13.04.2009 года в его рабочий кабинет зашел Тарасов A.M., занимавший на тот момент должность старшего помощника прокурора, который заинтересовался его автомобилем №1 и попросил показать ему автомобиль поближе. Он и Тарасов *.*. в костюмах, без верхней одежды, спустились вниз к автомобилю, так как он, С3., собирался показать автомобиль и вернуться на работу, но Тарасов A.M. уговорил его прокатиться на автомобиле, чтобы проверить его технические возможности. Он разРешил Тарасову A.M. сесть за руль автомобиля №1, а сам сел на переднее пассажирское сидение, они оба пристегнулись ремнями безопасности. Более никого в автомобиле не находилось. В этот момент их видела заместитель прокурора Фрунзенского района С23., которая находилась на стоянке и садилась в свой автомобиль, а затем следовала за ними, пока они выезжали со стоянки на улицу Пражскую. Тарасов *.*. выехал на улицу Софийскую и пояснил, что они следуют в сторону КАДа. Они поехали по улице Софийской в направлении от проспекта Славы в сторону улицы Автозаводской, при этом Тарасов *.*. проехал мимо поворота на КАД, затем проехал виадук и проследовал далее по улице Софийской. Увидев, что дорога стала сужаться, и впереди показался Т-образный перекресток, он попросил Тарасова *.*. притормозить. Тарасов *.*. увидел, что дальше дороги нет, и резко нажал на тормоз, попытался вывернуть руль вправо, но машина продолжала двигаться вперед. До торможения они двигались со скоростью свыше 60 км/час, но точную цифру он назвать не может, так как смотрел не на спидометр, а на дорогу. На перекрестке улиц Софийской и Автозаводской у них произошло столкновение с автомобилем №2. В результате ДТП он получил травмы: ушиб головного мозга, ушиб правых ребер от ремня безопасности, порез ладони правой руки, удар по почкам. Он и Тарасов A.M. самостоятельно вышли из автомобиля №1. Через некоторое время на место ДТП стали прибывать автомобили ОГИБДД, машина Скорой помощи и еще какие-то автомобили. Он, С3., отошел в сторону от места ДТП на 50-70 метров к забору, где сел на корточки, так как находился в шоковом состоянии и у него болела голова. Через некоторое время он увидел, что Тарасов A.M. уходит с места ДТП в сторону лесополосы. Он со своего мобильного телефона позвонил начальнику ОГИБДД Фрунзенского района г. Санкт-Петербурга С8. и сообщил, что Тарасов A.M. разбил его и его машину, а так же позвонил своей жене С25. и сообщил, что попал в ДТП и указал адрес. Медицинские работники, находившиеся на месте происшествия, к нему не подходили. Также он понял, что в результате ДТП погиб водитель автомобиля №2. Через какое-то время ему на мобильный телефон позвонил Тарасов *.*. и предложил покинуть место ДТП, что он сделать отказался. Через некоторое время Тарасов *.*. вернулся к нему и попросил не говорить, что он был за рулем автомобиля и предложил говорить, что за рулем был кто-то третий, посторонний человек. Позже на место ДТП приехала его жена С25. и предложила присесть в ее автомобиль, так как он был без верхней одежды. В машине жены он потерял сознание, а когда очнулся, то увидел, что супруга на своем автомобиле везет его и Тарасова *.*. в СПб ГУЗ «Городская больница № 40», куда они обратились за медицинской помощью и были госпитализированы. 14.04.2009 года в палату, где находились он и Тарасов A.M., пришел сотрудник ОГИБДД, которому Тарасов A.M. первым давал объяснения. Он слышал текст, который говорил Тарасов A.M., и ввиду болезненного состояния сообщил сотруднику ГИБДД, что у него такие же объяснения. В ходе допроса следователю он, С3., будучи предупрежде ответственности, рассказал, как все было на самом деле, что никакого третьего в автомобиле не было и что за рулем его автомобиля был Тарасов *.*. Считает, что причиной ДТП явилось превышение Тарасовым *.*. скоростного режима - больше 60 км/час, а также то, что Тарасов *.*. не справился с управлением автомобиля во внештатной ситуации, так как не учел особенности приемов управления полно-приводным автомобилем и на высокой скорости хотел пройти поворот в 90 градусов. Находился ли Тарасов *.*. в момент ДТП 13.04.2009 года в состоянии алкогольного опьянения, ему не известно, так как на фуршете по случаю дня рождения Тарасова *.*. он присутствовал несколько минут и не знает, употреблял ли Тарасов *.*. в этот день спиртные напитки. Вечером 13.04.2009 года он, разрешая Тарасову *.*. сесть за руль его автомобиля №1 запаха алкоголя от Тарасова *.*. не почувствовал. В мае 2009 года он перевез автомобиль» №1 на другую стоянку, получив разРешение у следователя С24. Никаких мер к уничтожению следов преступления и подмене взятых у него и Тарасова *.*. анализов крови на этанол в СПБ ГУЗ «Городская больница № 40» он не принимал и ему об этом ничего не известно. Никаких разговоров с Тарасовым *.*. о том, что ему приказали давать ложные показания о Тарасове *.*., как о водителе автомобиля №1 в момент ДТП 13.04.2009 года, у него не было, и таких указаний ему никто никогда не давал, а также ему не предлагал С26., который на тот момент занимал должность прокурора Курортного района г. Санкт-Петербурга, давать самому и уговорить его жену С25. давать ложные показания о том, что он и Тарасов *.*. были увезены в больницу с места ДТП С25. с целью якобы сокрытия участия в этом и нахождения на месте ДТП самого С26.

показаниями свидетеля С25. о том, что на 13.04.2009 года она являлась женой С3. В тот день около 20 часов, когда она находилась дома с детьми, ей по телефону позвонил ее муж и сообщил, что попал в серьезную аварию. После этого он еще раз ей перезвонил и сказал, что ему очень плохо и чтобы она приехала к нему, при этом сообщил, что ДТП произошло рядом с Южной ТЭЦ, в районе кольцевой дороги. Она оставила детей дома и поехала к мужу вместе со своей мамой С27., умершей в мае 2010 года. По дороге к месту ДТП ее мама Решила вернуться к внукам, которые остались дома одни, и забрала с собой ее мобильный телефон. На месте ДТП она увидела мужа, который сидел на дороге на корточках, весь в грязи и в крови, в шоковом состоянии, с порезанной правой рукой. Она предложила мужу пройти в ее автомобиль и помогла ему дойти до машины, в которой муж потерял сознание. Кроме мужа в ее машину без чьего-либо разрешения сел Тарасов *.*., и она отвезла их обоих в СПб ГУЗ «Городская больница № 40» г. Сестрорецка, поскольку ранее муж проходил там обследование, и других больниц поблизости она не знала, а машину Скорой помощи на месте ДТП она не увидела. Со слов мужа ей известно, что за рулем его автомобиля в момент ДТП 13.04.2009 года был Тарасов *.*., разговоров о каком-то третьем человеке за рулем автомобиля №1 не было.

показаниями свидетеля С28. о том, что он работает врачом-травматологом приемного покоя СПб ГУЗ «Городской больницы № 40» г. Сестрорецка. С 09 часов 00 минут 13.04.2009 года до 09 часов 00 минут 14.04.2009 года он осуществлял суточное дежурство в приемном покое больницы и осматривал поступивших в ночное время в приемный покой пациентов: Тарасова *.*. и С3., у которых имелись травмы, характерные для ДТП, но какие именно, он в настоящее время не помнит. Помнит, что поведение этих пациентов ему показалось странным, но было ли оно связано с полученными ими травмами, или с нахождением в состоянии алкогольного опьянения, он сейчас не помнит. При наличии черепно-мозговых травм в обязательном порядке производится анализ крови на этанол. Все, что пациенты рассказывают во время осмотра об обстоятельствах ДТП, а также сведения о наличии у них запаха алкоголя заносится в историю болезни. Определить по полученным травмам, Тарасов *.*. или С3. находились за рулем автомобиля в момент ДТП 13.04.2009 года, он не может ввиду недостаточности описания в их историях болезни полученных травм.

показаниями свидетеля С29. о том, что она работает терапевтом приемного отделения в СПБ ГУЗ «Городская больница № 40» г. Сестрорецка. В ночь с 13 на 14 апреля 2009 года она находилась на суточном дежурстве и осматривала поступивших пациентов, в том числе Тарасова *.*. По характеру полученных им травм определить, находился ли он в момент ДТП за рулем автомобиля, она не может. Согласно записям в медицинской карте Тарасова *.*. ею отмечено в графе «Кожа и видимые слизистые», что у него была обнаружена ссадина передней поверхности грудной клетки, но высказаться о времени ее образования, локализации, размеру и расположению, она не может. Отсутствие в ее записях в истории болезни Тарасова *.*. сведений о запахе алкоголя, свидетельствует о том, что она при осмотре Тарасова *.*. запах алкоголя не почувствовала.

показаниями свидетеля С30. о том, что он работает инспектором по розыску в ОГИБДД УВД по Курортному району г. Санкт-Петербурга, куда 14.04.2009 года поступили две телефонограммы из СПБ ГУЗ «Городская больница № 40» о том, что в указанное медицинское учреждение поступили Тарасов *.*. и С3. с травмами после ДТП. В этот же день он поехал в указанное медицинское учреждение и из беседы с их лечащим врачом выяснил, что Тарасов *.*. и С3. могут давать объяснения, ориентируются во времени и пространстве. Когда он зашел в палату и объяснил С3. и Тарасову A.M., кто он и для чего пришел, С3. начал возмущаться: «Кто и почему Вас к нам пустил?». Далее С3. стал разговаривать по мобильному телефону: «Пришел инспектор по Курортному району, можно ли нам с ним беседовать?», после этого разговора они согласились давать объяснения. Когда он стал заполнять анкетные данные на бланке «Объяснения Тарасова A.M.» и дошел до графы «место работы, должность (род занятий), телефон», то мужчины переглянулись, при этом С3. дал согласие говорить Тарасову A.M., и после этого Тарасов A.M. ответил, что является старшим помощником прокурора Фрунзенского района г. Санкт-Петербурга. При даче объяснений Тарасов A.M., которого он опрашивал первым в 16 час. 40 мин. 14.04.2009 года, в детали ДТП не вдавался. Тарасов *.*. пояснил, что 13.04.2009 года около 19 часов он находился в автомобиле №1 в качестве пассажира на заднем сидении за водителем, за рулем которого находился малознакомый гражданин представившийся «Юрием», который хотел приобрести указанный автомобиль. Они двигались по улице Софийской, и при подъезде к перекрестку произошло столкновение с автомобилем №2, который двигался справа. Тарасов *.*. пояснил, что после ДТП он вышел из автомобиля. Помнит, что на место ДТП прибыли сотрудники Пушкинского ОГИБДД, которым он сообщил свои установочные данные, после чего был доставлен в больницу № 40 г. Сестрорецка супругой С3. О том, что он не помнит обстоятельства ДТП, Тарасов A.M. ему не сообщил. Затем, в 16 час. 55 мин. 14.04.2009 года, он стал опрашивать С3., который сам рассказывал о произошедшем в хронологическом порядке и пояснил, что автомобилем №1 он управляет по доверенности, и также утверждал, что в момент ДТП в его автомобиле №1 за рулем находился третий человек, представившийся «Юрием», который захотел приобрести данный автомобиль, и с его разрешения сел за руль. Тарасов *.*. находился на заднем сидении, а он сам находился на переднем пассажирском сидении. После чего они поехали по улице Софийской, двигаясь по главной дороге, а при подъезде к перекрестку автомобиль №2, двигавшийся справа, не уступил им дорогу и произошло столкновение. В момент ДТП он потерял сознание. Впоследствии от свидетелей узнал, что из его автомашины выбежал человек и побежал в сторону лесополосы. После чего он почувствовал себя плохо и позвонил жене, которая приехала около 22 часов, забрала его и Тарасова *.*. и доставила их в больницу. При получении объяснений от С3. и Тарасова A.M. у него сложилось впечатление, что это выдвинутая версия, которую они согласовали между собой до его прихода. С его стороны при проведении опроса С3. и Тарасова A.M. никакого давления на них им не оказывалось, объяснения они давали добровольно без какого-либо принуждения с чьей-либо стороны.

показаниями допрошенного в ходе судебного разбирательства свидетеля С24. о том, что он работает старшим следователем по ОВД 2-го отдела УРППБД ГСУ при ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. 14.04.2009 года им на основании поступившего из УВД по Пушкинскому району г. Санкт-Петербурга сообщения о преступлении по материалу КУСП-3061 от 14.04.2009 года по факту ДТП от 13.04.2009 года на пересечении улиц Софийской и Автозаводской в Пушкинском районе г. Санкт-Петербурга, было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.3 ст. 264 УПК РФ, и принято к своему производству. По этому уголовному делу он проводил необходимые следственные действия, допрашивал потерпевшую, свидетелей, назначал экспертизы, принимал меры к установлению возможных очевидцев ДТП и установлению личности водителя автомобиля №1, в отношении которого имелись сведения о том, что он скрылся с места преступления. В ходе допроса свидетель Тарасов *.*. показал, что в результате ДТП он получил травму головы и пояснить ничего не может, так как сам ничего не помнит. Помнит, что был на работе, потом оказался в больнице, что со слов С3. узнал, что они попали в ДТП из-за третьего человека, которого никто не знал, и который скрылся, что в больницу их отвезла жена С3. После того как 04.06.2009 года он допросил в качестве свидетеля заместителя прокурора Фрунзенского района г. Санкт-Петербурга С3., давшего показания о том, что момент ДТП 13.04.2009 года автомобилем №1, который он приобрел в начале апреля 2009 года у своего знакомого С21., управлял его сослуживец Тарасов *.*., уголовное дело 09.06.2009 года было им передано прокурору г. Санкт-Петербурга для направления по подследственности в Следственный комитет при прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу. До допроса свидетеля С3. никаких данных о том, кто управлял вышеуказанным автомобилем, у него не имелось. 23.04.2009 года им была назначена комплексная технико-трассологическая экспертиза, в ходе которой в его присутствии эксперт исследовал оба автомобиля, участвовавших в ДТП 13.04.2009 года, после чего было выдано разРешение свидетелю С3. и потерпевшей С1. на выдачу им с платной стоянки автомобилей, признанных вещественными доказательствами по делу, на ответственное хранение. Сам он на место ДТП не выезжал и сведениями о сокрытии или уничтожении возможных доказательств по делу не располагает, а также ему никто не сообщал о выезде на место ДТП 13.04.2009 года съемочной группы 5-го телеканала.

показаниями допрошенного в ходе судебного разбирательства ведущего эксперта по расследованию ДТП ГУ СЗ РЦСЭ С31., который подтвердил выводы проведенной им по постановлению следователя С24. комплексной технико-трассологической экспертизы № 0, № 0 от 27.04.2009 года - 06.08.2009 года по автомобилям №1, и №2, и изготовленную им фототаблицу, в ходе которой 27.04.2009 года им производился осмотр автомобилей на стоянке с участием следователя С24. А также подтвердил выводы проведенной им по постановлению следователя С32. автотехнической экспертизы № 0 от 11.08.2009 года, при этом показал, что с участниками ДТП Тарасовым *.*. и С3., а также с потерпевшей С1., он не знаком, и ни с кем из них на место ДТП не выезжал.

показаниями допрошенного в ходе судебного разбирательства судебно-медицинского эксперта СПб ГУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы» С33., который подтвердил выводы проведенной с его участием комплексной судебно-медицинской экспертизы № 0 от 21-31.08.2009 года по факту установления механизма причинения телесных повреждений и расположения в автомобиле в момент ДТП С3. и Тарасова *.*. Пояснил, что выводы комиссии о том, что экспертная комиссия не исключает возможности нахождения обоих пострадавших на передних сидениях салона автомобиля №1 и о том, что не представляется возможным определить, на каком месте в автомобиле №1 в момент ДТП находились С3. и Тарасов *.*., не содержат противоречий. В медицинских документах Тарасова *.*. и С3. не отображены свойства, индивидуализирующие травмирующую поверхность предмета, поэтому определить его форму, размеры и частные признаки, не представилось возможным. Сопоставляя сравнительно небольшой объем имевшихся у них повреждений с грубым характером разрушений передней части автомобиля №1, комиссия не исключает, что Тарасов *.*. и С3. могли находиться на передних сидениях салона автомашины, в которой в момент автопроисшествия раскрылись подушки безопасности, что и предотвратило получение ими более значительных повреждений. В тоже время полученные Тарасовым *.*. и С3. повреждения, за исключением ссадины, расположенной на передней поверхности груди Тарасова *.*., которая является характерной для получении ее в ДТП водителем автомобиля от рулевого колеса, в связи с недостаточностью их описания в историях болезни, не имеют достоверных специфических признаков, характерных для водителя автомобиля, пострадавшего в ДТП, что не позволило экспертной комиссии, по имеющимся данным определить, на каком месте в автомобиле №1 в момент ДТП находился Тарасов *.*., а на каком С3. Как эксперт, он не исключает возможности нахождения Тарасова *.*. в момент ДТП на водительском сидении автомобиля и получение им травмы в виде ссадины передней поверхности груди от рулевого колеса. Имевшиеся у С3. повреждения в виде раны правой руки, повреждения левого коленного сустава и гематома левой подвздошной области, не обладают специфическими признаками, характерными для их получения при ДТП водителем автомобиля.

показаниями свидетеля С34. о том, что она является прокурором Фрунзенского района г. Санкт-Петербурга. 13.04.2009 года около 13 часов 00 минут ей сообщили, что у старшего помощника прокурора Фрунзенского района г. Санкт-Петербурга Тарасова A.M. день рождения, и она предложила коллективу прокуратуры поздравить Тарасова A.M. Далее Тарасов A.M. спросил разрешения угостить коллектив, на что она согласилась и предложила для этого свой рабочий кабинет. Тарасов *.*. принес в ее рабочий кабинет угощения и напитки, в числе которых было три бутылки шампанского. После этого коллектив прокуратуры Фрунзенского района поздравил Тарасова A.M. с днем рождения и все выпили по бокалу шампанского. В 15 час. 00 минут ее рабочий кабинет был уже пуст. 14.04.2009 года около 10 часов 00 минут ей на мобильный телефон позвонила ее заместитель С23. и сообщила, что прокуратура города разыскивает заместителя прокурора Фрунзенского района Санкт-Петербурга С3. и старшего помощника прокурора Фрунзенского района Санкт-Петербурга Тарасова A.M., которых нет на рабочих местах. 14.04.2009 года после 14 часов 00 минут на ее мобильный телефон позвонил С3. с неизвестного ей номера и сообщил, что он и Тарасов A.M. попали в ДТП, обстоятельств ДТП С3. не рассказал, сообщив лишь о том, он и Тарасов A.M. находятся в больнице. 15.04.2009 года С3. позвонил на мобильный телефон с номера, которым пользовался постоянно, и рассказал, что автомобилем №1 управлял третий человек. Эта версия вызвала у нее сомнения. Лишь после возвращения С3. на работу, она от него узнала, что автомобилем №1 управлял Тарасов A.M. и ДТП произошло из-за того, что Тарасов А.М не увидел, что дорога заканчивалась препятствием, и, не справившись с управлением, врезался в автомобиль №2, в результате чего погиб его водитель.

показаниями свидетеля С23. о том, что она является заместителем прокурора Фрунзенского района г. Санкт-Петербурга. 13.04.209 года в течение рабочего дня она находилась на рабочем месте в здании прокуратуры Фрунзенского района г. Санкт-Петербурга. Около 20 часов 00 минут она вышла из здания Администрации района и увидела автомобиль №1, принадлежавший С3., с большой скоростью покидающий территорию, прилегающую к зданию Администрации района, на переднем пассажирском сидении которого находился С3.

показаниями свидетеля С35. о том, что она является помощником прокурора Фрунзенского района г. Санкт-Петербурга. 13.04.209 года около 15 часов 00 минут проходя по коридору, расположенному на этаже, где располагается прокуратура Фрунзенского района Санкт-Петербурга, она встретила старшего помощником прокурора Фрунзенского района Санкт-Петербурга Тарасова A.M., который пригласил ее на празднование своего дня рождения примерно часов в пять - шесть вечера в кабинете у прокурора района С34., но она отказалась, сославшись на занятость.

показаниями свидетеля С36. о том, что на 13.04.2009 года она работала помощником прокурора Фрунзенского района г. Санкт-Петербурга. Около 17 часов 00 минут 13.04.209 года она зашла в рабочий кабинет прокурора района, где был накрыт стол, на котором стояло не менее 2-3 бутылок шампанского, две бутылки водки, бутылка конька, коробка красного вина. В кабинете в тот момент находились С3., Тарасов A.M., а также иные сотрудники прокуратуры Фрунзенского района г. Санкт-Петербурга. После официального поздравления Тарасова A.M. с днем рождения все приступили фуршету. Она видела, что Тарасов A.M. пил коньяк, около 300 мл. С3. пил коньяк, когда произносил первый тост, но пил ли С3. после, она не видела. Примерно в 19 часов 30 минут она собралась домой и идя по коридору, увидела, что впереди идет Тарасов A.M. в рубашке и брюках, при этом у него была шаткая походка, Тарасов A.M. направлялся к лифтам. Далее, когда она вышла из здания, то увидела, что Тарасов A.M. сидит в состоянии алкогольного опьянения за рулем автомобиля, не принадлежавшего ему. Она прошла мимо автомобиля к проспекту Славы. Также она не видела, чтобы машина, за рулем которой находился Тарасов A.M., двинулась. На следующий день, 14.04.2009 года, она пришла на работу и прокурор собрала их в своем кабинете и сказала, что С3. и Тарасов *.*. попали в аварию и находятся в больнице. По поводу произошедшего позднее она общалась со старшим помощником прокурора города по обеспечению собственной безопасности С37. и от него узнала, что со слов С3. в машине перед ДТП Тарасов *.*. и С3. были вдвоем, а со слов Тарасова *.*. якобы за рулем был 3-ий человек.

показаниями свидетеля С38. том, что она является помощником прокурора Фрунзенского района г. Санкт-Петербурга. 13.04.2009 года около 13 часов 00 минут ее позвали в кабинет к прокурору Фрунзенского района г. Санкт-Петербурга, чтобы поздравить старшего помощника прокурора Фрунзенского района Санкт-Петербурга Тарасова A.M. с днем рождения. В кабинете присутствовало не менее 10 человек из числа сотрудников прокуратуры района. С3. она не видела, так как последний был в это время у врача. В кабинете у прокурора Фрунзенского района г. Санкт-Петербурга был накрыт стол. Из спиртных напитков на столе находились: коньяк и шампанское. За время ее присутствия в кабинете Тарасов *.*. выпил примерно 3-4 рюмки коньяка, не менее 120 мл. Через полчаса после начала поздравления Тарасова A.M. она ушла в свой рабочий кабинет. С С3. во второй половине дня она общалась по рабочим вопросам и не заметила, чтобы С3. находился в состоянии алкогольного опьянения. Около 18 часов в помещении прокуратуры Фрунзенского района г. Санкт-Петербурга она встретила Тарасова А.М, который находился в состоянии алкогольного опьянения, что было видно по его поведению и речи. 14.04.2009 года она пришла на работу и увидела, что ни Тарасова A.M.. ни С3. на рабочих местах нет, но с чем это связано ей было не известно. Примерно во второй половине дня ей стало известно, что они попали в ДТП, про обстоятельства которого ей ничего не известно.

показаниями свидетеля С39. о том, что она является помощником прокурора Фрунзенского района Санкт-Петербурга. 13.04.2009 года примерно в 13 часов 00 минут ее позвали в кабинет прокурора района С34. поздравлять старшего помощника прокуратуры Фрунзенского района Санкт-Петербурга Тарасова A.M. с днем рождения. В кабинете прокурора района к ее приходу уже находились другие сотрудники прокуратуры района. В кабинете прокурора был накрыт стол, на котором были и спиртные напитки: не менее двух-трех бутылок шампанского, не менее одной бутылки водки, не менее двух бутылок вина. Далее началось поздравление Тарасова A.M. с днем рождения, которое длилось несколько часов. Она видела, что С3. и Тарасов A.M. выпивали водку. Примерно в 16 часов 30 минут она видела, что С3. и Тарасов A.M. находятся в состоянии более чем легкого алкогольного опьянения, хотя еще не потеряли самоконтроль, об этом свидетельствовал их внешний вид и то, что они выпили достаточно много. На следующий день 14.04.2009 года большая часть личного состава прокуратуры района отсутствовала на рабочих местах. Около 11 часов 00 минут из городской прокуратуры стали звонить в прокуратуру района и выяснять, где находятся С3. и Тарасов A.M., при этом автомобиль Тарасова A.M. находился на своем месте. Через некоторое время приехала прокурор района С34., которая находилась в очередном отпуске, и ее замещал С3. Еще через некоторое время от кого-то из сотрудников ей стало известно, что С3. и Тарасов A.M. попали в ДТП со смертельным исходом, и в настоящее время они находятся больнице. Про обстоятельства ДТПей ничего не известно, кто был за рулем автомобиля С3. она не знает.

показаниями свидетеля С40. о том, что он является помощником прокурора Фрунзенского района г. Санкт-Петербурга. 13.04.2009 года примерно в 13 часов он вместе с другими сотрудниками прокуратуры Фрунзенского района, в том числе, прокурором района С34., собрались в кабинете у последней, чтобы поздравить старшего помощника прокурора Фрунзенского района Санкт-Петербурга Тарасова А.М с днем рождения, при этом они распили две или три бутылки шампанского на всех. Тарасов A.M. также пил шампанское. Через некоторое время в кабинет подошел исполняющий обязанности прокурора района С3., а он, С40., удалился из кабинета на рабочее место.

показаниями свидетеля С41. о том, что она является помощником прокурора Фрунзенского района г. Санкт-Петербурга. 13.04.2009 года около 19 часов на ее мобильный телефон позвонил исполняющий обязанности прокурора района С3. и сообщил дословно: «Я сейчас не понимаю, что со мной происходит, я в «коматозе», мы попали в ДТП, мне разбили машину в хлам». В ходе разговора она спросила, кто был за рулем автомобиля, на что С3. ответил ей: «Был не я, был Тарасов».

показаниями свидетеля С42. о том, что он является помощником прокурора Фрунзенского района г. Санкт-Петербурга. Со слов исполняющего обязанности прокурора района С3. ему стало известно, что автомобилем №1 в момент ДТП 13.04.2009 года управлял Тарасов A.M.

показаниями свидетеля С43. о том, что она является следователем Следственного отдела по Фрунзенскому району следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по г. Санкт-Петербургу. 13.04.2009 года, примерно в обеденное время, старший помощник прокурора Фрунзенского района г. Санкт-Петербурга Тарасов A.M. пригласил ее в кабинет прокурора Фрунзенского района г. Санкт-Петербурга отметить свой день рождения. Когда она зашла в кабинет к прокурору, то увидела накрытый стол, на котором было не менее двух бутылок шампанского. Примерно в 13 часов 50 минут она удалилась из кабинета, где еще оставалось несколько человек.

показаниями свидетеля С44. о том, что на 13.04.2009 года он занимал должность старшего прокурора отдела прокуратуры г. Санкт-Петербурга. 14.04.2009 года, в после обеденное время, ему позвонил исполняющий обязанности прокурора Фрунзенского района Санкт-Петербурга С3. и сообщил, что попал в ДТП и находится в больнице г. Сестрорецка. 15.04.2009 года он поехал в указанную больницу. В разговоре с С3. и Тарасовым A.M. он понял, что за рулем находился третий человек, но кто из них ему об этом рассказывал, он не помнит, так как С3. лежал в одной палате вместе с Тарасовым АМ, которого он ранее не знал. С3. последовательно рассказывали об обстоятельствах ДТП, при этом они оба чувствовали себя плохо и говорили как-то вяло, так как у них было плохое самочувствие. Когда он собрался уходить из больницы, С3. пошел его провожать и, находясь за пределами палаты, вкоторой оставался Тарасов A.M., сказал, что на самом деле за рулем находился Тарасов *.*., никого третьего человека в автомобиле не было, и что эта версия была выдвинута Тарасовым A.M. Он поинтересовался у С3., почему тот говорит не правду, С3. ответил ему, что Тарасов A.M. попросил его так говорить, а он не смог ему отказать, что позже он сам разберется. В том, что С3. за рулем не сидел, следовало из его слов, а также из повреждений, которые С3. ему показывал: порез кисти правой руки и гематома правого плеча. В больнице С3. попросил дать ему телефон звонить, он передал ему свой старый телефон, без сим-карты. После выписки из больницы С3. пояснил, как все было на самом деле, он сообщил, что в машине он были вдвоем с Тарасовым *.*., и что за рулем был не он, а Тарасов *.*.

показаниями свидетелей С45. и С46. о том, что она являются сотрудниками прокуратуры Кировского района г. Санкт-Петербурга. 13.04.2009 года около 21 часа они звонили на мобильный телефон С3. и интересовались, когда он сможет приехать на встречу с ними. В ходе разговора С3. сказал, что не приедет на встречу, так как попал в аварию, далее он не объяснял обстоятельства и сказал, что перезвонит. Через несколько дней после ДТП они посетили С3. в больнице г. Сестрорецка. В ходе разговора С3. им сообщил, что виновником ДТП является Тарасов A.M. Также С3. показал им повреждения, полученные им после ДТП: травму руки и гематомы в районе правого плеча, низа живота и бедра с левой стороны, характерные для повреждения от ремня безопасности переднего пассажирского сидения в момент столкновения. С Тарасовым *.*. по обстоятельствам ДТП они не общались.

рапортом об обнаружении признаков преступления, поступившим от инспектора ДПС Пушкинского ОГИБДД Бердникова *.*. 14.04.2009 года в УВД по Пушкинскому району г. Санкт-Петербурга за № 0, согласно которому 13.04.2009 года около 20 часов 00 минут по адресу: г. Санкт-Петербург, перекресток улиц Софийской и Автозаводской, неустановленный водитель, управляя автомобилем марки №1, совершил столкновение с автомобилем марки №2, под управлением водителя С2., при этом последний от полученных травм скончался на месте происшествия. В действиях неустановленного водителя автомобиля №1 усматриваются признаки преступленияпредусмотренного ст. 264 ч. 3 УК РФ/том 1 л.д. 24/;

рапортом об обнаружении признаков преступления, поступившим от следователя 2 отдела УРППБД ГСУ при ГУВД по СПб и ЛО С11. от 14.04.2009 года в ГСУ при ГУВД по СПб и ЛО за № 0, согласно которому последний, при осуществлении суточного дежурства 13.04.2009 года осуществил выезд для оформления дорожно-транспортного происшествия с участием водителя С2. и неустановленного водителя, по адресу: пересечение улиц Софийской и Автозаводской в Пушкинском районе г. Санкт-Петербурга/том 1 л.д. 25/;

протоколом осмотра места происшествия с фототаблицей от 13.04.2009 года и схемой к нему, согласно которым местом дорожно-транспортного происшествия автомобиля №1, и автомобиля №2, явилось пересечение улиц Софийской и Автозаводской в Пушкинском районе г. Санкт-Петербурга, по ходу ул. Автозаводской к означенному перекрестку имеются следующие дорожные знаки приложения № 1 к ПДД РФ: 2.1 «Главная дорога» и 8.13 «Направление главной дороги». По ходу ул. Софийской к ул. Автозаводской расположены следующие дорожные знаки Приложение № 1 к ПДД РФ: 2.1 «Главная дорога» и 8.13 «Направление главной дороги». За перекрестком ул. Софийской и ул. Автозаводской в 3,4 м расположен дорожный знак Приложение № 1 к ПДД РФ 1.34.3 «Направление поворота». На месте происшествия асфальт сухой, температура воздуха + 5 градусов по Цельсию. А также протоколом осмотра на месте ДТП трупа С2./том 1 л.д. 29-40, 41, 42/;

протоколом дополнительного осмотра места происшествия с фототаблицей от 14.04.2009 года, произведенного по адресу:..., согласно которому производился осмотр автомобилей: №1, и №2. В ходе осмотра указанных автомобилей были изъяты: подушка безопасности с рулевой колонки и подушка безопасности с передней торпеды, находящейся напротив переднего пассажирского сидения автомобиля №1/том 1 л.д. 46-58/;

протоколом осмотра вещественных доказательств от 14.04.2009 года, в ходе которого, в том числе, были осмотрены подушки безопасности с рулевой колонки, подушки безопасности из передней торпеды, находящейся напротив переднего пассажирского сидения из автомобиля №1/том 1 л.д. 60-68/;

вещественными доказательствами: подушкой безопасности с рулевой колонки, подушкой безопасности из передней торпеды, находящейся напротив переднего пассажирского сидения автомобиля №1, приобщенными к делу; автомобилем №1, приобщенным к уголовному делу и переданным на ответственное хранение фактическому владельцу С3., а также автомобилем №2, приобщенным к делу и переданным на ответственное хранение потерпевшей С1.; вакуумной пробиркой с жидкостью бурого цвета, с приклеенной этикеткой «С3....»; вакуумная пробирка с жидкостью бурого цвета, с приклеенной этикеткой «Тарасов A.M....»/том 1 л.д. 69-70, 71, 72, 74, том 2 л.д. 247/;

заключением судебно-медицинского эксперта № 0 от 22.04.2009 года, согласно которому при судебно-медицинском исследовании трупа С2. установлена тупая сочетанная травма в виде:.... Смерть С2. последовала от сочетанной тупой травмы тела с множественными повреждениями костей скелета и внутренних органов с ушибом сердца. Таким образом, причиненные потерпевшему С2. в результате ДТП телесные повреждения состоят в прямой причинной связи с наступлением смерти/том 3 л.д. 8-13,14, 15-18/;

заключением судебно-медицинской экспертизы № 0 от 15-20.07.2009 года, согласно которому при ДТП 13.04.2009 года Тарасову *.*. причинена.... Комплекс повреждений (сотрясение головного мозга) влечет кратковременное расстройство здоровья и по этому признаку расценивается как легкий вред здоровью. Вышеуказанные повреждения могли образоваться при ударах о детали салона автомобиля в условиях ДТП. Клинические признаки алкогольного или наркотического опьянения в меддокументах не описаны, анализы крови и мочи на наличие алкоголя и наркотических веществ в медкарте нет/том 3 л.д. 26-29/;

заключением судебно-медицинской экспертизы № 0 от 15-20.07.2009 года, согласно которому при ДТП 13.04.2009 года С3. получил следующие повреждения:.... С учетом характера, повреждений травма головы, гематома и ссадина возникли от воздействия тупых предметов, резаная рана правой кисти от действия твердого предмета, имеющего следообразующей части острый край и заостренный конец, и могли быть получены при ударах о части салона автомашины. Комплекс повреждений (ушиб головного мозга легкой степени) по признаку длительного расстройства здоровья расценивается как вред здоровью средней тяжести. Клинических данных, указывающих на нахождение в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, а также анализа крови на наличие алкоголя в меддокументах нет/том 3 л.д. 37-40/;

заключением комплексной судебно-медицинской экспертизы № 0 от 21-31.08.2009 года по факту установления механизма причинения телесных повреждений и расположения в автомобиле в момент ДТП С3. и Тарасова *.*., согласно которому в ДТП 13.04.2009 года С3. были причинены следующие телесные повреждения:..., которые могли быть получены в условиях имевшегося 13.04.2009 года дорожно-транспортного происшествия при ударах о части салона автомобиля. Причиненная С3. закрытая травма головы... расценивается как средней тяжести вред здоровью. Имевшаяся у С3. рана левой кисти повлекла кратковременное расстройство здоровья и по этому признаку расценивается как легкий вред здоровью. Поверхностные повреждения в виде... не повлекли за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности и расцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью. В ДТП 13.04.2009 года Тарасову *.*. были причинены:..., которые могли быть получены в условиях имевшегося 13.04.2009 года дорожно-транспортного происшествия при ударах о части салона автомобиля. Причиненная Тарасову *.*.... травма... расценивается как средней тяжести вред здоровью.... не повлекла за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности и расценивается как повреждение, не причинившее вред здоровью. В установленных у Тарасова *.*. и С3. повреждениях не отображены свойства, индивидуализирующие травмирующую поверхность предмета, поэтому определить его форму, размеры и частные признаки не представляется возможным, а вместе с этим нельзя и идентифицировать выступающую части (части) интерьера салона автомобиля, которой могли быть им причинены травмы в момент столкновения транспортных средств. Наряду с этим, сопоставляя относительно небольшой объем имевшихся у Тарасова *.*. и С3. повреждений с грубым характером разрушения передней части автомобиля №1, в котором в момент автопроисшествия «раскрылись подушки безопасности», нельзя исключить, что они оба находились на передних сидениях салона автомобиля. Полученные Тарасовым *.*. и С3. повреждения, за исключением ссадины, расположенной на передней поверхности груди Тарасова *.*., не имеют достоверных специфических признаков для водителя автотранспортного средства, пострадавшего в ДТП. По имеющимся данным определить, «на каком месте в автомобиле №1 в момент ДТП 13.04.2009 года находился С3., а на каком Тарасов *.*., не представляется возможным/том 3 л.д. 49-67/;

заключением биологической экспертизы № 0 от 31.08.2009 года, согласно которому на фрагменте подушки безопасности с сидения пассажира обнаружен пот и единичные ядросодержащие клетки с чешуйками слущенного эпителия (объекты №№ 7,9). Происхождение эпителиальных клеток, обнаруженных на фрагменте подушки безопасности с сидения пассажира (объект № 7) от Тарасова A.M. исключается. Происхождение эпителиальных клеток, обнаруженных на фрагменте подушки безопасности с сидения пассажира (объект № 7) от С3. не исключается. Установить генетический профиль эпителиальных клеток, обнаруженных на фрагменте подушки безопасности с сидения пассажира (объект № 9) не представилось возможным вследствие недостаточного количества выделенной ДНК. На фрагменте подушки безопасности с сиденья водителя пот и ядросодержащие клетки не обнаружены. Слюна и кровь на представленных для исследования двух фрагментах подушек безопасности не обнаружены/том 3 л.д. 102-115/;

заключением комплексной технико-трассологической экспертизы № 0. № 0 от 27.04.2009 года - 06.08.2009 года, согласно которому рулевое управление, тормозная система, задние и передние колеса автомобиля №1 находятся в работоспособном состоянии. Правое переднее колесо находится в неисправном состоянии, которое образовалось в момент происшествия в результате столкновения и выезда автомобиля за переделы проезжей части. Задние и левое переднее колеса автомобиля №2 находятся в работоспособном состоянии. Правое переднее колесо находится в неисправном состоянии, которое образовалось в момент происшествия врезультате выезда автомобиля №2 за пределы проезжей части. Рулевое управление и тормозная система автомобиля №2 на момент осмотра находится в неисправном состоянии, которое образовалось в момент столкновения при деформации левой боковой стороны автомобиля. Экспертным путем определить расположение места столкновения автомобилей №1 и №2, а также определить расположение автомобилей относительно элементов проезжей части и определить скорости автомобилей не представляется возможным. В момент столкновения автомобиль №1 передней частью контактировал с левой боковой стороной автомобиля №2. При этом автомобили относительно друг друга располагались, как это примерно показано на прилагаемой к заключению масштабной схеме (перпендикулярно друг к другу)/том 3 л.д. 74-86/;

заключением автотехнической экспертизы № 0 от 11.08.2009 года, согласно которому действия водителя автомобиля №1 в ДТП 13.04.2010 года регламентированы требованиями п. 1.3 (включая дорожные знаки), 1.5, 9.10, 10.1, 10.2 ПДД РФ и водитель этого автомобиля имел объективную возможность предотвратить происшествие при выполнении действий в соответствии с вышеуказанными пунктами ПДД РФ, поэтому с технической точки зрения в его действиях усматривается несоответствие требованиям указанных пунктов ПДД (несоответствие п. 10.2 ПДД РФ при скорости более 60 км/час). В ДТП 13.04.2009 года действия водителя автомобиля №2 регламентированы требованиями второй части п. 10.1 ПДД РФ и он не имел технической возможности предотвратить столкновение, в его действиях несоответствий требованиям второй части п. 10.1 ПДД РФ не усматривается. Причиной происшествия с технической точки зрения явилось несоответствие действий водителя автомобиля №1 указанным требованиям ПДД РФ/том 3 л.д. 92-96/;

сведениями ОАО «Мобильные ТелеСистемы» от 09.07.2009 года № 0, согласно которым установлены сведения об абонентах, входящих и исходящих соединениях, осуществлявшихся с абонентского номера № 0 С3. в период времени с 00 часов 00 минут 13.04.209 года по 23 часа 59 минут 14.04.2009 года с указанием адресов расположения базовых станций мобильных телефонов и азимутов до них/ том 3 л.д. 153-157/;

сведениями ОАО «Мегафон» от 10.07.2009 года № 0, согласно которым установлены сведения об абонентах, входящих и исходящих соединениях, осуществлявшихся с абонентского номера № 0 Тарасова A.M. в период времени с 00 часов 00 минут 13.04.2009 года по 23 часа 59 минут 14.04.2009 года, с указанием адресов расположения базовых станций мобильных телефонов и азимутов до них/том 3 л.д. 159/;

аналитической справкой от 06.10.2009 года, согласно которой установлено, что 13.04.2009 года в 19 часов 08 минут Тарасов A.M. по средствам мобильной связи связывался с помощником прокурора Фрунзенского района Санкт-Петербурга С41., при этом Тарасов A.M. находился в зоне действия базовой станции, расположенной в «д. 48/50 по Пражской во Фрунзенском районе Санкт-Петербурга», то есть непосредственно в здании прокуратуры Фрунзенского района Санкт-Петербурга. Следующее соединение Тарасова A.M. - это входящий звонок с мобильного телефона старшего помощника прокурора Фрунзенского района Санкт-Петербурга С47. в 20 часов 11 минут 13.04.2009 года, при этом Тарасов A.M. находится в зоне действия базовой станции, расположенной на «участке 3 Московского шоссе Пушкинского района Санкт-Петербурга», то есть на месте дорожно-транспортного происшествия. Таким образом, установлено время совершения дорожно-транспортного происшествия - период времени с 19 часов 08 минут по 20 часов 11 минут 13.04.2009 года. Также установлено соединение в виде исходящего от Тарасова A.M. звонка на абонентский номер мобильного телефона С3. в 20 часов 17 минут, при нахождении Тарасова A.M. на месте дорожно-транспортного происшествия. Данное обстоятельство подтверждается показаниями С3. в той их части, что Тарасов A.M. после совершенного ДТП пытался скрыться с места происшествия и звал с собой С3./том 3 л.д. 160-161/;

перенесенными на компакт диск CD-R двумя видеозаписями, произведенными на месте ДТП 13.04.2009 года свидетелем С19. на его мобильный телефон..., и 1 фото, распечатанным с этих видеозаписей, на которых заснято место ДТП и столкнувшиеся автомобили №1 и №2, а так же засняты подсудимый Тарасов *.*. и свидетель С3., которые разговаривая стояли недалеко от места ДТП, сначала голосовали, пытаясь остановить проезжающие автомашины, потом отошли от места ДТП, потом подошли обратно к месту ДТП, затем опять отошли к забору, при этом один из них разговаривал по мобильному телефону, но содержание их разговора на видеозаписи не слышно (том 7 л.д.35, 36);

3-мя фотографиями, зафиксировавшими расположение транспортных средств после ДТП 13.04.2009 года, представленными потерпевшей С1. (том 5 л.д.54-56);

Органами предварительного расследования действия Тарасова *.*. были квалифицированы по ст. 264 ч.4 УК РФ, как нарушение правил дорожного движения лицом, управляющим транспортным средством, находясь в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности смерть человека.

Указанная квалификация была поддержана в прениях представителем государственного обвинения - прокурором Бундиным *.*., который полагал доказанным не только сам факт управления Тарасовым *.*. автомобилем в момент ДТП 13.04.2009 года, но и факт нахождения при этом Тарасова *.*. в состоянии алкогольного опьянения, что, по его мнению, объективно подтверждается не только показаниями самого Тарасова *.*. об употреблении им 13.04.2009 года на 14 часов спиртных напитков - 120 мл. шампанского, но и показаниями свидетелей: С38. и С36. об употреблении им не менее 120 мл. коньяка, а также выполненным в судебном заседании заключением специалиста в области судебной медицины С70. от 03.11.2010 года, который произвел расчет по формуле Видмарка и Определил состояние опьянения у Тарасова *.*. по состоянию на 19 часов и 20 часов 13.04.2009 года при употреблении им на 14 часов спиртных напитков.

Оценивая изложенные и проверенные судом доказательства, суд находит их допустимыми, достоверными и достаточными и считает вину Тарасова *.*. в совершении преступления, указанного в Приговоре, полностью доказанной. Вина Тарасова *.*. подтверждается последовательными показаниями потерпевшей С1., последовательными показаниями не заинтересованных в исходе дела допрошенных свидетелей, экспертов: С31., С33., специалистов: С12., С16., проведенными по делу судебными экспертизами, объективными по мнению суда, письменными материалами дела и вещественными доказательствами, которые согласуются между собой и оснований не доверять которым у суда не имеется.

Суд считает, что совокупностью вышеизложенных доказательств объективно подтверждаются показания свидетеля С3. о том, что в момент ДТП 13.04.2009 года в его автомобиле №1, находились двое: он и Тарасов *.*., при этом Тарасов *.*. управлял автомобилем, а он сам находился на переднем пассажирском сидении, а также о том, что на месте ДТП и при даче письменных объяснений в больнице, он поддержал выдвинутую Тарасовым *.*. защитную версию и сообщал сотрудникам ОГИБДД о некоем третьем лице, который якобы управлял его автомобилем и скрылся с места ДТП, о чем сразу же признался после выписки с больничного на допросе у следователя С24. 04.06.2009 года, а такт же о том, что от своих родных, знакомых и сослуживцев он изначально не скрывал тот факт, что за рулем его автомобиля в момент ДТП находился Тарасов *.*. В этой части показания свидетеля С3. подтверждаются последовательными показаниями в ходе предварительного расследования и в суде незаинтересованных в исходе дела свидетелей: С34., С41., С42., С44., С45., С46., С8., С26., С25. о том, что сразу после ДТП С3. сообщил им о том, что в момент ДТП автомобилем №1 управлял Тарасов *.*., а также подтверждаются последовательными показаниями свидетеля С36. о том, что уходя с работы 13.04.2009 года около 19 час. 30 мин., она видела Тарасова *.*. сидящим за рулем не принадлежащего ему автомобиля, и свидетеля С23. о том, что 13.04.2009 года около 20 часов она, выходя с работы, увидела проезжающий мимо на большой скорости автомобиль №1 темного цвета, на переднем пассажирском сидении которого находился С3. Суд также учитывает, что показания вышеуказанных свидетелей согласуются и с показаниями незаинтересованных по делу свидетелей: С4., С10., С18., С19., С11., С17., С20., С19., из которых следует, что 13.04.2009 года, находясь на месте ДТП на пересечении улиц Софийской и Автозаводской в Пушкинском районе г. Санкт-Петербурга, они видели стоящих у забора невдалеке от столкнувшихся автомобилей только 2-х молодых мужчин в костюмах из автомобиля №1, которые находились в состоянии шока и испуга, разговаривая по мобильному телефону, перемещались от места ДТП и обратно к нему, голосовали, пытаясь уехать с места ДТП, а затем покинули место ДТП без разрешения следователя, и что изначально на месте ДТП никаких разговоров о якобы третьем лице, управлявшим автомобилем и скрывшимся с места ДТП, не велось. Показания этих свидетелей объективно подтверждаются приобщенными к делу двумя видеозаписями, перенесенными на компакт диск CD-R, произведенными на месте ДТП 13.04.2009 года свидетелем С19. на его мобильный телефон..., и 1 фото, распечатанным с этих видеозаписей (том 7 л.д.35, 36), а также приобщенной к делу информацией от операторов связи: ОАО «Мобильные ТелеСистемы» о входящих и исходящих соединениях, осуществлявшихся с абонентского номера, используемого С3.: № 0 в период времени с 00 часов 00 минут 13.04.209 года по 23 часа 59 минут 14.04.2009 года с указанием адресов расположения базовых станций мобильных телефонов и азимутов до них/ том 3 л.д. 153-157/ и ОАО «Мегафон» об абонентах, входящих и исходящих соединениях, осуществлявшихся с абонентского номера, используемого Тарасовым *.*. : № 0 в период времени с 00 часов 00 минут 13.04.2009 года по 23 часа 59 минут 14.04.2009 года, с указанием адресов расположения базовых станций мобильных телефонов и азимутов до них и аналитической справкой по ним. Кроме того, суд учитывает, что из заключения комплексной судебно-медицинской экспертизы № 0 от 21-31.08.2009 года, а также показаний, данных в судебном заседании судебно-медицинским экспертом С66., следует, что установленные у Тарасова *.*. и С3. телесные повреждения не исключают, что оба пострадавших в момент ДТП находились на передних сидениях автомобиля №1, при этом у Тарасова *.*. установлено повреждение в виде ссадины на передней поверхности груди, которое характерно для получения его при ДТП водителем от рулевого колеса, в то время, как установленные у С3. повреждения в виде:... не обладают специфическими признаками, характерными для их получения при ДТП водителем автомобиля, а согласно заключения биологической экспертизы № 0 от 31.08.2009 года факт нахождения Тарасова *.*. в момент ДТП на переднем пассажирском сидении исключается, в то время, как факт нахождения С3. на переднем пассажирском сидении не исключается. Суд также учитывает, что подсудимый Тарасов *.*. не оспаривает факт нахождения свидетеля С3. в момент ДТП на переднем пассажирском сидении автомобиля, а также не оспаривает факт отсутствия между ним и С3. конфликтных и неприязненных отношений, а потому суд считает, что оснований для его оговора ни у С3., ни у вышеуказанных свидетелей, не имеется.

Суд считает, что совокупностью вышеизложенных доказательств объективно опровергаются показания подсудимого Тарасова *.*. о том, что в момент ДТП он находился в автомобиле №1 на заднем пассажирском сидении, а автомобилем управлял малознакомый третий, скрывшийся с места ДТП, в связи с чем, данную версию подсудимого суд оценивает критически, как избранную им защитную версию с целью избежать уголовную и материальную ответственность за совершенное им преступление. При этом суд учитывает, что показания Тарасова A.M. в ходе предварительного расследования и в ходе судебного разбирательства носили противоречивый и непоследовательный характер относительно сведений о лице, управлявшем автомобилем №1, относительно того, кем он и С3. были доставлены в СПБ ГУЗ «Городская больница № 40» и что он сам фактически помнит об обстоятельствах ДТП от 13.04.2009 года. Так, в своих первоначальных объяснениях от 14.04.2009 года, данных инспектору по розыску ОГИБДД УВД по Курортному району С30., Тарасов *.*. выдвигя версию о третьем лице, которое управляло автомобилем, и о своем нахождении в момент ДТП на заднем пассажирском сидении автомашины №1, сообщает фактические данные об обстоятельствах ДТП, а именно о том, что за рулем автомобиля находился малознакомый гражданин, представившийся Юрием, который хотел приобрести указанный автомобиль, что они двигались по ул. Софийской и при подъезде к перекрестку у них произошло столкновение с автомобилем №2, который приближался к ним справа, что прибывшим на место ДТП сотрудники ДПС Пушкинского ОГИБДД он сообщил свои установочные данные, после чего был доставлен в СПБ ГУЗ «Городская больница № 40» супругой С3. А после того, как в ходе предварительного расследования он был изобличен свидетелем С3. в совершении данного преступления, и был ознакомлен с заключениями проведенных по делу судебных экспертиз, Тарасов *.*. изменил свою позицию и стал утверждать, что в результате полученной во время ДТП черепно-мозговой травмы он потерял сознание и пришел в себя лишь в больнице, что обстоятельства ДТП ему стали известны со слов С3., и что он сам не помнит нескольких недель, предшествующих ДТП и самого ДТП. В ходе судебного разбирательства подсудимый Тарасов *.*. сообщил, что память у него восстановилась, что он вспомнил все обстоятельства, как связанные с 13.04.2009 года, так и последующие события. При этом Тарасов *.*. в поддержание ранее выдвинутой им защитной версии о своем нахождении на заднем сидении слева, за водителем, о нахождении С3. на переднем пассажирском сидении и о том, что автомобилем управлял ранее ему неизвестный мужчина, о котором в начале судебного следствия он сообщал, что об этом мужчине ему ничего не известно, а впоследствии стал утверждать, что этот мужчина внешне похож на С26., занимавшего на тот момент должность прокурора Курортного района г. Санкт-Петербурга, которого он увидел на месте ДТП спустя 2 или более часов после аварии, и который организовал их отъезд с места ДТП на автомобиле своей знакомой девушки в СПБ ГУЗ «Городская больница № 40», сообщал о том, что изначально его не интересовал ход следствия и лишь после дачи свидетелем С3. показаний о нем, как о водителе автомобиля «Субару Легаси», и состоявшегося между ним и свидетелем С3. разговора, в ходе которого С3. сообщил, что он вынужден дать такие показания в отношении Тарасова *.*., подсудимый Тарасов *.*. стал утверждать, что свидетели: С3., С26., С44., С8., С17. причастны к уничтожению доказательств по настоящему уголовному делу, поскольку в схеме ДТП не были отражены осыпь и следы торможения автомобиля «Субару Легаси», пропали материалы съемки, которую вели на месте ДТП сотрудники 5-го телеканала, что в салоне автомобиля №1 была произведена затирка следов, которые позволяли бы идентифицировать личность водителя, что в СПБ ГУЗ «Городская больница № 40» была осуществлена подмена анализов крови на этанол, об обеспечении С3. возможности контролировать ход следствия по настоящему уголовному делу предоставлением ему именно С26., а не С44., дополнительного мобильного телефона, зарегистрированного на иное лицо, о сокрытии С3. и С8. факта ДТП с участием прокурорских работников, в связи с чем, как он считает, уголовное дело было о возбуждено и расследовалось во 2 отделе УРППБД ГСУ при ГУВД по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области с нарушением установленных УПК РФ требований о подследственности, а также настаивал на том, что вышеуказанные свидетели дают ложные показания в этой части, а так же свидетели: С3., С25., С49., С26. дают ложные показания по делу относительно их нахождения на месте ДТП и относительно номеров мобильных телефонов, которые ими пользовались на 13.04.2009 года и позже, а также о лице, управлявшим автомобилем №1 в момент ДТП 13.04.2009 года и о лице, осуществлявшем доставку его и С3. в больницу № 40 г. Сестрорецка с места ДТП, что, как считает подсудимый Тарасов *.*., подтверждается истребованной в ходе судебного разбирательства информацией от операторов мобильной связи и отметками, произведенными им на карте г. Санкт-Петербурга с привязкой указанных абонентов к Базовым станциям/ том 6 л.д. 34/.

В ходе судебного разбирательства по ходатайству подсудимого были допрошены в качестве свидетелей: С69., С68., С67., С51., С52., С53., С54., С55., С56., которые показали, что являются знакомыми подсудимого Тарасова *.*. по совместному отдыху в лесу и на рыбаке и весной 2009 года им от Тарасова *.*. стало известно, что он попал в ДТП и лежал в больнице. Со слов Тарасова *.*. им известно, что в момент ДТП 13.04.2009 года в автомобиле №1 находились трое, включая Тарасова *.*., при этом Тарасов *.*. находился на заднем сидении машины, в результате чего получил меньшие травмы, чем остальные, а именно его приятель С3., который сидел впереди, и что водитель автомашины скрылся, а его, Тарасова *.*., сделали главным участником событий, что якобы он управлял автомобилем и был виновником аварии.

Допрошенные по ходатайству подсудимого свидетели: С57., С58., С48., С47., С59., С60., С61., С62. показали, что 13.04.2009 года они видели в прокуратуре Фрунзенского района г. Санкт-Петербурга Тарасова *.*., который в тот день не был в состоянии алкогольного опьянения. О том, употреблялись ли Тарасовым *.*. и в каком количестве спиртные напитки в тот день по случаю дня его рождения, им не известно, позднее им стало известно о том, что в тот день Тарасов *.*. и С3. попали в ДТП и были госпитализированы в больницу. Свидетель С61. также показала, что со слов Тарасова *.*. ей известно, что в момент ДТП автомобилем управлял кто-то третий.

Оснований не доверять показаниям вышеуказанных свидетелей: С69., С68., С67., С51., С52., С53., С54., С55., С56., С61. об обстоятельствах ДТП у суда не имеется. Вместе с тем, суд считает, что показания вышеуказанных свидетелей не могут расцениваться как бесспорные доказательства невиновности подсудимого Тарасова *.*., учитывая, что С69., С68., С67., С51., С52., С53., С54., С55., С56., С61. не являлись сами очевидцами ДТП от 13.04.2009 года и о событиях, связанных с ДТП от 13.04.2009 года и с расследованием настоящего уголовного дела, им стало известно спустя какое-то время со слов самого Тарасова *.*.

В ходе судебного разбирательства по ходатайству подсудимого были так же допрошены в качестве свидетелей: С47., С59., С63., С64., С62., из показаний которых следует, что в обеденное время, в один из майских дней 2009 года, С3. вместе с Тарасовым *.*., С62., С63. и С59. приезжали и осматривали автомобиль №1, находящийся на стоянке, руководимой свидетелем С64., при этом С3. освечивал салон каким-то прибором, возможно с ультрафиолетовым светом. У суда не имеется оснований не доверять показаниям вышеуказанных свидетелей. Однако суд считает, что показания вышеуказанных свидетелей не являются доказательством того, что С3. принимал меры к уничтожению возможных следов, позволявших идентифицировать личность водителя автомобиля в момент ДТП от 13.04.2009 года, поскольку, как следует из показаний допрошенных по делу свидетелей: С11., С15., С24., специалистов: С12., С16. и эксперта С31., автомобиль №1 к этому моменту был уже дважды осмотрен следователями с участием специалистов-криминалистов, а также осмотрен экспертом трассологом-автотехником С31. и из него было произведено изъятие необходимых для исследования объектов и предметов, а кроме того, у С3. имелось разРешение следователя на получение с платной стоянки своего автомобиля.

Допрошенный по ходатайству подсудимого свидетель С64., показал, что он работает в должности коммерческого директора.... В 2009 году, точной даты он не помнит, на его автостоянку была поставлена автомашина марки №1 после ДТП, ее привезли на стоянку на эвакуаторе по предварительной договоренности с С3. по телефону. Кому именно принадлежит данный автомобиль, ему не известно. Машину ставил С3. и он решал все вопросы, связанные с постановкой этого автомобиля на стоянку. Его, С64., на тот момент на стоянке не было, и все переговоры велись по мобильному телефону. С3. сказал, что автомобиль, который пригонят на автостоянку, после аварии и необходимо подержать его на стоянке до ремонта. В мае-июне 2009 года после постановки этого автомобиля на стоянку приходили С3., Тарасов *.*. и еще два человека, которых он помнит только по именам: Григорий и Павел. Они осматривали автомобиль снаружи и в салоне, при этом С3. осматривал автомобиль с использованием, как он предполагает, прибора с ультрафиолетовым светом. После осмотра машины была составлена смета и, больше ничего не делалось. Автомобиль до настоящего времени находится на автостоянке

Допрошенный по ходатайству подсудимого свидетель С26. показал, что на 13.04.2009 года он работал в должности прокурора Курортного района г. Санкт-Петербурга и с 2001 года знает С3. по совместной работе в прокуратуре Фрунзенского района г. Санкт-Петербурга. О том, что С3. и Тарасов *.*. 13.04.2009 года на территории Пушкинского района г. Санкт-Петербурга попали в ДТП со смертельным исходом и находятся в больнице № 40 г. Сестрорецка, он узнал из разговора по телефону с С3. 14.04.2009 года. После чего он навещал С3. в больнице, где впервые увидел Тарасова *.*. Со слов С3. ему известно, что 13.04.2009 года, по окончании рабочего времени, Тарасов *.*. сел за руль автомашины С3. №1, а С3. сел на переднее пассажирское сидении и они вдвоем поехали по каким-то улицам, после чего по вине Тарасова *.*. произошло ДТП в результате которого погиб человек, что с места ДТП С3. и Тарасова *.*. были доставлены в больницу № 40 г. Сестрорецка на автомобиле жены С3. Также свидетель С26. показал, что 13.04.2009 года он на место ДТП на пересечении улиц Софийской и Автозаводской не приезжал, участия в доставлении Тарасова *.*. и С3. с места ДТП в больницу № 40 г. Сестрорецка не принимал, никакого мобильного телефона в больнице С3. не передавал, а также ни с кем из персонала больницы по поводу состоянии здоровья С3. и Тарасова *.*. не общался, указаний о подмене взятых у них анализов крови на этанол никому не давал, а также ему ничего не известно о том, производилась ли съемка данного ДТП сотрудниками 5-го телеканала и мер к уничтожению возможных материалов съемки не принимал, мобильный телефон: № 0 является мобильным телефоном его матери С49.

Допрошенная по ходатайству подсудимого свидетель С49. показала, что является матерью С26. и через него познакомилась с семьей С3. 13.04.2009 года после 20 часов ей на ее мобильный телефон: № 0 позвонил С3. и сообщил, что попал в серьезную аварию и что ему плохо. Разговор постоянно прерывался, и он перезванивал, просил помочь и сообщил, где произошло ДТП. Она на попутной автомашине подъехала к месту аварии на Софийской улице, где увидела много машин, в том числе ОГИБДД. Само место ДТП не разглядывала и по поводу ДТП ничего сказать не может. В это время ей позвонили и мужской голос попросил ее не беспокоиться, сказал, что С3. везут в больницу № 40. После этого она на той же машине, на которой приехала на место ДТП, поехала домой, но по пути не могла успокоиться и Решила поехать в больницу № 40, чтобы выяснить о состоянии здоровья С3. В больнице С3. она не увидела. Узнала от медсестры, что он доставлен в больницу в тяжелом состоянии, и вернулась домой. После этого она неоднократно общалась с С3. по телефону и ездила к нему в больницу. Со слов С3. ей известно, что в момент ДТП за рулем его автомобиля сидел его коллега Тарасов *.*.

Допрошенный по ходатайству подсудимого свидетель С37. показал, что он работает старшим помощником прокурора г. Санкт-Петербурга по обеспечению собственной безопасности. Тарасова *.*. лично узнал с момента начала проведения служебной поверки, до этого было известно, что в прокуратуре работает некий Тарасов *.*., но лично с ним знаком не был. По указанию прокурора г. Санкт-Петербурга на рапорте начальника 16 управления по надзору за уголовно-процессуальной деятельностью ОВД и юстиции прокуратуры города С50. от 28.05.2009 года по факту участия работников прокуратуры Фрунзенского района г. Санкт-Петербурга Тарасова *.*. и С3. в ДТП от 13.04.2009 года и об их обращении в больницу № 40 г. Сестрорецка, им проводилась служебная проверка. Причиной рапорта явилось сокрытие С3. истинных причин нахождения его в больнице и отсутствия на работе, чем он ввел в заблуждение начальника отдела кадров, а также были сведения, что Тарасов *.*. и С3. поступили в больницу № 40 в состоянии алкогольного опьянения. Данный вопрос им выяснялся почти у всех сотрудников прокуратуры Фрунзенского района г. Санкт-Петербурга. Кроме того, Тарасовым *.*. были поданы рапорта, имеющиеся в материалах служебной проверки, в которых им ставились вопросы по установлению лица, виновного в ДТП от 13.04.2009 года. Проверочные мероприятия начались 02.06.2009 года, когда были взяты объяснения от С3., после чего 16.06.2009 года были взяты объяснения у Тарасова *.*. Копия материалов служебной проверки по запросу следователя была направлена для приобщения к уголовному делу, а Тарасову *.*. был дан ответ. В ходе служебной проверки был сделан вывод о том, что выдвинутая Тарасовым *.*. версия о третьем лице, управлявшим автомобилем и скрывшимся с места ДТП, является надуманной. По результатам служебной проверки Тарасов *.*. был уволен за совершение проступка, порочащего честь прокурорского работника, а С3. уволился по собственному желанию. Ему также известно, что по заявлениям С36. в прокуратуре Санкт-Петербурга проводились служебные проверки.

Допрошенный по ходатайству защиты свидетель С9. показал, что он работает в должности начальника дежурной части УГИБДД ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. 13.04.2009 года никакой информации о ДТП у Южной ТЭЦ в Пушкинском районе от С8. не получал. Вся информация о ДТП фиксируется в дежурной части ГУВД. Информация о произошедшем ДТП поступает в основном в дежурную часть ГУВД, потом поступает к ним по электронной почте и в дежурную часть УВД. При получении информации о ДТП с участием работника прокуратуры об этом должны сообщить дежурному прокурору и выслать следственную группу на место ДТП. Насколько он помнит, к нему информация о том, что в ДТП 13.04.2009 года на пересечении улиц Автозаводской и Софийской, в результате которого погиб водитель автомашины №2, принимали участие работники прокуратуры, не поступало.

Доводы подсудимого Тарасова *.*. о якобы имевшем место уничтожении следов ДТП на месте происшествия и следов в салоне автомобиля №1 были проверены в ходе судебного разбирательства, суд оценивает их как голословные, носящие предположительный характер, поскольку они не нашли своего объективного подтверждения, так как ни один из допрошенных по делу свидетелей, в том числе и представленные Тарасовым *.*. свидетели защиты: С63., С62., С59., С64., не подтвердили тот факт, что в мае 2009 года в их присутствии производилось уничтожение следов в салоне автомобиля №1, а допрошенные по делу специалист-криминалист С12., свидетель С15., производившие осмотр столкнувшихся автомобилей непосредственно после ДТП от 13.04.2009 года, и эксперт С31., исходя из опыта своей работы исключили факт уничтожения следов в салоне автомобиля №1 на момент производства ими осмотра данного автомобиля. Допрошенные в качестве свидетелей: сотрудники Фрунзенского ОГИБДД: С6. и С7., выезжавшие на место ДТП, свидетели: сотрудник Пушкинского ОГИБДД С10., следователь С11. и специалист-криминалист С12., проводившие осмотр места ДТП, а также участвовавшие в этом осмотре в качестве понятых свидетели: С13. и С14., подтвердили достоверность и полноту составленных на месте ДТП с их участием протоколов осмотра и схемы ДТП.

Доводы подсудимого Тарасова *.*. о возможной причастности свидетелей, в том числе С26., к уничтожению материалов видеосъемки, осуществленной сотрудниками 5 Телеканала на месте ДТП 13.04.2009года, суд считает голословными, поскольку они не подтверждены объективными данными. Как следует из материалов уголовного дела, в ходе следствия были истребованы сведения о том, производилась ли съемка сотрудниками ТРК «Петербург 5 канал» на месте ДТП 13.04.2009 года и согласно поступивших видеоматериалов, проверенных судом, такая видеозапись не производилась (т.2 л.д. 225-226), что подтверждено и полученным по запросу суда сообщение из ОАО «Телекомпания» Петербург» (т.7 л.д.6, 95). Не доверять указанным сведениям у суда оснований не имеется, тем более, что показания допрошенных в ходе судебного разбирательства свидетелей относительно названия Телеканала и сведений о том, производилась ли сотрудниками телеканала съемка, носят противоречивый характер. Кроме того, суд учитывает, что выяснение вопроса о том, производилась на месте ДТП 13.04.2009 года съемка последствий ДТП от 13.04.2009 года, никак не влияет на доказанность вины подсудимого в инкриминированном ему Приговором преступлении.

Доводы подсудимого Тарасова *.*. о том, что свидетели: С3. и С26., дают ложные показания относительно лица, управлявшего автомобилем №1 в момент ДТП от 13.04.2009 года, а также доводы подсудимого Тарасова *.*. о том, что указанные свидетели и свидетель С25. дают ложные показания относительно лица, доставившего его и С3. с места ДТП в больницу, а также доводы подсудимого Тарасова *.*. о том, что вышеуказанные свидетели и свидетель С49. дают ложные показания относительно используемых ими абонентских номеров операторов мобильной связи, суд также считает голословными и носящими предположительный характер, поскольку они не подтверждены объективными данным и не опровергаются информацией, полученной в ходе судебного разбирательства от операторов мобильной связи из ОАО «МТС» (том 6 л.д. 8-9, том 8 л.д. 32-43, 77-138). Оценивая показания вышеуказанных свидетелей защиты, суд не находит оснований им не доверять, поскольку их показания в той части, в которой они оспариваются подсудимым Тарасовым *.*., ничем объективно не опровергнуты и согласуются с остальными вышеуказанными доказательствами по делу. Кроме того, суд учитывает, что тот факт, кем именно осуществлялась доставка подсудимого Тарасова *.*. и свидетеля С3. с места ДТП в больницу № 40 г. Сестрорецка, и какими номерами мобильных телефон пользовались после ДТП вышеуказанные свидетели, никак напрямую не связан с непосредственным предметом доказывания по настоящему уголовному делу и не опровергает имеющиеся в деле доказательства, подтверждающие его вину в инкриминированном Приговором преступлении.

Суд также критически оценивает доводы подсудимого Тарасова *.*. о том, что свидетель С36. имеет к нему неприязненные отношения и в силу этого дает ложные показания о том, что видела его 13.04.2009 года около 19 час. 30 мин. в автомобиле №1 на водительском месте, поскольку тот факт, что по заявлениям С36. в прокуратуре Санкт-петербурга проводились служебные проверки в установленном законом порядке, материалы которых были истребованы и проверены в ходе судебного разбирательства, а также материалы проверки из СОСУСК (том 7 л.д. 2-4), не являются доказательством дачи свидетелем С36. ложных показаний по настоящему делу, тем более из показаний допрошенных по делу свидетелей установлено, что 13.04.2009 года С36. вместе с другими сотрудниками прокуратуры Фрунзенского района г. Санкт-Петербурга была приглашена на поздравление Тарасова *.*. с днем рождения и впоследствии присутствовала на организованном им фуршете по случаю дня его рождения. Суд также учитывает, что оспариваемые подсудимым Тарасовым *.*. показания свидетеля С36. подтверждаются показаниями свидетеля С3. и иными вышеизложенными доказательствами, объективно подтверждающими факт управления Тарасовым *.*. автомобилем №1 от здания, в котором расположена прокуратура Фрунзенского района, до места ДТП на пересечении улиц Софийской и Автозаводской в Пушкинском районе г. Санкт-Петербурга.

Суд критически оценивает доводы подсудимого Тарасова *.*. о том, что при возбуждении и расследовании настоящего уголовного дела были нарушены требования УПК РФ о подследственности. При этом суд учитывает, что настоящее уголовное дело было возбуждено старшим следователем по ОВД 2-го отдела УРППБД ГСУ при ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области С24. не в отношении Тарасова *.*., а по признакам преступления, предусмотренного ч.3 ст. 264 УК РФ по материалам, послужившим основанием для решения вопроса о возбуждении (рапорт об обнаружении признаков преступления и материал КУСП 3061 от 14.04.2009 года), в которых не содержалось сведений о том, что данное преступление совершено работником прокуратуры, чему способствовали и объяснения данные самим Тарасовым *.*. о том, что лицо, управляемое автомобилем, скрылось с места ДТП. Из материалов дела и показаний свидетеля С24., что при получении следствием официальных процессуальных данных о совершении данного преступления работником прокуратуры Фрунзенского района г. Санкт-Петербурга Тарасовым *.*., уголовное дело было передано прокурору г. Санкт-Петербурга для направления по подследственности, и в дальнейшем было принято к своему производству и расследовалось старшим следователем Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по г. Санкт-Петербургу С32.

Оценивая доводы подсудимого Тарасова *.*. об имевшем месте подмене анализов крови, взятой у него и у свидетеля С3. при их госпитализации в СПБ ГУЗ «Городская больница № 40», суд учитывает, что 24.11.2009 года старшим следователем Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по г. Санкт-Петербургу С32. в соответствии со ст. 143 УПК РФ на имя и.о. руководителя Следственного управления Следственного Комитета при прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу *.*. Клауса был составлен рапорт об обнаружении им признаков преступления, предусмотренных ч.1 ст. 285, ч.1 ст. 286, ч.1 ст. 293 УК РФ, в действиях должностных лиц вышеуказанного медицинского учреждения. Необходимые материалы были выделены в отдельное производство, по которым была проведена проверка и 03.12.2009 года старшим следователем Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по г. Санкт-Петербургу С32. было вынесено Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по сообщению о преступлениях, предусмотренных ч.1 ст. 330, ч.1 ст. 285, ч.1 ст. 293 УК РФ, по основаниям предусмотренным п.1 ч.1 ст. 24 УПК РФ. Указанное Постановление никем не обжаловано, не отменено и вступило в законную силу. Суд, давая оценку вышеуказанному факту, учитывает так же и то, в чьих интересах могла осуществляться подмена анализов крови, взятых при госпитализации у Тарасова *.*. и С3., а также то, что сам факт подмены анализов крови никак не опровергает совокупность доказательств, подтверждающих вину подсудимого Тарасова *.*. в инкриминированном ему Приговором деянии, из которых следует, что Тарасова A.M. непосредственно после ДТП находился в адекватном состоянии, позволявшем ему осознанно совершать самостоятельные действия и общаться с окружающими. Более того, в течение часа к находившимся на месте ДТП сотрудникам «Скорой помощи» Тарасов A.M. попыток обратиться не делал, приняв Решение покинуть место ДТП только после приезда туда автомашины под управлением жены С3.

Исходя из объективно зафиксированных на месте ДТП следов происшествия, показаний свидетелей, специалистов, экспертов, письменных материалов дела и вещественных доказательств, суд считает достоверно установленным тот факт, что данное ДТП произошло в результате того, что водитель Тарасов *.*. нарушил требования ПДД РФ. Последствия в виде причинения С2. тяжкого вреда здоровью, повлекшего его смерть, наступили вследствие проявленной преступной небрежности и легкомыслия к дорожно-транспортной обстановке подсудимого Тарасова *.*., который при необходимой внимательности и предусмотрительности мог и должен был предвидеть возможность наступления общественно-опасных последствий своих действий.

В тоже время, суд считает, что в деле отсутствуют объективные данные, подтверждающие факт управления Тарасовым *.*. автомобилем на момент ДТП в состоянии алкогольного опьянения. При этом суд учитывает, что заключение специалиста в области судебной медицины С70. от 03.11.2010 года, которым был произведен расчет по формуле Видмарка с учетом массы тела Тарасова *.*. и количества выпитого им чистого алкоголя, носит приблизительный характер, поскольку точные данные о количестве и виде спиртных напитков, употребленных Тарасовым *.*. на период 14 часов 13.04.2009 года: коньяк и (или) шампанское, в деле не имеется. Свидетели: С57., С58., С71., С60., С48. отрицают факт употребления Тарасовым A.M. спиртного во время празднования 13.04.2009 года дня его рождения и нахождения в этот день в состоянии алкогольного опьянения. А также в материалах дела и в истребованной судом медицинской карте из городской больницы № 40 г. Сестрорецка на имя Тарасова *.*. не имеется объективных данных о весе Тарасова *.*. на 13.04.2009 года. Сам Тарасов *.*. показал, что свой точный вес на 13.04.2009 года он не знает, но что он весил не более 100 кг., поскольку после ДТП очень сильно похудел.

Суд также учитывает, что освидетельствование Тарасова *.*. на состояние алкогольного опьянения в порядке, установленном Правилами освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 26.06.2008 года № 475, не проводилось. Результаты анализов крови, взятой у Тарасова *.*. при госпитализации в СПб ГУЗ «Городская больница № 40», в его медицинской карте и в материалах уголовного дела отсутствуют, поскольку согласно заключениям биологических экспертиз № 0 от 27.08.2009 года и № 0 от 17.09.2009 года, кровь, предоставленная на экспертизу в вакуумной пробирке «образец крови Тарасова *.*. », не принадлежит Тарасову A.M.; кровь, предоставленная на экспертизу в вакуумной пробирке «образец крови С3.», не принадлежит С3.. Указанные образцы крови, изъятые из СПб ГУЗ «Городская больница № 40» вместе с актами судебно-химического исследования № 0 и № 0 от 20.04.2009 года, произошли от одного того же лица мужского генетического пола. Происхождение крови в вакуумных пробирках «образец крови Тарасова *.*. » и «образец крови С3.» от Тарасова A.M. и С3. исключается/том.2 л.д. 230-232, 244, 245-246, 247, том 3 л.д. 123-133, 141-146/. При вышеуказанных обстоятельствах, суд на основании ст. 14 УПК РФ считает, что обвинением не доказан факт управления Тарасовым *.*. автомобилем 13.04.2009 года в состоянии алкогольного опьянения, в связи с чем, этот квалифицирующий признак ч.4 ст. 264 УК РФ и указание о нарушении Тарасовым *.*. требования п. 2.7 Правил дорожного движения РФ - «Водителю запрещается: управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения» подлежат исключению из обвинения Тарасова *.*., и его действия должны быть квалифицированы по ст. 264 ч. 3 УК РФ, как нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека, учитывая, что своими действиями Тарасов *.*. нарушил требования п.п.1.3, 1.5, 9.10, 10.1, 10.2 Правил дорожного движения и требования дорожных знаков 1.34.3 и 8.13 Приложения 1 к ПДД РФ «Дорожные знаки», что состоит в прямой причинной связи с наступившими последствиями.

Учитывая, что согласно сообщения Топонимической комиссии г. Санкт-Петербурга от 21.04.2010 года № 56 в «Реестре названий объектов городской среды Санкт-Петербурга» нет и никогда не было «улицы Северной» в Пушкинском районе, а безымянному проезду в поселке Шушары от улицы Ленина до улицы Софийской присвоено название «улица Автозаводская» (том 7 л.д.32, 33, 34), суд считает необходимым уточнить в предъявленном Тарасову *.*. обвинении наименование улиц, на перекрестке которых 13.04.2009 года произошло ДТП с участием автомобиля №2, под управлением С2., и автомобиля №1, под управлением Тарасова *.*., и считает, что вышеуказанное столкновение произошло не на перекрестке улиц Софийской и Северной в Пушкинском районе г. Санкт-Петербурга, а на перекрестке улиц Софийской и Автозаводской. При этом, автомобиль №2, под управлением С2.., выехал на указанный перекресток с улицы Автозаводской, а автомобиль №1, под управлением Тарасова *.*., следовал по левой полосе проезжей части улицы Софийской в г. Санкт-Петербурге по направлению из Фрунзенского района в Пушкинский район от проспекта Славы в сторону улицы Автозаводской. В связи с чем, на основании вынесенного в судебном заседании 11.05.2010 года постановления Пушкинского районного суда (том 7 л.д.70), все составленные в деле процессуальные документы и показания допрошенных по уголовному делу лиц со ссылкой на ДТП от 13.04.2009 года, имевшее место на пересечении улицы Софийской и улицы Северной в Пушкинском районе г. Санкт-Петербурга, оцениваются судом, как составленные и данные о ДТП от 13.04.2009 года, имевшем место на пересечении улицы Софийской и улицы Автозаводской в Пушкинском районе г. Санкт-Петербурга.

При решении вопроса о мере наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, мнение потерпевшей.

В качестве смягчающих наказание обстоятельств суд учитывает, что подсудимый Тарасов *.*. впервые привлекает ответственности, совершил преступление по неосторожности, положительно характеризуется по месту жительства и по последнему месту работы, имеет на иждивении 2-х малолетних детей, в 2000 году принимал участие в контртеррористических операциях в Чеченской Республике.

Обстоятельств, отягчающих наказание подсудимому, суд не усматривает.

В тоже время суд учитывает, что Тарасовым *.*. совершено преступление средней тяжести, что он без разрешения дежурного следователя покинул место ДТП, что он не осознал тяжесть совершенного им преступления и не принял никаких мер к заглаживанию причиненного вреда и возмещению причиненного потерпевшей С1. и ее малолетнему сыну С5., 29.09.2002 года рождения, ущерба, при заявленных по делу гражданских исках на значительные суммы, длительное время не работает.

С учетом всех обстоятельств дела, тяжести наступивших последствий, данных о личности подсудимого, мнения потерпевшей, настаивавшей на строгом наказании виновного, с учетом отсутствия обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенного преступления, а также учитывая, что Тарасовым *.*. совершено преступление, которое в настоящее время носит большой общественный резонанс, так как травматизм и гибель людей на дорогах России возведены в ранг национальной безопасности, суд не находит оснований для назначения Тарасову *.*. наказания с применением ст.ст. 64, 73 УК РФ полагая, что в данном случае это не будет способствовать его реальному исправлению и перевоспитанию и считает, что наказание Тарасову *.*. должно быть назначено в пределах санкции ст. 264 ч. 3 УК РФ с реальной изоляцией от общества с лишением права управлять транспортным средством. На основании ст. 58 ч.1 п. «а» УК РФ отбывание Тарасовым *.*. наказания подлежит в колонии-поселении. При этом, учитывая, что Тарасов *.*. не содержится под стражей, суд на основании п.11 ч.1 ст. 308 УПК РФ считает, что следование к месту отбытия наказания Тарасовым *.*. должно осуществляться самостоятельно.

Гражданским истцом С1. заявлен гражданский иск к Тарасову *.*. о взыскании материального ущерба в размере Х рубля Х копеек, включающего в себя: Х руб. Х коп. - возмещение ущерба, причиненного повреждением автомобиля №2; Х руб.- расходы по оплате заключения об определении стоимости восстановительного ремонта автомобиля; Х руб. - расходы по оплате транспортировки и хранения автомобиля; Х руб. - оплата юридической помощи представителя Горичева *.*. ; Х руб. Х коп. - расходы, связанные с погребением С2.; Х руб. Х коп. - возмещение вреда, связанного с потерей кормильца за период с 01.05.2009 года по 31.10.2010 года; а также ежемесячные взыскания по Х руб. Х коп. с ноября 2010 года до достижением С5., 00.00.0000 года рождения, совершеннолетия, а также о взыскании морального вреда, причиненного ей и ее несовершеннолетнему сыну С5. в размере по Х руб. на каждого, а всего в размере Х руб.

Рассматривая заявленные гражданским истцом С1. исковые требования, выслушав мнения представителя гражданского истца С1. - адвоката Горичева *.*., прокурора С65., исковые требования С1. поддержавших, мнение подсудимого Тарасова *.*. и его защитника - адвоката Попова *.*., возражавших против удовлетворения заявленных исковых требований по праву и по размеру, суд считает невозможным рассмотреть исковые требования С1. о взыскании материального ущерба без привлечения в дело в качестве третьих лиц страховых компаний - страховщиков пострадавших в ДТП от 13.04.2009 года автомобилей, что потребует отложение судебного заседания, в связи с чем, в порядке ст. 309 ч.2 УПК РФ суд считает необходимым признать за гражданским истцом С1. право на удовлетворение гражданского иска о взыскании материального ущерба, а вопрос о его размере передать на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Учитывая степень физических и нравственных страданий потерпевшей С1., и ее малолетнего сына С5., 00.00.0000 года рождения, связанных с гибелью С2. в результате ДТП 13.04.2009 года, степень вины причинителя вреда Тарасова *.*., фактические обстоятельства, при которых был причинен моральный вред, требования разумности и справедливости, материальное положение причинителя вреда и его семейное положение, а именно наличие на его иждивении 2-х малолетних детей, суд считает, что исковые требования С1. о взыскании с Тарасова *.*. в счет возмещения морального вреда, причиненного ей и ее малолетнему сыну С5., 00.00.0000 года рождения, в сумме по Х млн. руб. на каждого, а всего в размере Х млн. руб., подлежит частичному удовлетворению в сумме по Х рублей на каждого, а всего в размере Х рублей.

Рассматривая вопрос о процессуальных издержках, суд учитывает, что в ходе предварительного расследования защиту подсудимого Тарасова *.*. осуществляла по назначению следователя адвокат Петербургской коллегии адвокатов № 31 Адвокатской палаты Санкт-Петербурга Романовская *.*., однако в связи с отсутствием в материалах уголовного дела сведений об оплате ее труда, суд в настоящее время лишен возможности определить размер указанных процессуальных издержек, что является основанием для вынесения частного постановления в соответствии с ч.4 ст. 29 УПК РФ.

Учитывая показания свидетеля С8., являющегося начальником ОГИБДД Фрунзенского района г. Санкт-Петербурга, о причинах не подачи им рапорта о том, что 13.04.2009 года произошло ДТП с участием работников прокуратуры Фрунзенского раона г. Санкт-Петербурга, а также показания свидетеля С9. о том, что он не помнит, сообщал ли ему С8. о ДТП с участием работников прокуратуры, суд не усматривает достаточных оснований для вынесения в отношении свидетеля С8. частного постановления.

На основании ст. 132 ч.1 УПК РФ суд считает необходимым взыскать с подсудимого Тарасова *.*. процессуальные издержки, связанные с оплатой труда предоставленных ему по назначению в ходе судебного разбирательства защитников: адвоката Петербургской коллегии адвокатов № 31 Адвокатской палаты Санкт-Петербурга Романовская *.*. в размере 895 рублей 14 копеек и адвоката Центральной юридической консультации Международной коллегии адвокатов «Санкт-Петербур *.*. в размере 895 рублей 14 копеек, а всего взыскать 1790 рублей 28 копеек, учитывая, что его последующую защиту в ходе судебного разбирательства осуществлял адвокат ННО Ленинградской областной коллегии адвокатов, филиал «ЛОКАР» Попов *.*., с которым у него было заключено соглашение.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 307, 308-309 УПК РФ,

Приговорил:

Тарасова *.*. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 264 ч. 3 УК РФ и назначить ему наказание в виде 2 (двух) лет лишения свободы с отбыванием в колонии - поселении, с лишением права управлять транспортным средством на срок 2 (два) года.

На основании п.11 ч.1 ст. 308 УПК РФ следование к месту отбытия наказания в колонию-поселение Тарасовым *.*. осуществляется самостоятельно.

Срок отбытия наказания Тарасову *.*. исчислять со дня прибытия в колонию-поселение, при этом время следования к месту отбытия наказания в соответствии с предписанием Территориального органа уголовно-исполнительной системы зачесть в срок отбытия наказания из расчета 1 (один) день за 1 (один) день.

Меру пресечения в виде подписки о невыезде с постоянного места жительства и надлежащем поведении Тарасову *.*. отменить по вступлении Приговора в законную силу.

На основании ст. 151 ГК РФ взыскать с Тарасова *.*. в пользу С1., действующей в интересах себя и своего несовершеннолетнего сына С5., 00.00.0000 года рождения, моральный вред по Х рублей на каждого, а всего взыскать Х рублей, в остальной части исковых требований о взыскании морального вреда С1. - отказать.

На основании ст. 309 ч.2 УПК РФ признать за гражданским истцом С1. право на удовлетворение гражданского иска о взыскании материального ущерба, единовременного и ежемесячного взысканий в результате потери кормильца, и передать вопрос о размере возмещения гражданского иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

На основании ст. 132 ч.1 УПК РФ взыскать с осужденного Тарасова *.*. в доход государства процессуальные издержки, связанные с оплатой труда предоставленных ему по назначению в ходе судебного разбирательства защитников: адвоката Петербургской коллегии адвокатов № 31 Адвокатской палаты Санкт-Петербурга Романовской С в размере 895 рублей 14 копеек и адвоката Центральной юридической консультации Международной коллегии адвокатов «Санкт-Петербур Влади в размере 895 рублей 14 копеек, а всего взыскать 1 790 (одна тысяча семьсот девяносто) рублей 28 (двадцать восемь) копеек.

Вещественные доказательства:

Автомобиль №1, переданные на ответственное хранение С3. (том 1 л.д. 69-70,71, 73, 74), - оставить С3., учитывая наличие у него доверенности на право распоряжения указанным автомобилем № 0 от 02.04.2010 года;

Автомобиль №2, переданный на ответственное храпение потерпевшей (том 1 л.д. 69-70, 71, 72), - оставить законному владельцу- С1.;

Правое зеркало бокового вида автомобиля №2, приобщенное к уголовному делу (том 1 л.д.60-68, 71-72), - вернуть С1.;

4 резиновых коврика с поликов автомобиля №1, 6 фрагментов пластмассового устройства с поликов пассажира и водителя автомобиля №1, электронный брелок, пластмассовый брелок, полотенце синего цвета с волосом, государственный номерной знак..., лист бумаги с текстом, квитанция № 0 с текстом, папка типа «файл», атлас автодорог Санкт-Петербурга, 3 футляра для компакт дисков, 5 компакт дисков, визитную карточку ALARM»; руководство по эксплуатации автомобиля №1, приобщенные к уголовному делу (том 1 л.д.59, 60-68, 69-70, 71,73, 74), - вернуть С3., учитывая наличие у него доверенности на право распоряжения указанным автомобилем № 0 от 02.04.2010 года, а при отказе С3. от их получения - уничтожить по вступлении Приговора в законную силу;

1 липкую ленту со следами материи, 8 светлых дактилоскопических пленок с микрочастицами, вырез из обивки правого переднего сидения автомобиля №2 (том 1 л.д. 59, 60-68, 69-70), подушку безопасности с рулевой колонки автомобиля №1, подушку безопасности из переднего торпедо, находящегося напротив переднего пассажирского сидения автомобиля №1; 4 бумажных конверта с грунтом с поликов автомобиля №1 (том 1 л.д.59, 60-68), 2 вакуумные пробирки с образцами крови С3. («х/р 341 б 40») и Тарасова *.*. («х/р 342 б 40») (том 2 л.д.238, 247), хранящиеся при уголовном деле, - уничтожить по вступлении Приговора в законную силу;

Акт судебно-химического исследования крови С3. № 0 от 20.04.2009 года (том 2 л.д.236, 238, 247), акт судебно-химического исследования крови Тарасова *.*. № 0 от 20.04.2009 года (том 2 л.д. 237, 238, 247), представленный ТРК «Петербург 5 канал» DVD-диск с заводской маркировкой «VerbatimDVD-R 4.7 GB с серийным номером № 0 с видеозаписью с места другого ДТП (том 2 л.д. 226), 3-и фотографии, зафиксировавшие расположение транспортных средств после ДТП 13.04.2009 года, представленные потерпевшей С1. (том 5 л.д.54-56), копию медицинской карты № 0 за 2009 год на имя Тарасова *.*. из СПБ ГУЗ «Городская больница № 40» (том 5 л.д.198-219), карту г. Санкт-Петербурга с произведенными подсудимым Тарасовым *.*. отметками на основании информации о телефонных соединениях с привязкой к Базовым станциям (том 6 л.д.34), копии материалов служебной проверки в отношении Тарасова *.*. и С3. из Санкт-Петербургской городской прокуратуры № 0 (том 6 л.д. 89-202), перенесенные на компакт диск CD-R две видеозаписи с места ДТП 13.04.2009 года и 1 фото, распечатанное с этих видеозаписей (том 7 л.д.35, 36), поступившую от оператора связи МТС дискету с протоколами соединений и установочными данными абонентов (том 8 л.д.137), хранящиеся при уголовном деле, - хранить при уголовном деле № 1-57/2010;

Медицинскую карту № 0 за 2009 год и 7 рентгенограмм № 0 с CD-Rдиском на имя Тарасова *.*., представленные СПБ ГУЗ «Городская больница № 40», - вернуть в СПБ ГУЗ «Городская больница № 40» по вступлении Приговора в законную силу.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Санкт-Петербургский городской суд в течение 10 суток со дня провозглашения, а осужденным, содержащимся под стражей, в тот же срок со дня вручения копии Приговора. В случае подачи кассационной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в ее рассмотрении судом кассационной инстанции, о чем должно быть указано в жалобе. Осужденному разъяснено право в суде кассационной инстанции: воспользоваться услугами защитника по соглашению, иметь защитника по назначению или отказаться от участия защитника, если отказ не связан с материальным положением.

Судья: