Судебная практика

Решение от 11.12.2009 №А05-10879/2008. По делу А05-10879/2008. Архангельская область.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ

163000, г. Архангельск, ул. Логинова, д. 17

Именем Российской Федерации Решение

11 декабря 2009 года

г. Архангельск

Дело № А05-10879/2008

Резолютивная часть решения объявлена 08 декабря 2009 года

Решение в полном объеме изготовлено 11 декабря 2009 года

Арбитражный суд Архангельской области в составе судьи Никитина *.*.,

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Соколовым *.*.,

рассмотрев в судебном заседании дело по исковому заявлению Управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзора) по Архангельской области

к обществу с ограниченной ответственностью «Агропромышленная компания «Архсельпром»,

с привлечением к участию в деле в качества третьего лица: Комитета по экологии Архангельской области,

о взыскании 5379643 руб. 55 коп.,

при участии в заседании представителей:

от истца: Леванидов
*.*. (доверенность от 14.01.2009), Анисимова *.*. (доверенность от 27.10.2009),

от ответчика: Ненашев *.*. (доверенность от 15.01.2009), Личный *.*. – директор ООО «Агропромышленная компания «Архсельпром»,

от третьего лица: Калетюк *.*. (доверенность от 02.12.2009),

Установил:

Управление Федеральной службы по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзора) по Архангельской области (далее – Управление, истец) обратилось в Арбитражный суд Архангельской области с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью «Агропромышленная компания «Архсельпром» (далее – Общество, ответчик) о взыскании 5379643 руб. 55 коп. вреда, причиненного водному объекту вследствие сброса сточных вод с повышенным содержанием загрязняющих веществ.

Решением суда от 22.12.2008, оставленным без изменения Постановлением Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.05.2009, исковые требования удовлетворены полностью.

Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 03.09.2009 Решение Арбитражного суда Архангельской области от 22.12.2008 и Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.05.2009 по делу № А05-10879/2008 отменены. Дело направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд Архангельской области.

В судебном заседании представители истца заявленное требование поддержали в полном объеме, пояснив, что настаивают на взыскании с ответчика 5379643 руб. 55 коп. вреда, причиненного водному объекту вследствие сброса сточных вод с повышенным содержанием загрязняющих веществ. При этом представители истца указали, что рассмотрели представленную ответчиком 11.11.2009 (вх.№3304) справку затрат на природоохранные мероприятия по улучшению нормативов ПДС и считают возможным зачесть сумму 146925 руб. 80 коп. В том числе: 49925 руб. 80 коп. затрат на регулярное проведение лабораторных исследований качества сточных вод, 22000 руб. 00 коп. затрат на чистку аэротенок в количестве трех штук глубинным насосом, 30000 руб. 00 коп. затрат, понесенных при замене настила над аэротенками, 45000 руб. 00 коп. затрат на вывоз
ила с иловых площадок. По мнению представителей истца, ответчик причинил вред водному объекту (р.Юрас) вследствие сброса сточных вод с повышенным содержанием загрязняющих веществ. Факт и вина ответчика в причинении вреда доказаны, размер вреда определен в соответствии с Методикой исчисления размера вреда, причиненного водным объектам вследствие нарушения водного законодательства, утвержденной приказом Министерства природных ресурсов Российской Федерации от 30.03.2007 № 71. По мнению представителей Управления, указанная в исковом заявлении проверка Общества проведена без превышения истцом полномочий, так как из справок Федерального государственного учреждения «Северное бассейновое управление по сохранению, воспроизводству водных биологических ресурсов и организации рыболовства» (далее - ФГУ «Севрыбвод») от 02.04.2007 №4-14/660, от 08.06.2007 №02/1215, от 20.11.2009 №03/4/2420 следует, что в реке Юрас обитает анадромный вид рыб: сиг.

Представители ответчика и третьего лица в судебном заседании заявили о превышении истцом полномочий при проведении проверки деятельности, так как река Юрас не является средой обитания анадромных и катадромных видов рыб.

В судебном заседании представитель третьего лица пояснил, что компетенцией по осуществлению проверок Общества по вопросу причиненного водному объекту (р.Юрас) обладает Комитет по экологии Архангельской области, а не истец, так как река Юрас не является средой обитания анадромных и катадромных видов рыб. В подтверждение указанного довода представитель третьего лица представил утвержденный 21.04.2005 ФГУ «Севрыбвод» и СевПИНРО Перечень водных объектов в рыбохозяйственном фонде в границах Архангельской области и Ненецкого автономного округа с анадромными, катадромными и осетровыми видами водных биоресурсов, справки ФГУ «Севрыбвод» от 30.07.2009 №05/1611, от 08.12.2009 №02/2544. Кроме этого, представитель третьего лица пояснил, что в Архангельской области расположены два водных объекта с одноименным названием «Юрас». В том
числе: являющаяся средой обитания анадромных видов рыб река Юрас (длина водотока 63 км) – приток реки Юла; а также указанная в исковом заявлении река Юрас, не являющаяся средой обитания анадромных видов рыб, (длина водотока 28 км, впадает в протоку Кузнечиха бассейна реки Северная Двина).

По мнению представителей ответчика, материалами дела доказан факт сброса в водный объект загрязняющих веществ, однако при этом не доказан факт причинения вреда водному объекту, не доказан размер ущерба и вина Общества в причинении ущерба.

Заслушав представителей сторон, третьего лица, ознакомившись с письменными доказательствами, суд приходит к следующему.

Из пояснений представителей сторон, материалов дела следует, что Общество принимает стоки от жилого сектора п.Уйма Приморского района Архангельской области, осуществляет деятельность по очистке сточных вод. Из письменных пояснений представителя ответчика следует, что эксплуатируемое Обществом оборудование очистных сооружений является старым (изношенным).

Из материалов дела следует, что Управлением в рамках государственного контроля и надзора за использованием и охраной водных объектов проведена плановая целевая проверка Общества на предмет соблюдения требований водоохранного законодательства.

По результатам проверки истцом составлен акт проверки соблюдения требований водоохранного законодательства Российской Федерации от 28.03.2008 №08-10/25-08.

В акте от 28.03.2008 №08-10/25-08 отражено, что ответчик в период с 05.02.2008 по 16.04.2008 осуществлял сброс производственных и хозбытовых сточных вод в реку Юрас с превышением установленных нормативов предельно-допустимых сбросов (ПДС).

Факт сброса ответчиком сточных вод с повышенным содержанием загрязняющих веществ в водный объект зафиксирован актом отбора проб воды № 079 от 16.04.2008. Пробы отобраны Центром лабораторного анализа и технических измерений по Архангельской области (аттестат аккредитации № РОСС RU.0001.511030 от 09.06.2005). По результатам отбора составлен протокол № 079 результатов анализа проб
воды (к акту отбора № 079 от 16.04.2008).

В результате проведенного анализа указанных контрольных проб установлено превышение установленных нормативов предельно-допустимых сбросов в водные объекты загрязняющих веществ, в том числе: по ионам аммония в 19,85 раз, нитрит-ионам – в 7 раз, фосфат-ионам – 3,63 раза, нефтепродуктам – в 1,4 раза.

Изложенное, по мнению Управления, свидетельствуют о невыполнении Обществом условий использования водного объекта, установленных Решением Департамента природных ресурсов Архангельской области от 29.01.2008 №19 «О предоставлении водного объекта в пользование» (на период с 05.02.2008 по 31.12.2009).

При таких обстоятельствах Управлением в отношении Общества был составлен протокол от 15.04.2008 № 08/42-08 об административном правонарушении, а впоследствии, на основании постановления от 30.04.2008 №08-42-08 о назначении административного наказания, Общество привлечено к административной ответственности за совершение административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена статьей 7.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в виде административного штрафа в размере 5 000 руб. Указанное Постановление о привлечении к административной ответственности Обществом не обжаловалось, в установленном законом порядке не отменено, недействительным (незаконным) не признано.

По мнению Управления, изложенные фактические обстоятельства (сброс ответчиком сточных вод с повышенным содержанием загрязняющих веществ), свидетельствуют о причинении Обществом вреда водному объекту – реке Юрас.

В связи с этим истец рассчитал вред, причиненный водным объектам, в сумме иска и обратился в Арбитражный суд Архангельской области с заявлением, рассматриваемым в настоящем деле.

Из материалов дела следует, что Общество осуществляет использование водного объекта: р.Юрас (бассейна р.Северная Двина) на основании решения Департамента природных ресурсов Архангельской области от 29.01.2008 №19 «О предоставлении водного объекта в пользование».

Из пунктов 3.1, 3.2 названного решения следует, что предоставленный в пользование ответчику водный
объект – р.Юрас расположен в городе Архангельске Архангельской области, является правым притоком протоки Кузнечиха (бассейн р.Северной Двины) и имеет длину водотока - 28 км.

Согласно сведениями, представленным в справочнике «Ресурсы поверхностных вод СССР» Гидрологическая изученность. Том 3, Северный край, Ленинград, 1965, в Архангельской области расположены два водных объекта с одноименным названием «Юрас». В том числе: 1) река Юрас (длинна водотока 63 км), являющаяся притоком реки Юла; 2) река Юрас (длина водотока 28 км), впадающая в протоку Кузнечиха бассейна реки Северная Двина.

Из материалов дела следует, что указанная в исковом заявлении река Юрас отнесена к рекам устьевой области реки Северная Двина. Площадь водосбора реки Юрас 201 кв. км. Река Юрас имеет длину 28 км и впадает в пр. Кузнечиха на 17 км от устья.

Река Юрас берет начало в болотистой местности к северу от пос. Уйма. На первых 5 километрах от истока река Юрас представляет собой небольшой лесной ручей. На 20 км от устья река Юрас наиболее близко подходит к реке Северная Двина, где соединяется с ней каналом. Река Юрас имеет: два правых притока - р.Ильматиха (на 9 км от устья), р.Яда (на 4,5 км от устья) и левый приток - р. Черная Курья (на 2 км от устья).

Из содержания Перечня водных объектов в рыбохозяйственном фонде в границах Архангельской области и Ненецкого автономного округа с анадромными, катадромными и осетровыми видами водных биоресурсов, утвержденного 21.04.2005 ФГУ «Севрыбвод» и СевПИНРО, следует, что указанная в исковом заявлении река Юрас (длина водотока 28 км), впадающая в протоку Кузнечиха бассейна реки Северная Двина, не отнесена к водным объектам с
анадромными, катадромными видами биологических ресурсов.

Река Юрас (приток реки Юла с длиной водотока 63 км), напротив, является средой обитания анадромных, катадромных видов рыб.

В представленных суду справках ФГУ «Севрыбвод» от 30.07.2009 №05/1611, от 08.12.2009 №02/2544 прямо указано, что река Юрас, впадающая в пр. Кузнечиха на 17 км от устья (длина водотока 28 км), не является средой обитания анадромных и катадромных видов рыб. Ихтеофауну указанной в исковом заявлении реки составляют: плотва, язь, белоглазка, щука, ерш.

Названный состав ихтеофауны реки, указанной в исковом заявлении, подтвержден также представленной истцом справкой ФГУ «Севрыбвод» от 20.11.2009 №03/4/2420.

Из справок ФГУ «Севрыбвод» от 02.04.2007 №4-14/660, от 20.11.2009 №03/4/2420 усматривается, что имеются случаи захода сига в спорную реку, однако указанный вид рыбы в ихтеофауну реки не входит.

Более того, в справке ФГУ «Севрыбвод» от 08.12.2009 №02/2544 отдельно указано, что за последние 20 лет наблюдений не зафиксировано случаев вылова сиговых и стерляди.

При этом из содержания справки ФГУ «Севрыбвод» от 08.06.2007 №02/1215 (с учетом справок ФГУ «Севрыбвод» от 20.11.2009 №03/4/2420, от 30.07.2009 №05/1611, от 08.12.2009 №02/2544, Перечня водных объектов в рыбохозяйственном фонде в границах Архангельской области и Ненецкого автономного округа с анадромными, катадромными и осетровыми видами водных биоресурсов, утвержденного 21.04.2005 ФГУ «Севрыбвод» и СевПИНРО) усматривается, что ФГУ «Севрыбвод» сообщает об отнесении к водным объектам, являющимися средой обитания анадромных и катадромных видов рыб, реки Юрас (длинной водотока 63 км), являющейся притоком реки Юла; а не спорной реки Юрас (длинной водотока 28 км), впадающей в протоку Кузнечиха бассейна реки Северная Двина.

Согласно пункту 2 статьи 36 Водного кодекса Российской Федерации государственный контроль и надзор за использованием и
охраной водных объектов осуществляются уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти (федеральный государственный контроль и надзор за использованием и охраной водных объектов) и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации (региональный государственный контроль и надзор за использованием и охраной водных объектов).

При этом в соответствии с пунктом 5.1.5 Положения о Федеральной службе по надзору в сфере природопользования, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 30.07.2004 № 400, Федеральная служба осуществляет контроль и надзор за использованием и охраной водных объектов (федеральный государственный контроль и надзор за использованием и охраной водных объектов);

Пунктом 3 статьи 36 Водного кодекса Российской Федерации установлено, что критерии отнесения объектов к объектам, подлежащим федеральному государственному контролю и надзору за использованием и охраной водных объектов и региональному государственному контролю и надзору за использованием и охраной водных объектов, определяются Правительством Российской Федерации. На основании указанных критериев федеральными органами исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации утверждаются перечни объектов, подлежащих соответственно федеральному государственному контролю и надзору за использованием и охраной водных объектов и региональному государственному контролю и надзору за использованием и охраной водных объектов.

Во исполнение указанных законоположений Постановлением Правительства Российской Федерации от 04.11.2006 № 640 утверждены критерии отнесения объектов к объектам, подлежащим федеральному государственному контролю и надзору за использованием и охраной водных объектов и региональному государственному контролю и надзору за использованием и охраной водных объектов, приказом Министерства природных ресурсов Российской Федерации от 18.12.2006 № 288, Постановлением администрации Архангельской области от 17.09.2007 №163-па утверждены перечни объектов, подлежащих федеральному государственному контролю и надзору за использованием и охраной водных объектов, а также региональному государственному
контролю и надзору за использованием и охраной водных объектов.

По результатам анализа указанных правовых норм и норм, содержащихся в Постановлении Правительства Российской Федерации от 04.11.2006 № 640 и приказе Министерства природных ресурсов Российской Федерации от 18.12.2006 № 288, постановлении администрации Архангельской области от 17.09.2007 №163-па, суд приходит к выводу о том, что Управление при проведении внеплановой проверки ответчика на предмет соблюдения Обществом водного законодательства Российской Федерации превысило свои полномочия, поскольку указанная в исковом заявлении река Юрас не относится к объектам, подлежащим федеральному государственному контролю.

При таких обстоятельствах исковые требования Управления удовлетворению не подлежат.

Расходы по уплате государственной пошлины в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отнесению на истца, который освобожден от ее уплаты в силу положений подпункта 1.1 пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации.

При этом суд считает необходимым указать на то, что согласно Конституции Российской Федерации природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории (часть 1 статьи 9 Конституции Российской Федерации).

В постановлениях от 14.05.2009 №8-П, от 10.11.2009 №17-П Конституционный Суд Российской Федерации сформулировал правовую позицию о том, что приведенное конституционное положение в единстве с провозглашенными в преамбуле Конституции Российской Федерации целью обеспечения благополучия нынешнего и будущих поколений и ответственностью перед ними определяют взаимообусловленность закрепленных Конституцией Российской Федерации права каждого на благоприятную окружающую среду (статья 42 Конституции Российской Федерации) и обязанности сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам (статья 58 Конституции Российской Федерации), выражая тем самым один из основных принципов правового регулирования отношений в сфере
охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности - принцип приоритета публичных интересов.

При этом к числу конституционно признаваемых и защищаемых прав и свобод человека и гражданина относятся право на охрану здоровья, а также право на благоприятную окружающую среду и на возмещение ущерба, причиненного здоровью или имуществу граждан экологическим правонарушением (статьи 41 и 42 Конституции Российской Федерации), которым корреспондирует обязанность государства обеспечить экологическое благополучие путем охраны окружающей среды, предотвращения экологически опасной деятельности.

Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 14.05.2009 №8-П указал, что конституционная обязанность сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам, которая является частью обеспечительного механизма реализации конституционного права каждого на благоприятную окружающую среду и других экологических прав и при этом распространяется как на граждан, так и на юридические лица, предопределяет и их ответственность за состояние экологии. Поскольку эксплуатация природных ресурсов, их вовлечение в хозяйственный оборот наносят ущерб окружающей среде, в условиях рыночной экономики общественные (публичные) издержки на осуществление государством мероприятий по ее восстановлению должны покрываться, прежде всего, за счет субъектов хозяйственной и иной деятельности, оказывающей вредное воздействие на окружающую природную среду. Публичная власть, также несущая конституционную ответственность за сохранение природы и окружающей среды, в свою очередь, обязана принимать профилактические (превентивные) меры, направленные на сдерживание загрязнения окружающей среды, предупреждение и минимизацию экологических рисков.

Федеральный закон «Об охране окружающей среды», регулирующий отношения в сфере взаимодействия общества и природы, в числе принципов, на которых должна осуществляться деятельность органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, юридических и физических лиц, оказывающая воздействие на окружающую среду, называет соблюдение права человека на благоприятную окружающую среду, научно обоснованное сочетание экологических, экономических и социальных интересов человека, общества и государства в целях обеспечения устойчивого развития и благоприятной окружающей среды, а также платность природопользования и возмещение вреда окружающей среде (статья 3), что предполагает взимание так называемых экологических платежей, устанавливаемых в зависимости от вида, объема и интенсивности вредного воздействия на окружающую среду.

Анализируя правовую природу платежей за негативное воздействие на окружающую среду, Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 10.12.2002 года №284-О пришел к выводу, что эти платежи, как необходимое условие получения юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями права осуществлять хозяйственную и иную деятельность, оказывающую негативное воздействие на окружающую среду, являются обязательными публично-правовыми платежами (в рамках финансово-правовых отношений) за осуществление государством мероприятий по охране окружающей среды и ее восстановлению от последствий хозяйственной и иной деятельности, оказывающей негативное влияние на нее в пределах установленных государством нормативов такого допустимого воздействия; они носят индивидуально-возмездный и компенсационный характер и по своей правовой природе не являются налогом.

Внесение экологических платежей - в силу того, что оно связано с необходимостью возмещения вреда окружающей среде, - обязательно, по общему правилу, для всех лиц, деятельность которых оказывает на окружающую среду негативное воздействие. Конституционно-правовую основу таких платежей составляет прежде всего статья 58 Конституции Российской Федерации в ее взаимосвязи со статьей 57 Конституции Российской Федерации, поскольку целью их установления как одного из способов экономико-правового регулирования охраны окружающей среды, направленного на обеспечение конституционного права каждого на благоприятную окружающую среду, является не столько фискальный интерес государства в наполнении казны, сколько сохранение природы и обеспечение экологической безопасности.

Исходя из этого, Федеральный закон «Об охране окружающей среды» допускает в качестве метода экономического регулирования в области охраны окружающей среды предоставление налоговых и иных льгот при внедрении наилучших технологий, нетрадиционных видов энергии, использовании вторичных ресурсов и переработке отходов, а также при осуществлении иных эффективных мер по охране окружающей среды в соответствии с законодательством Российской Федерации (абзац девятый статьи 14), а Федеральный закон от 24 июня 1998 года №89-ФЗ «Об отходах производства и потребления» предусматривает экономическое стимулирование деятельности в области обращения с отходами, в том числе посредством понижения размера платы за размещение отходов при внедрении технологий, обеспечивающих уменьшение их количества (статья 24). Такой подход федерального законодателя отвечает требованиям социально ориентированной рыночной экономики и соответствует целям Российской Федерации как правового социального государства, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека (статьи 1 (часть 1) и 7 (часть 1) Конституции Российской Федерации).

Ни один хозяйствующий субъект, в том числе Общество, осуществляющее пользование водным объектом, не вправе производить выбросы вредных веществ, превышающие ПДС или разрешенные лимитами пределы (в случае установления ему лимитов). При осуществлении деятельности, связанной с негативным воздействием на окружающую природную среду, хозяйствующие субъекты производят соответствующие экологические платежи, направляемые, соответствующими органами государственной власти на мероприятия по восстановлению экологического благополучия.

Общество, допустившее в водный объект сброс с превышением предельно допустимых нормативов ПДС (без оформления в установленном законодательством порядке лимита), не только фактически ухудшило экологическое состояние водного объекта вредными веществами, но при этом и не уплатило соответствующих экологических платежей, подлежащих направлению на восстановление экологического благополучия.

В этом случае причиненное хозяйствующим субъектом негативное влияние, то есть загрязнение водного объекта (вред), происходит без внесения денежных средств на восстановление от последствий хозяйственной и иной деятельности, оказывающей на нее в пределах установленных государством нормативов такого допустимого воздействия.

С учетом изложенной правовой позиции Конституционного Суда Российского Федерации, суд не соглашается с доводом ответчика о том, что Общество, допустившее сброс в водный объект загрязняющих веществ в объемах, превышающих предельные нормативы ПДС (без установленных лимитов) могло и не причинить вред водному объекту.

С учетом этого, утверждение о том, что в действиях Общества - причинении вреда водному объекту отсутствует вина, суд расценивает как ошибочные, так как в силу статей 42, 58 Конституции Российской Федерации на Общество возложена безусловная обязанность сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам, уважительно относиться к праву граждан на благоприятную окружающую среду, к благополучию нынешнего и будущих поколений, а также обязанность нести ответственность перед ними.

В рассматриваемом случае Обществом допущен сброс вредных веществ, с превышением ПДС (без оформления в установленном законодательством порядке лимита), и не компенсированный в установленном порядке.

Действующим законодательством в качестве одной из компенсационных мер предусмотрена возможность соответствующего государственного органа (в рамках его компетенции) взыскать с хозяйствующего субъекта - причинителя вреда соответствующую сумму ущерба в порядке статей 15, 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При этом изношенность используемого Обществом оборудования, нехватка денежных средств, неблагополучное экологическое положение водного объекта не могут служить основанием для производства сброса вредных веществ с превышением установленных нормативов ПДС (пределов лимитов (после их установления)).

Факт сброса ответчиком сточных вод с повышенным содержанием загрязняющих веществ в водный объект зафиксирован в ходе производственного контроля Общества актом отбора проб воды № 079 от 16.04.2008. Пробы отобраны Центром лабораторного анализа и технических измерений по Архангельской области, прошедшим необходимую аттестацию. По результатам отбора составлен протокол № 079 результатов анализа проб воды (к акту отбора № 079 от 16.04.2008) подписанный работником Общества. При этом Общество результаты отбора проб воды не оспорило и не опровергло.

Для определения самого факта причинения вреда водному объекту государственный орган не должен учитывать фоновое загрязнение реки, так как для определения факта причинения вреда водному объекту достаточно факта неправомерного превышения предельно допустимых (установленных) нормативов загрязнения. При этом каждый природопользователь несет индивидуальную ответственность за загрязнение окружающей природной среды и соответствующую индивидуально-возмездную обязанность по восстановлению окружающей среды и возмещению причиненного ущерба.

В то же время, размер причиненного вреда подлежит определению в порядке, установленной Методикой исчисления размера вреда, причиненного водным объектам вследствие нарушения водного законодательства, утвержденной приказом Министерства природных ресурсов Российской Федерации от 30.03.2007 № 71 (далее - Методика).

При расчете размера причиненного вреда Управление исходило из того, что Общество осуществляло сброс в реку Юрас производственных и хозяйственно-бытовых сточных вод с превышением загрязняющих веществ в период с 05.02.2008 по 16.04.2008. Согласно пункту 11 Методики, исчисление размера вреда, причиненного водному объекту сбросом вредных веществ в составе сточных вод, производится по формуле №1, где предусмотрен коэффициент, учитывающий длительность негативного воздействия вредных веществ на водный объект при непринятии мер по его ликвидации.

Согласно таблице 2 приложения 1 к Методике, время непринятия мер по ликвидации загрязнения водного объекта рассчитывается как разница между временем начала ликвидации загрязнения и временем окончания сброса вредных (загрязняющих) веществ.

Истцом произведен расчет размера вреда за период с 05.02.2008 по 16.04.2008 на основании протоколов исследования проб сточных вод от 05.02.2008 и от 16.04.2008. Таким образом, документально подтверждено, что сброс сточных вод с превышением предельно допустимых нормативов ПДС прекращен 16.04.2008.

Других сведений, соответствующих документов, свидетельствующих о прекращении Обществом противоправных сбросов в иной срок (до 16.04.2008) Общество суду не представило. При этом Общество обязано вести наблюдения за производимыми им сбросами вредных веществ, информировать соответствующие государственные органы об авариях и иных чрезвычайных обстоятельствах на водном объекте) (условия п.2.3 решения Департамента природных ресурсов Архангельской области от 29.01.2008 №19 «О предоставлении водного объекта в пользование».

В связи с этим, при расчете размера вреда Управлением правомерно применено максимальное значение коэффициента, учитывающего длительность негативного воздействия, так как из материалов дела (анализов сточных вод, подтверждающих повышенную концентрацию загрязняющих веществ в сбрасываемых сточных водах) свидетельствует о непринятии мер по ликвидации сброса сточных вод с превышением установленных нормативов течение 1728 часов - всего указанного периода (с 05.02.2008 по 16.04.2008).

При определении значений коэффициентов, учитывающих природно-климатические и экологические факторы, Управление правомерно использовало таблицы 1 и 3 приложения 1 к Методике.

При расчете средних значений концентраций загрязняющих веществ в сточных водах истец правомерно исходило из норм пункта 22 Методики. Средняя фактическая за период сброса концентрация вредного (загрязняющего) вещества в сточных водах, определяемая по результатам анализов аттестованной и (или) аккредитованной лаборатории как средняя арифметическая из общего количества результатов анализов за период времени. При этом продолжительность сброса сточных вод с повышенным содержанием вредных (загрязняющих) веществ определена с момента обнаружения сброса до его прекращения.

В рассматриваемом случае факт наличия сброса обнаружен 05.02.2008. При этом действующее законодательства не устанавливает правила о том, что сброс должен быть обнаружен исключительно непосредственно органом, осуществляющим контрольно-надзорные функции.

При этом момент окончания сброса с превышением установленных нормативов также подлежит фиксации результатами анализа сточных вод, из которого следует, что концентрации загрязняющих веществ не превышают предельных (установленных) норм.

Управление при расчете вреда среднюю фактическую за период сброса концентрацию загрязняющих веществ определяло без учета значений анализов сточных вод, которые не превышающих установленные нормативы.

Согласно пункту 22 Методики средняя фактическая концентрация загрязняющих веществ за период сброса определяется по результатам анализов аттестованной и (или) аккредитованной лаборатории.

Проанализировав материалы дела, «Дополнительные пояснения Управления к правовому обоснованию исковых требований …» от 08.12.2009, суд приходит к выводу о том, что размер причиненного водному объекту ущерба истец исчислил в соответствии с требованиями Методики. При этом расчеты истца, по мнении суда, не противоречат требованиям ГОСТ Р 51592-2000.

Расчет размера причиненного вреда произведен в соответствии с Методикой с применением всех необходимым коэффициентов. В том числе судом проверена правомерность применения коэффициентов, учитывающих экологические и природно-климатические факторы, неправильном определении средней фактической за период сброса концентрации вредного (загрязняющего) вещества.

С учетом изложенного суд считает доказанными факт причинения вреда водному объекту, противоправность поведения причинителя вреда, вину причинителя вреда, причинно-следственную связь между действиями причинителя вреда и наступившими последствиями, а также размер причиненного вреда.

Необходимо отметить, что в соответствии с пунктом 14 Методики в случае выполнения мероприятий (строительство и/или реконструкция очистных сооружений, систем оборотного и повторного водоснабжения) по предупреждению сверхнормативного или сверхлимитного (при его наличии) сброса вредных (загрязняющих) веществ размер вреда, исчисленный в соответствии с пунктом 11 настоящей Методики, подлежит уменьшению на величину фактических затрат (документально подтвержденных) на выполнение указанных мероприятий в текущем году, осуществленных на момент исчисления размера вреда.

Арбитражный суд, руководствуясь статьями 106, 110, 167-170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

Решил:

В удовлетворении иска отказать.

Настоящее Решение может быть обжаловано в Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд путем подачи апелляционной жалобы через Арбитражный суд Архангельской области в срок, не превышающий одного месяца со дня его принятия.

Судья *.*. Никитин