Судебная практика

О взыскании компенсации морального вреда. Решение от 17 августа 2011 года №. Удмуртская Республика.

Первомайский районный суд города Ижевска Удмуртской Республики в составе:

председательствующего – судьи Алабужевой *.*.,

при секретаре – Булава *.*.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Гырдымова *.*. к Министерству финансов Российской федерации о компенсации морального вреда, причиненного в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности,

Установил:

Гырдымов *.*. обратился в суд с иском к ответчику о компенсации морального вреда, причиненного в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности, указывая в обоснование, что ДД.ММ.ГГГГ он был задержан сотрудниками Увинского РОВД по подозрению в совершении преступления, предусмотренного <данные изъяты> УК РФ, в тот же день был допрошен в качестве подозреваемого. ДД.ММ.ГГГГ была избрана мера пресечения в виде
заключения под стражу, где находился до ДД.ММ.ГГГГ, до освобождения следователем Увинского РОВД. ДД.ММ.ГГГГ уголовное преследование в отношении него было прекращено за недоказанностью. О прекращении уголовного дела его никто не уведомлял, его многочисленные запросы в различные правоохранительные органы о направлении ему копии постановления остались без ответа. Только после обращения его адвоката в Верховный суд УР удалось отыскать Постановление о прекращении в отношении истца уголовного дела. В результате незаконного привлечения к уголовной ответственности он претерпел физические и нравственные страдания. Впервые попав в места лишения свободы, оказавшись в камере с антисоциальными элементами, был вынужден терпеть издевательства сокамерников, понуждавших его к соблюдению «тюремных» правил, нежелание подчиняться произволу криминальных элементов, противостояние давлению сокамерников вело к нарушению правил внутреннего распорядка СИЗо, и как следствие - выдворение в карцер. Все это испытывал молодой человек, которому на тот момент было <данные изъяты> лет. Период становления личности пережил в условиях тюремного заключения, под давлением криминала и осознания несправедливости, чинимой органами внутренних дел. Фактически до настоящего времени он не имел на руках решения о реабилитации, что также говорит о перенесенных нравственных страданиях, все это время висело бремя привлечения к ответственности, чувство не уверенности и неверия в собственные силы. Он был лишен свободы, личной неприкосновенности, возможности свободного передвижения, выбора места пребывания, права не быть привлеченным к уголовной ответственности за преступления, которые не совершал, честного и доброго имени, полноценного питания. Находился в тесных душных камерах следственного изолятора, от чего создавалась угроза жизни, здоровью. Применение недозволенных приемов расследования, исключительно с целью получения признательных показаний также отрицательно отразилось на его физическом и психическом состоянии.
Психологические последствия выразились в том, что до настоящего времени он испытывает страх перед людьми в форме, появилось опасение за свою безопасность и неверие в силу закона, поскольку длительное время жил под страхом привлечения к ответственности за несовершенное преступление. После содержания в камерах у истца сильно болела голова и тело, ослабло зрение, в результате чего, после освобождения стал носить очки, снизилась самооценка. Не смог восстановить жизненные ориентиры, наплевательски относился к дельнейшей жизни, в следствие чего в настоящее время находится в местах лишения свободы. Не были принесены, как этого требует ст. 136 УКП РФ, официальные извинения истцу и членам его семьи. У соседей, которые допрашивались в ходе расследования дела, сложилось впечатление обо мне как преступнике, члене организованной банды. Таким образом, доброе имя семьи было запятнано, что сказалось на отношении к нашей семье. До ареста работал в ТОО <данные изъяты>» <адрес>, после освобождения вынужден был уволиться в связи с состоянием здоровья и недоверием администрации, связанное с арестом, что также причинило нравственные страдания. Он не получал заработную плату за период ареста, что причиняло в том числе и нравственные страдания.

Просит взыскать с ответчика в счет компенсации морального вреда <данные изъяты> рублей, расходы, связанные с оплатой услуг представителя в размере <данные изъяты> рублей.

Определением суда от ДД.ММ.ГГГГ к участию в деле в качестве третьих лица без самостоятельных требований на стороне ответчика привлечены Прокуратура УР, МВД УР.

Дело рассмотрено в отсутствии истца Гырдымова *.*., извещенного о месте и времени рассмотрения, содержащегося в ФБУ ИК-7 УФСИН РФ по УР.

В судебном заседании представитель истца Слотин *.*. исковые требования поддержал, ссылаясь на
доводы, изложенные в исковом заявлении.

Представитель ответчика Дудырева *.*., действующая на основании доверенности, исковые требования истца не признала, суду пояснила, что истцом не представлено доказательств в обоснование морального вреда. Ст. 1070 ГК РФ предусмотрено, что вред, причиненный за незаконное привлечение к уголовной ответственности, возмещается государством. Кроме того, Постановлением следователя СО Увинского РОВД <данные изъяты>.<данные изъяты> в отношении Гырдымова *.*. было прекращено дело за недоказанностью, в соответствии с ст. <данные изъяты> УПК РСФСР. Постановление о прекращении уголовного преследования вынесено в соответствии с нормами УПК РСФСР, который не содержал понятие реабилитации. Основание прекращения уголовного дела за недоказанностью было предусмотрено законом УПК РСФСР. В настоящее время по закону УПК РФ предусмотрено право на реабилитацию, но такого понятия как недоказанность вины УПК РФ не предусмотрено. Просила в соответствии со ст. 222 ГПК РФ оставить исковое заявление без рассмотрения, предложив истцу соблюсти досудебный порядок – обращение к органу, вынесшему Постановление о прекращении уголовного дела за признанием права на реабилитацию.

Представитель третьего лица МВД УР Шабалин *.*., действующий на основании доверенности, требования истца считает необоснованными и не подлежащими удовлетворению, поскольку не представлено достаточных доказательств, подтверждающих причинение морального вреда. Истец привлекался к уголовной ответственности, находился под стражей, предъявлялось обвинение менее года, однако прекращено за не доказанностью. В настоящее время за истцом не признано право на реабилитацию. Считает, что основание прекращения как не доказанность - это не реабилитирующее основание. Фактически Гырдымов *.*. совершал преступление, но не представилось возможным доказать его вину.

Представитель третьего лица Прокуратуры УР Чепкасова *.*., действующая на основании доверенности, считает, что требования истца подлежат частичному удовлетворению. Считает, что
за Гырдымовым *.*. необходимо признать право на реабилитацию, поскольку УПК РСФС не предусматривал порядка признания права на реабилитацию. Основания прекращения уголовного преследования считает реабилитирующими, исходя из принципов Конституции РФ. Из постановления о прекращении уголовного преследования, делается вывод, что Гырдымов *.*. не виновен, поэтому имеет право на реабилитацию. Представитель Прокуратуры УР признает, что истец был подвергнут мерам преследования, но сумма, которая заявлена истцом, в полном размере не подтверждена.

Свидетель Гырдымов *.*. суду показал, что его сын Гырдымов *.*. до задержания был физически был здоров, занимался спортом (играл в хоккей), работал, вредных привычек не было, был общительный. После задержания, испортился- появился жаргон, друзья сомнительные, лишился работы. После освобождения, на работу его не взяли, в связи с тем, что на его место был принят другой человек. Он переживал – замкнулся. В период нахождения под стражей жаловался на печень, просил привозить лекарства, жаловался, что его принижают. Сейчас сидит третий раз.

Свидетель ФИО9 суду показала, что ее сын Гырдымов *.*. до задержания работал в охране, был нормальный. После задержания у него была нарушена психика, печень, зрение испортилось, в очках стал ходить, с работы уволили, т.к. приняли другого работника. После освобождения через года три-четыре осуждался еще два раза.

Выслушав объяснения участников процесса, показания свидетелей, исследовав материалы гражданского дела, представленные сторонами доказательства, суд Установил:

Согласно обвинительному заключению ДД.ММ.ГГГГ СО Увинского РОВД возбуждено уголовное дело № по факту ограбления ФИО10 по признакам преступления, предусмотренного <данные изъяты> УК РСФСР.

ДД.ММ.ГГГГ Гырдымов *.*. был задержан по подозрению в совершении ограбления (<данные изъяты>); ДД.ММ.ГГГГ Гырдымову *.*. предъявлено обвинение по <данные изъяты> УК РСФСР (<данные изъяты>); ДД.ММ.ГГГГ
Гырдымов *.*. был арестован (<данные изъяты>); ДД.ММ.ГГГГ Гырдымову *.*. предъявлено обвинение по ст. <данные изъяты> УК РФ (<данные изъяты>).

ДД.ММ.ГГГГ произведен обыск в квартире Гырдымова *.*. по адресу <адрес> с участием понятых ФИО11, ФИО12, в ходе обыска ничего не обнаружено и не изъято (<данные изъяты>).

ДД.ММ.ГГГГ прокурором <адрес> срок содержания под стражей обвиняемого Гырдымова *.*. до ДД.ММ.ГГГГ (<данные изъяты> <данные изъяты>); ДД.ММ.ГГГГ. продлен срок содержания под стражей до ДД.ММ.ГГГГ (<данные изъяты>); ДД.ММ.ГГГГ продлен срок содержания под стражей до ДД.ММ.ГГГГ(<данные изъяты>); ДД.ММ.ГГГГ продлен срок содержания под стражей до ДД.ММ.ГГГГ(<данные изъяты>).

ДД.ММ.ГГГГ уголовное дело в отношении Гырдымова *.*. возвращено прокурору <адрес> для производства дополнительного расследования, сохранив меру пресечения в виде заключения под стражу. (<данные изъяты>)

ДД.ММ.ГГГГ в одно производство соединены уголовные дела, в том числе <данные изъяты> – нападение на ФИО10, возбужденное по ст. <данные изъяты> УК РСФСР, присвоен номер <данные изъяты>);

ДД.ММ.ГГГГ из уголовного дела № выделено уголовное дело № (<данные изъяты>

ДД.ММ.ГГГГ. уголовное дело № и № соединены в одно производство, присвоен номер <данные изъяты>).

ДД.ММ.ГГГГ уголовное преследование в отношении Гырдымова *.*. по факту открытого завладения чужим имуществом с применением насилия в отношении ФИО10 прекращено за недоказанностью (<данные изъяты>).

Проанализировав установленные обстоятельства, суд находит требования истца обоснованными.

Истец просит компенсировать ему моральный вред, причиненный в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности.

Статьей 53 Конституции РФ гарантировано право каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Право на компенсацию вреда причиненного в результате незаконного уголовного преследования, провозглашается также в ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, согласно которой, каждый,
кто стал жертвой ареста или задержания в нарушение положений статьи, имеет право на компенсацию.

Истец обратился в суд с требованием о компенсации морального вреда ДД.ММ.ГГГГ, следовательно, лицо, потерпевшее от незаконного уголовного преследования, само вправе выбирать способ судебной защиты нарушенных прав, что подтверждается ч.2 ст. 136 УПК РФ, в соответствии с которой иски о компенсации за причиненный моральный вред в денежном выражении предъявляются в Порядке гражданского судопроизводства.

На период прекращения уголовного преследования в отношении Гырдымова *.*. ДД.ММ.ГГГГ действовал Указ Президиума Верховного Совета СССР от ДД.ММ.ГГГГ “О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей“, утвержденным законом СССР от ДД.ММ.ГГГГ,, а также Положение о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, утвержденным Указом Президиума Верховного Совета СССР от ДД.ММ.ГГГГ, и Инструкция по применению Положения о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, утвержденная ДД.ММ.ГГГГ Минюстом СССР, Прокуратурой СССР и Минфином СССР, согласованная с Верховным Судом СССР, МВД и КГБ СССР, которые предусматривали право на возмещение ущерба при условии постановления оправдательного Приговора; прекращения уголовного дела за отсутствием события преступления, за отсутствием в деянии состава преступления или за недоказанностью участия гражданина в совершении преступления; прекращения дела об административном правонарушении.

Следовательно, основание прекращения уголовного преследования, отраженное в постановлении от ДД.ММ.ГГГГ о прекращении уголовного преследования в отношении Гырдымова *.*. являлось реабилитирующим, поэтому истец вправе требовать возмещение вреда.

Также на тот период действовал Гражданский кодекс РФ часть вторая (далее по тексту - ГК РФ), введенная в
действие ДД.ММ.ГГГГ, предусматривающая в ст. 1070 ГК РФ, что вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

В соответствии с ч.1 ст. 1099 ГК РФ основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 и статьей 151 настоящего Кодекса.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В соответствии с ч. 1 ст. 150 ГК РФ к нематериальным благам относятся жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

В соответствии со ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины
причинителя вреда в случае, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде.

В соответствии со ст. 1071 ГК РФ в случаях, когда в соответствии с настоящим Кодексом или другими законами причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если в соответствии с пунктом 3 статьи 125 настоящего Кодекса эта обязанность не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина.

В силу ст. 1071 ГК РФ в случаях, когда причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, от ее имени выступает Министерство финансов Российской Федерации.

В соответствии с ч. 2 ст. 1101 ГК компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ на истца возложена обязанность по предоставлению доказательств в обоснование заявленных исковых требований, в том числе размера компенсации морального вреда, наличия причинной связи между действиями государственных органов и наступившими последствиями.

В обоснование заявленных требований о компенсации морального вреда истец указывает на то, что длительное время находился под арестом в период становления личности, в <данные изъяты>, вынужден был терпеть издевательства сокамерников, в результате содержания под стражей ухудшилось его состояния здоровья - сильно болела голова и тело, ослабло зрение, до настоящего
времени он испытывает страх перед людьми в форме, появилось опасение за свою безопасность и неверие в силу закона. Также испытывает физические и нравственные страдания в связи с не получением решения о реабилитации до настоящего времени и с не получением заработной платы за период ареста, что вынужден был уволиться в связи с состоянием здоровья и недоверием администрации, что у соседей сложилось впечатление об истце как преступнике, члене организованной банды, что доброе имя семьи было запятнано

Однако, каких-либо доказательств ухудшения состояния здоровья истца по сравнению с предыдущим периодом и причинной связи между обстоятельствами, указанными в иске, и наступившими последствиями, суду не представлено.

Показания свидетелей, допрошенных в судебном заседании в подтверждении ухудшения состояния здоровья, не могут быть приняты судом как достаточное и безусловное доказательство указанному обстоятельству, поскольку не подтверждаются какими-либо документами.

Так же не представлено истцом суду доказательств, что он вынужден был терпеть издевательства сокамерников, что вынужден был уволиться в связи с состоянием здоровья и недоверием администрации, что у соседей сложилось впечатление об истце как преступнике, члене организованной банды, что доброе имя семьи было запятнано.

Представленная суду копия трудовой книжки не принимается судом в качестве доказательства указанному обстоятельству. Согласно записям в трудовой книжке истца он уволился с ТОО <данные изъяты> ДД.ММ.ГГГГ, т.е. после освобождения из - под стражи. Уволен по собственному желанию.

Вместе с тем, сам факт незаконного привлечения к уголовной ответственности Гырдымова *.*., применение в качестве меры пресечения содержания под стражей, свидетельствуют о нарушении его личных неимущественных прав, принадлежащих ему от рождения: достоинства личности, личной неприкосновенности, права не быть привлеченным к уголовной ответственности за преступления, которые он не совершал, честного и доброго имени, права свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства. В результате чего истцу причинен моральный вред.

При определении размера компенсации морального вреда, подлежащего взысканию с ответчика в пользу истца, суд учитывает период с момента возбуждения уголовного дела до прекращения уголовного преследования в отношении истца, необходимость участия в следственных действиях и судебных заседаниях, нарушение его личных неимущественных прав, избрание в отношении него меры пресечения, в том числе содержаний под стражей, степень его нравственных переживаний в связи с этим. Истец содержался под стражей в течение нескольких месяцев, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ

Указанная истцом сумма в размере <данные изъяты> рублей является завышенной, не отвечающей требованиям ст. 1101 ГК РФ – разумности и справедливости. Суд считает необходимым определить размер компенсации морального вреда, подлежащего взысканию в пользу Гырдымова *.*. с Казны Российской Федерации в лице Министерства финансов РФ, с учетом изложенного выше, в сумме <данные изъяты> рублей.

Исковые требования Гырдымова *.*. подлежат частичному удовлетворению, с ответчика Казны РФ в лице Министерства финансов РФ следует взыскать в счет компенсации морального вреда денежную сумму в размере <данные изъяты> рублей.

Истцом заявлено о взыскании с ответчика расходов на оплату услуг представителя. Согласно ст. ст. 98, 100 ГПК РФ исходя из принципов разумности и справедливости, сложности рассматриваемого спора, участия представителя истца в судебных заседаниях, в пользу истца подлежат взысканию расходы по оплате услуг представителя в размере <данные изъяты> рублей.

Руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ, суд

Решил:

Исковые требования Гырдымова *.*. к Министерству финансов Российской федерации о компенсации морального вреда – удовлетворить частично.

Взыскать с Министерства финансов Российской Федерации за счет казны РФ в пользу Гырдымова *.*. в счет компенсации морального вреда <данные изъяты> рублей, <данные изъяты> рублей в счет возмещения расходов на оплату услуг представителя.

Решение может быть обжаловано в Верховный Суд Удмуртской Республики через Первомайский районный суд г. Ижевска УР в течение десяти дней со дня изготовления решения в окончательной форме.

Мотивированное Решение изготовлено 20 мая 2011 года.

Судья *.*. Алабужева