Судебная практика

О взыскании материального и морального вреда в связи с реабилитацией. Решение от 20 июня 2011 года №. Удмуртская Республика.

Первомайский районный суд города Ижевска Удмуртской Республики

в составе:

председательствующего – судьи Алабужевой *.*.,

при секретаре – Булава *.*.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Невоструева *.*. к Казне РФ в лице Министерства финансов РФ о взыскании морального вреда,

Установил:

Невоструев *.*. обратился в суд с иском Управлению Федерального казначейства о взыскании материального вреда и компенсации морального вреда, обосновывая свои требования тем, что в отношении него было возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч<данные изъяты> УК РФ. ДД.ММ.ГГГГ он был задержан, в отношении него избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Затем уголовное дело, которое рассматривалось Ленинским районным судом, ДД.ММ.ГГГГ было
возвращено судом прокурору, в ходе производства предварительного следствия следователь вновь обратился с ходатайством об избрании меры пресечения, однако в удовлетворении ходатайства было отказано. ДД.ММ.ГГГГ следователем было прекращено уголовное дело за отсутствием состава преступления, материальный и моральный вред истцу возмещен не был. В результате незаконных действий истец незаконно содержался под стражей в течении <данные изъяты> дней, в связи с чем просит компенсировать причиненный ему моральный вред (определением Первомайского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ производство в части взыскания материального вреда прекращено). Моральный вред истец обосновывает тем, что в результате привлечения к уголовной ответственности он был помещен в следственный изолятор, т.е. был лишен прав и свобод, права на труд, передвижения. Был лишен возможности общаться с семьей, ребенком, которому тогда было <данные изъяты> месяцев, возникла психологическая травма, не смог присутствовать на дне рождения сына. В результате избрания меры пресечения истец также не мог присутствовать на похоронах сестры, в момент нахождения под стражей, сестра находилась в больнице. После завершения уголовного дела Невоструев вернулся на место работы, где вынужден был уволиться в связи с возникшей к нему настороженностью со стороны руководства предприятия и коллег по работе.

Определением суда к участию в дела в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, привлечены Прокуратура Удмуртской Республики, МВД по УР, Управление судебного департамента в УР.

По ходатайству истца к участию в деле в качестве соответчика привлечена Казна РФ в лице Министерства финансов РФ.

Дело в порядке ст. 167 ГПК РФ рассмотрено в отсутствии истца Невоструева *.*., представителей третьих лиц - МВД УР, Управление судебного департамента в УР, извещенных о
месте и времени рассмотрения дела, просивших рассмотреть дело без их участия.

Представитель истца по доверенности Рябухина *.*. исковые требования поддержала, пояснила суду, что в отношении Невоструева возбуждено уголовное дело, ДД.ММ.ГГГГ. он был задержан, в отношении него избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. ДД.ММ.ГГГГ возбуждено уголовное дело, которое рассматривалось Ленинским районным судом, ДД.ММ.ГГГГ уголовное дело было возвращено судом прокурору, в ходе производства предварительного следствия следователь вновь обращается с ходатайством об избрании меры пресечения, однако в удовлетворении ходатайства было отказано. ДД.ММ.ГГГГ следователем было прекращено уголовное дело за отсутствием состава преступления, материальный и моральный вред возмещен не был. Невоструев *.*. незаконно содержался под стражей в течении <данные изъяты> дней. На основании ст.53 Конституции, 1070, 151, 1101 ГК РФ просила требования по компенсации морального вреда удовлетворить. Моральный вред Невоструева выражался в том, что в результате привлечения к уголовной ответственности он был помещен в следственный изолятор, т.е. был лишен прав и свобод, права на труд, передвижения. Был лишен возможности общаться с семьей, ребенком, которому тогда было <данные изъяты> месяцев. Отношения Невоструева с ребенком были положительные, о чем есть характеристики с места работы, из садика в материалах уголовного дела. В результате избрания меры пресечения Невоструев не мог присутствовать на похоронах сестры, в момент нахождения под стражей, сестра находилась в больнице. После завершения уголовного дела Невоструев вернулся на место работы, где вынужден был уволиться в связи с неблагожелательной атмосферой.

В судебном заседании представитель истца отказалась от требований к Управлению Федерального казначейства по УР. Производстве по делу в части требований к Управлению Федерального казначейства по УР прекращено.

Представитель ответчика
Дудырева *.*., действующая на основании доверенности, исковые требования не признала, суду пояснила, что ст.1070 ГК РФ предусмотрено, что вред, причиненный реабилитированного возмещается за счет государства, но в соответствии со ст.56 ГПК РФ истец обязан представить доказательства в обоснование своих требований, в том числе доказать, что вследствие незаконного привлечения его к уголовной ответственности ему причинен моральный вред (нравственные и физические страдания), обосновать размер компенсации морального вреда.. Истцом не представлено доказательств о причинении морального вреда и тех обстоятельств, на которые он ссылается, поэтому считает, что исковые требования удовлетворению не подлежат.

Представитель третьего лица – прокуратуры УР – Лесов *.*., действующий на основании доверенности, исковые требования не признал в полном объеме. Поддержал доводы представителя ответчика. Просил при рассмотрении дела учесть, что в целом обстоятельства уголовного дела в отношении Невоструева *.*. подтвердились, однако за совершенные действия он был привлечен не к уголовной, а к административной ответственности по 4 фактам передачи наркотических средств, поскольку не подтвердился крупный размер наркотических средств, в судебном заседании Невоструев *.*. от дачи показаний отказался, неоднократно судим. Указал, что истцом не доказаны и недостаточно обоснованы факты причинения ему физических и нравственных страданий, в том числе размер компенсации морального вреда.

Выслушав объяснения участников процесса, исследовав материалы гражданского дела, материалы уголовного дела, материалы административных дел, представленные сторонами доказательства, суд приходит к следующему выводу.

В судебном заседании установлены следующие обстоятельства.

ДД.ММ.ГГГГ в отношении Невоструева *.*. по <данные изъяты>1 УК РФ возбуждено уголовное дело, в этот же день он задержан по подозрению в совершении преступления <данные изъяты> УК РФ.

ДД.ММ.ГГГГ Невоструев *.*. привлечен в качестве обвиняемого по уголовному делу.

ДД.ММ.ГГГГ в
отношении Невоструева *.*. Ленинским районным судом г.Ижевска избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

ДД.ММ.ГГГГ уголовное дело возвращено судом прокурору на дополнительное расследование, в ходе производства предварительного следствия следователь вновь обратился с ходатайством об избрании меры пресечения в отношении Невоструева *.*., однако ДД.ММ.ГГГГ в удовлетворении ходатайства судом было отказано, избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

ДД.ММ.ГГГГ следователем уголовное дело в отношении Невоструева *.*. было прекращено за отсутствием состава преступления, материальный моральный вред возмещен не был. За Невоструевым *.*. признано право на реабилитацию, разъяснен порядок возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием.

ДД.ММ.ГГГГ постановлениями мирового судьи судебного участка № по <адрес> Невоструеву *.*. за совершение административных правонарушений, предусмотренных ст. 6.8. КоАП РФ, имевших место ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ, назначено административное наказание в виде штрафа в размере по <данные изъяты> рублей. Постановления вступили в законную силу.

Проанализировав установленные обстоятельства, суд находит требования истца обоснованными.

В соответствии со ст. 1070 Гражданского кодекса РФ (далее по тексту – ГК РФ) вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

В отношении лиц,
незаконно или необоснованно подвергнутых уголовному преследованию, такой порядок определен Уголовно-процессуальным кодексом РФ (далее по тексту – УПК РФ) (ст.ст. 133-139, 397 и 399).

В силу п. 3 ч. 2 ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеет обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным п. 1, 2, 5 и 6 ч.1 ст.24 УПК РФ.

Статьей 53 Конституции РФ гарантировано право каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Право на возмещение вреда, причиненного в результате незаконного уголовного преследования, закреплено также статьей 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, согласно которой каждый, кто стал жертвой ареста или заключения под стражу в нарушении положений данной статьи, имеет право на компенсацию.

В соответствии с ч.1 ст.1099 ГК РФ основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 и статьей 151 настоящего Кодекса.

В соответствии со ст.151 ГК РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В соответствии с ч.1 ст.150 ГК РФ к нематериальным благам относятся жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие
гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

В соответствии со ст.1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случае, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде.

В соответствии со ст. 1071 ГК РФ в случаях, когда в соответствии с настоящим Кодексом или другими законами причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если в соответствии с пунктом 3 статьи 125 настоящего Кодекса эта обязанность не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина.

В силу ст.1071 ГК РФ в случаях, когда причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, от ее имени выступает Министерство финансов Российской Федерации.

В соответствии с ч.2 ст.1101 ГК компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

В силу ст.56 ГПК РФ на истца возложена обязанность по предоставлению доказательств в обоснование заявленных исковых требований, в том числе размера компенсации морального вреда, наличия причинной связи между действиями государственных органов и наступившими последствиями.

В обоснование заявленных требований о компенсации морального вреда истец указывает на то, что длительное время находился под арестом в следственном изоляторе, был вынужден участвовать в следственных действиях, судебных заседаниях, был
лишен прав и свобод, права на труд, передвижения, также был лишен возможности общаться с семьей, своим ребенком, не мог присутствовать на похоронах сестры, в момент нахождения под стражей, сестра находилась в больнице. После завершения уголовного дела Невоструев вернулся на место работы, где вынужден был уволиться в связи с неблагожелательной атмосферой, настороженности к нему со стороны начальства и коллег по работе, в связи с чем он вынужден был уволиться. Все изложенное в совокупности причиняло истцу физические и нравственные страдания.

Суд не может согласиться с доводами представителя ответчика и третьего лица о необходимости отказать в удовлетворении исковых требований о компенсации морального среда в связи с тем, что в целом обстоятельства уголовного дела подтвердились, в том числе административными материалами, отказом от дачи показаний Невоструева *.*. на следствии,. Факт незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного содержания под стражей судом установлены, равным образом установлен и факт вынесения постановления о прекращении уголовного преследования по реабилитирующему основанию – отсутствие состава преступления. Законом (ст.1070 ГК РФ) возможность компенсации вреда, в том числе морального, не ставится в зависимость от решений, принятых в административно-правовом порядке. Ответственность за вред, причиненный гражданину в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу также не зависит от вины должностных лиц органов следствия.

Сам факт незаконного привлечения к уголовной ответственности, задержания, избрание меры пресечения в виде заключения под стражу, содержание под стражей в течение длительного времени, проведение следственных действий, участие в суде, которые уже установлены в судебном заседании и ответчиком, третьими лицами не оспариваются, безусловно, причиняет нравственные страдания, сопряженные с
лишением права на свободу передвижения, ограничением права на общение с семьей, близкими людьми, на что непосредственно обращает внимание истец. В свою очередь наличие в действиях Невоструева *.*. признаков состава административного правонарушения, предусмотренного ст.6.8 КоАП РФ, подтвержденных вступившими в законную силу решениями судов, как и факт исполнения (неисполнения) назначенного административного наказания не могут влиять на формирование вывода суда о недоказанности причинения истцу нравственных страданий.

Конституция РФ, провозглашая человека, его права и свободы высшей ценностью, а признание, соблюдение и защиту прав и свобод человека и гражданина - обязанностью государства (ст. 2), вместе с тем гарантирует каждому право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (ст. 53). Применительно к отношениям, складывающимся в связи с осуществлением уголовного судопроизводства, данное право получило конкретизацию и развитие в гл. 18 «Реабилитация» (ст.ст. 133 - 139) УПК РФ.

Согласно ч.1 ст.133 УПК РФ право на реабилитацию включает право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах; при этом вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда. Ст.133 УПК РФ также устанавливает, что право на реабилитацию, в том числе на возмещение вреда, имеют лица, по уголовным делам которых был вынесен оправдательный Приговорили уголовное преследование в отношении которых было прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения, за отсутствием события преступления, отсутствием состава преступления, за непричастностью лица к совершению преступления и по некоторым другим основаниям, а также лица, в
отношении которых было отменено незаконное или необоснованное Постановление суда о применении принудительной меры медицинского характера (ч. 2).

Таким образом, незаконным привлечением к уголовной ответственности истцу причинен моральный вред.

Между тем, доводы истца о причинении ему физических страданий не нашли подтверждения в ходе судебного заседания, поскольку никаких доказательств ухудшения состояния здоровья вследствие незаконного привлечения к уголовной ответственности истцом суду не представлено. При решении вопроса о размере компенсации морального вреда суд также исходит из того, что увольнение истца с места работы имело место по собственному желанию, кроме этого истцом не доказаны обстоятельства, на которые он указывает как на основание своих требований, связанных с необходимостью увольнения с работы.

При определении размера компенсации морального вреда, подлежащего взысканию с ответчика в пользу истца, суд учитывает период с момента возбуждения уголовного дела до вступления в законную силу постановления в отношении истца, которым уголовное преследование в отношении него было прекращено, период незаконного содержания под стражей, необходимость участия в следственных действиях и судебных заседаниях, нарушение его личных неимущественных прав, степень его нравственных переживаний в связи с этим. Вместе с тем, суд учитывает и то обстоятельство, что в действиях установлена противоправность действий по всем эпизодам, по которым уголовное дело в отношении него прекращено. В его действиях установлен состав административных правонарушений и он привлечен к административной ответственности. Постановления вступили в законную силу.

Полагая, с учетом изложенного, что указанная истцом сумма в размере <данные изъяты> рублей является завышенной, не отвечающей требованиям ст. 1101 ГК РФ – разумности и справедливости, суд считает необходимым определить размер компенсации морального вреда, подлежащего взысканию в пользу Невоструева *.*. с Казны Российской Федерации в лице Министерства финансов РФ, в сумме <данные изъяты> рублей.

При таких обстоятельствах исковые требования Невоструева *.*. подлежат частичному удовлетворению, с ответчика Казны РФ в лице Министерства финансов РФ следует взыскать в счет компенсации морального вреда денежную сумму в размере <данные изъяты> рублей.

Руководствуясь ст.ст.194-199 ГПК РФ, суд

Решил:

Исковые требования Невоструева *.*. к Казне РФ в лице Министерства финансов РФ о взыскании морального вреда – удовлетворить частично.

Взыскать с Казны РФ в лице Министерства финансов РФ в пользу Невоструева *.*. в счет возмещения морального вреда <данные изъяты> рублей.

Решение суда может быть обжаловано в Верховный суд УР в течение 10 дней со дня его изготовления в окончательной форме через Первомайский районный суд г.Ижевска.

Мотивированное Решение изготовлено 24.06.2011 года.

Судья: *.*. Алабужева