Судебная практика

Решение от 24 декабря 2009 года № А41-15741/2006. По делу А41-15741/2006. Московская область.

Решение

«24» декабря 2009г. Дело № А41-15741/06

Резолютивная часть решения объявлена «17» декабря 2009г.

Решение изготовлено в полном объеме «24» декабря 2009г.

Арбитражный суд Московской области в составе:

судьи Соловьева *.*.

протокол судебного заседания вел судья Соловьев *.*.

рассмотрел в судебном заседании дело по иску (заявлению)

ГУП ПЭО «Байконурэнерго» г. Байконур

к ИФНС России по городу и космодрому Байконур

третье лицо: Администрация г. Байконур

о признании недействительным ненормативного правового акта

при участии в заседании:

от заявителя: Гущина *.*. (доверенность от 02.09.2008г. № 3916); Бордычевский *.*. (доверенность от 04.09.2008г. № 3962); Панасюк *.*. (доверенность от 02.09.2008г. № 3914), Перова *.*. (доверенность от 23.06.2008г. № 2832), Пешеходов *.*. (доверенность от 04.09.2008г. № 3963);

от заинтересованного лица: Тимощук
*.*. (доверенность от 24.06.2009г. № 03-09/0432), Авдеева *.*. (доверенность от 09.12.2008г. № 04-04/0974);

от третьего лица: не явился, уведомлен.

Установил:

ГУП ПЭО «Байконурэнерго» г. Байконур обратилось в Арбитражный суд Московской области с заявлением (с учетом уточнения размера исковых требований, принятого судом в порядке ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) к ИФНС России по городу и космодрому Байконур о признании недействительным решения от 02.05.2006г. № 147 о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения в части:

привлечения к налоговой ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ за неполную уплату налогов в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога в виде взыскания штрафа в размере 20% от неуплаченных сумм налогов в размере 6 817 510 руб. 89 коп., в том числе:

по налогу на прибыль за 2003 г. в размере 3 502 405 руб. 60 коп.

по налогу на добавленную стоимость в размере 3 315 105 руб. 29 коп.;

доначисления сумм налогов:

налог на прибыль организаций в сумме 50 298 877 руб., в том числе:

за 2001 г. в размере 4 470 845 руб.

за 2002 г. в размере 28 316 004 руб.

за 2003 г в размере 17 512 028 руб.

и соответствующий размер пени;

налог на добавленную стоимость в размере 48 466 028 руб. 38 коп., в том числе:

за 2001 г. – 15 289 965 руб. 96 коп.;

за 2002 г. – 16 600 536 руб. 03 коп.;

за 2003 г. – 16 575 526 руб. 39 коп.;

и пени в размере 29 037 141 руб. 98 коп.;

налог на имущество организаций за 2002 год в сумме 56 руб. 02 коп., и
пени в размере 26 руб. 26 коп.;

предложения уплатить налог на пользователей автомобильных дорог в размере 602 327 руб. 50 коп. и пени в сумме 40 821 руб. 21 коп.

В судебном заседании представители ГУП ПЭО «Байконурэнерго» г. Байконур поддержали уточненные требования по основаниям, изложенным в заявлении.

Представители налогового органа в судебное заседание явились, с заявленными требованиями не согласны, в их удовлетворении просят отказать.

Представитель третьего лица надлежащим образом извещен о времени и месте судебного заседания, в суд не явился и не обеспечил явки своего представителя в судебное заседание. Дело рассматривается в порядке ст.ст. 123, 156 АПК РФ в отсутствие надлежаще извещенного представителя третьего лица.

Из материалов дела следует:

ГУП ПЭО «Байконурэнерго» г. Байконур состоит на налоговом учете в ИФНС России по городу и космодрому Байконур, ИНН 9901000235.

В соответствии со ст. 89 НК РФ проведена выездная налоговая проверка ГУП ПЭО «Байконурэнерго» г. Байконур по вопросам соблюдения законодательства о налогах и сборах, правильности исчисления и перечисления следующих налогов и сборов: налога на прибыль, налога на добавленную стоимость, налога на пользователей автомобильных дорог, сбора на содержание муниципальной милиции, благоустройство территории города, налога на имущество, налога с продаж, налога на землю, налога на рекламу, налога с владельцев транспортных средств, а также соблюдения валютного законодательства Российской Федерации за период с 01.01.2001 г. по 31.12.2003 г.,

По результатам выездной налоговой проверки Инспекцией составлен акт выездной налоговой проверки от 24.03.2006 г. № 10-01/6 дсп.

Решением ИФНС России по городу и космодрому Байконур от 02.05.2006. № 147 ГУП ПЭО «Байконурэнерго» привлечено к налоговой ответственности:

по п. 1 ст. 122 НК РФ за неполную уплату сумм налога
в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога в виде штрафа в размере 20% от неуплаченных сумм налогов всего в размере 6 817 511,89 руб., в том числе:

по налогу на прибыль за 2003 г. – 3.502.406,60 руб.;

по налогу на добавленную стоимость за 2003 г. – 3.315.105,29 руб.

по п. 2 ст. 120 НК РФ за грубое нарушение организацией правил учета доходов и расходов, объектов налогообложения, если эти деяния совершены в течение более одного налогового периода, в виде взыскания штрафа в размере 15 000 руб.;

по п. 1 ст. 126 НК РФ за непредставление налоговому органу документов и иных сведений, предусмотренных НК РФ и иными актами законодательства о налогах и сборах в виде взыскания штрафа в общей сумме 3 800 руб.;

Также указанным Решением заявителю доначислены налоги:

налог на прибыль в размере 50 350 233 руб.;

налог на добавленную стоимость в размере 48 466 028,38 руб.;

налог на имущество организаций в размере 56,02 руб.;

налог с владельцев автотранспортных средств в размере 10 992 руб.;

транспортный налог в размере 767,50 руб.;

налог на пользователей автомобильных дорог за 2002 г. в размере 2 719 047, 93 руб.

Не согласившись с Решением налогового органа от 02.05.2006г. № 147 о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения в оспариваемой части, организация обратилась в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Исследовав материалы дела в полном объеме, оценив позиции сторон, суд считает, что требования заявителя подлежат удовлетворению по следующим основаниям:

В соответствии со ст. 108 НК РФ никто не может быть привлечен к ответственности за совершение налогового правонарушения иначе, как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены
настоящим Кодексом. Согласно ст. 109 НК РФ лицо не может быть привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения при отсутствии события налогового правонарушения.

Согласно правилам доказывания, установленным ч. 1 ст. 65, ч. 5 ст. 200 АПК РФ, каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами оспариваемых актов, возлагается на соответствующий орган.

Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в пункте 29 Постановления от 28.01.2001 г. № 5 разъяснил, что суд обязан принять и оценить документы и иные доказательства, представленные налогоплательщиком в обоснование своих возражений по акту выездной налоговой проверки независимо от того, представлялись ли эти документы налогоплательщиком налоговому органу в сроки.

Из текста оспариваемого решения следует, что одним из оснований для вынесения данного решения в части явился вывод налогового органа о том, что ГУП ПЭО «Байконурэнерго» допустило уменьшение выручки от реализации электроэнергии населению на сумму 14 143 909 руб. за 2003г. В обоснование своей позиции налоговый орган ссылается на то, что заявителем занижены доходы от реализации товаров (работ, услуг) и имущественных прав за 2003 г. на сумму 14.143.909 руб.

Также налоговый орган ссылается на то, что проверкой установлено, что заявитель в декабре 2003 г. уменьшил выручку на сумму 16 972 692 руб. (с учетом НДС) за проданную населению г. Байконур, п. Тюра-Там и п. Акай электроэнергию.

По мнению налогового органа, заявителем допущено нарушение правил учета доходов и расходов и объектов налогообложения, выразившееся в неправильном отражении на счетах бухгалтерского учета и в отчетности хозяйственных операций, т.е. ст.ст. 248,
249 НК РФ.

Данный вывод налоговый орган сделал на том основании, что предприятием в 2003 г. в бухгалтерском учете сделана исправительная запись «Д 62 - К 90 сторно» на сумму 16 972 692 руб.

Следовательно, по мнению налогового органа, сумма сторнировочной записи 16 972 692 руб. представляет собой технологические потери, которые образуются во внутридомовых электросетях, и в таком случае, выручка от реализации не может уменьшаться на величину расходов, в частности, технологических потерь.

Данный довод налогового органа судом признается несостоятельным по следующим основаниям.

В судебном заседании установлено и материалами дела подтверждено, что ГУП ПЭО «Байконурэнерго» реализует электроэнергию потребителям на комплексе «Байконур». Расчеты за реализованную электроэнергию с предприятиями и организациями производятся на основании показаний счетчиков, с населением при отсутствии приборов учета – на основании норм потребления, установленных РЭК г. Байконур в 1999 г., при этом нормы до 2003 г. не изменялись.

Учет реализованной потребителям электроэнергии ведет подразделение ГУП ПЭО «Байконурэнерго» - «Энергосбыт». По справке о потреблении электрической энергии, начисленной населению на основании лицевых счетов за 2003 год, предоставленной абонентским отделом реализованная населению электроэнергия составила 45 725 532 кВтч, что подтверждается книгой учета электроэнергии и выставленными потребителям счетами.

К бухгалтерскому учету принимается только то количество реализованной электроэнергии, которое получило свое отражение в счетах, выставленных потребителям электроэнергии, и доходы от реализации которой соответствуют требованиями ПБУ № 9/99, а именно направлены на получение экономической выгоды.

При составлении баланса электрической энергии за 2003 год и распределения полезного отпуска по потребителям по стр. 6 и 8 раздела 2 Отчета по отпуску электрической энергии за 2003 г. ошибочно ставилась вся оставшаяся электроэнергия (за вычетом промышленных
и непромышленных потребителей, в/ч и транзита и т.д.), а именно 62 520 944 кВтч (т. 2 л.д. 40-41).

При проведении инвентаризации расчетов с абонентами выявилась разница в количестве 16 795 412 кВтч между отпущенной электроэнергией и показанной в балансе по электроэнергии как полезный отпуск населению г. Байконура, п. Тюра-Там и п. Акай.

В отчете о реализации электроэнергии за 2003 г., утвержденном руководителем предприятия, показана фактически реализованная электроэнергия населению в количестве 45 725 532 кВтч.

В 2003 г. заявителем была сделана исправительная запись «Д 62 - К 90 сторно» на сумму 16 972 692 руб., что соответствует 16 795 412 кВтч неотгруженной электроэнергии.

По мнению налогоплательщика, указанная запись сделана правомерно, поскольку в результате этих операций предприятие не получает экономической выгод.

Сумма 14 143 909 руб. (16 972 692 руб.- 20% НДС 2 828 783 руб. = 14 143 909 руб.), составляющая стоимость этой 16 795 412 кВтч неотгруженной электроэнергии, не включена в налоговую базу правомерно, т.к. не является доходом от реализации, поскольку не произошла передача права собственности на данное количество кВтч электроэнергии от предприятия к потребителю электроэнергии.

В соответствии с ч. 1 ст. 38, п. 1 ст. 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль для Заявителя признается полученная прибыль, т.е. полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, определяемых в соответствии с НК РФ.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 248 НК РФ к доходам с организаций, в частности, относятся доходы от реализации товаров (работ, услуг) и имущественных прав.

Статья 249 НК РФ устанавливает, что доходом от реализации для целей налогообложения признаются выручка от реализации товаров (работ, услуг)
как собственного производства, так и ранее приобретенных, выручка от реализации имущества (включая ценные бумаги) и имущественных прав. Выручка от реализации определяется исходя из всех поступлений, связанных с расчетами за реализованные товары (работы, услуги), иное имущество либо имущественные права и выраженных в денежной и (или) натуральной формах.

Как следует из п.1 ст. 39 НК РФ, реализацией товаров, работ или услуг организацией или индивидуальным предпринимателем признается соответственно передача на возмездной основе (в том числе обмен товарами, работами или услугами) права собственности на товары, результатов выполненных работ, услуг одним лицом для другого лица.

Доходы определяются на основании первичных документов и документов налогового учета.

ПБУ «Доходы организации» № 9/99, утвержденное приказом Минфина РФ от 6 мая 1999 г. № 32н в редакции, действовавшей в проверяемый период, в свою очередь, предусматривает в п. 2 гл. 1, что доходами организации признается увеличение экономических выгод в результате поступления активов (денежных средств, иного имущества) и (или) погашения обязательств, приводящее к увеличению капитала этой организации. Доходами от обычных видов деятельности является выручка от продажи продукции и товаров, поступления, связанные с выполнением работ, оказанием услуг (п. 5).

В соответствии со ст. 539 ГК РФ по договору энергоснабжения энергоснабжающая организация обязуется подавать абоненту (потребителю) через присоединенную сеть энергию, а абонент обязуется оплачивать принятую энергию, а также соблюдать предусмотренный договором режим ее потребления, обеспечивать безопасность эксплуатации находящихся в его ведении энергетических сетей и исправность используемых им приборов и оборудования, связанного с потреблением энергии.

Согласно п. 1 ст. 541 ГК РФ количество поданной энергоснабжающей организацией и использованной абонентом энергии определяется в соответствии с данными учета о ее фактическом
потреблении.

Статья 544 ГК РФ предусматривает, что оплата энергии производится за фактически принятое абонентом количество энергии в соответствии с данными учета, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или соглашением сторон.

Постановлением Правительства РФ от 2 августа 1999 г. № 887 «О совершенствовании системы оплаты жилья и коммунальных услуг и мерах по социальной защите населения» (с изменениями от 1 июля 2002 г.) в п. 8 органам местного самоуправления в условиях проведения жилищно-коммунальной реформы предоставлено право утверждать нормативы потребления жилищно-коммунальных услуг.

Суд принимает во внимание, что нормативы потребления для населения г. Байконур при отсутствии приборов учета для целей расчетов такого населения с энергоснабжающей организацией были установлены Постановлением РЭК г. Байконур от 14.09.1999 г. № 80-эк «Об утверждении нормативов потребления электроэнергии для населения при отсутствии приборов учета» (т. 21 л.д. 68-69) - органом, в компетенцию которого входило рассмотрение вопросов установления тарифов и порядка расчетов за электроэнергию.

Учитывая вышеизложенное, суд считает, что заявителем правомерно принималось к учету реализованной электроэнергии только то количество электроэнергии, которое получило свое отражение в счетах, выставленных потребителям электроэнергии по приборам учета и нормативам потребления для населения, установленным РЭК г. Байконур, поскольку доходы, полученные от реализации данной электроэнергии, соответствуют требованиями ст. ст. 39, 248 НК РФ, ПБУ № 9/99, а именно направлены на получение экономической выгоды.

Кроме того, заявителем в материалы дела представлены лицевые карточки (счета) абонентов, подтверждающие количество реализованной электроэнергии населению в количестве 45 725 532 кВтч на сумму 339 336 555 руб.

В связи с этим вывод налогового органа о занижении налогооблагаемой базы по налогу на прибыль за 2003 г. на сумму 14
143 909 руб. является необоснованным.

В своем решении налоговый орган указывает на то, что налогоплательщик при списании отклонений в стоимости мазута на счета учета затрат:

в 2001 г. завысил сумму списания в размере 182 487, 40 руб. (п. 1.2.1), чем соответственно уменьшил расчетную сумму налогооблагаемой базы при исчислении налога на прибыль;

в 2002 г. занизил сумму списания в размере 183 094, 69 руб., чем в результате завысил налогооблагаемую базу по налогу на прибыль (п. 1.3.1.1);

в 2003 г. завысил сумму списания в размере 1 243 426, 52 руб., чем занизил объект налогообложения по налогу на прибыль в размере 1 243 426, 52 руб. (п. 1.3.2.1).

Кроме того, налоговый орган сделал вывод о неправильном отражении остатков имущества на отчетную дату при списании отклонений в стоимости мазута на счета учета затрат и доначислил налогоплательщику налог на имущество организаций за 2001 г. в размере 56,02 руб. (п. 5 решения), начислил пени в сумме 26,26 руб. и включил сумму доначисленного налога на имущество в сумме 56,02 руб. в состав операционных расходов за 2001 г. (пп. «б» п. 1.4.1.2 решения).

Данные доводы налогового органа судом признаются несостоятельными по следующим основаниям.

В судебном заседании установлено, что в связи с отсутствием у ГУП ПЭО «Байконурэнерго» расчетных документов в момент принятия на бухгалтерский учет мазута налогоплательщик использует учетные цены, что отражено в учетной политике организации, утвержденной приказами от 28.12.2000 г. № 467, от 20.12.2001 г. № 425, от 31.12.2002 г. № 401.

Согласно Инструкции по применению плана счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций, утвержденной Приказом Минфина РФ от 31.10.2000 г. № 94н, разница в стоимости мазута между фактической ценой приобретения и учетной ценой является отклонением в стоимости мазута и списывается на счета учета затрат на производство согласно расчету.

Методика расчета установлена Методическими указаниями по бухгалтерскому учету материально-производственных запасов, утвержденными Приказом Минфина РФ от 28 декабря 2001 г. № 119н, которыми и руководствовался Заявитель.

Согласно п. 87 Методических указаний списание отклонений в стоимости материалов или транспортно-заготовительных расходов по отдельным видам или группам материалов производится пропорционально учетной стоимости материалов, исходя из отношения суммы остатка величины отклонения или транспортно-заготовительных расходов на начало месяца (отчетного периода) и текущих отклонений или транспортно-заготовительных расходов за месяц (отчетный период) к сумме остатка материалов на начало месяца (отчетного периода) и поступивших материалов в течение месяца (отчетного периода) по учетной стоимости. Полученное в результате значение, умноженное на 100, дает процент, который следует использовать при списании отклонения или транспортно-заготовительных расходов на увеличение (удорожание) учетной стоимости, израсходованных материалов.

Условный расчет распределения отклонений и транспортно-заготовительных расходов приведен в приложении 3 к названным Методическим указаниям. В данном расчете списание отклонения на счет основного производства производится пропорционально стоимости материалов, списанных на основное производство (п. 5).

Данные правила также отражены в учетной политике заявителя, утвержденной приказами № 467 от 28.12.2000 г. (т.2 л.д. 50, т. 14 л.д. 74-76), № 425 от 20.12.2001 г. (т. 14 л.д. 77-81), № 401 от 31.12.2002 г., и которые предусматривают, что отклонения в стоимости мазута, отраженные на счете 16, списываются пропорционально мазуту, израсходованному на производственные цели.

В результате применения данной методики при расчете суммы отклонений стоимости мазута заявителем получены и списаны следующие суммы: в 2001 г. – 29 461 179 руб., в 2002 г. – 56 158 031, 46 руб., в 2003 г. – 67 968 724, 15 руб. (т. 2 л.д. 52-54).

Как следует из материалов выездной налоговой проверки, при вынесении решения налоговым органом был сделан расчет отклонений стоимости мазута, результаты которого не совпадают с расчетом предприятия.

Заявитель в судебном заседании пояснил, что при расчете отклонений, сделанным налоговым органом, данные были взяты из главной книги, где показатели отражаются свернуто, а не из регистров аналитического учета, и, кроме того, не учитывался тот факт, что мазут списывался не только на производство, но и на другие цели, поэтому и отклонения стоимости мазута также должны списываться не только на счета учета затрат на производство, но и на другие цели.

При расчете отклонений заявитель использовал данные регистров аналитического учета топлива – ежемесячные акты о движении и остатках топлива, ведомости учета топлива и отклонений в учете топлива, бухгалтерские справки.

В ходе судебного разбирательства налогоплательщиком повторно по требованию суда произведен расчет отклонений стоимости мазута, который подтвердил сумму списанных отклонений, включенных в состав расходов предприятия, уменьшающих налогооблагаемую базу.

Суд принимает расчет отклонений стоимости мазута налогоплательщика, так как он нормативно обоснован и документально подтвержден; расчет налогового органа суд считает ошибочным.

Суд также учитывает то обстоятельство, что расчет отклонений стоимости мазута в 2003 г. и доводы налогового органа, послужившие основанием для доначисления налога на прибыль, были предметом рассмотрения Арбитражным судом г. Москвы по делу № А40-38316/07-142-223 по заявлению ГУП «ПЭО «Байконурэнерго» о признании недействительным решения УФНС России по Московской области от 02 мая 2007 г. № 11 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения по материалам повторной выездной налоговой проверки заявителя за период 2003 г. Вступившим в законную силу Решением Арбитражного суда г. Москвы от 04.04.2008 г. по делу № А40-38316/07-142-223 пункт 2.2.2 решения признан недействительным (т. 26 л.д. 4-33).

Учитывая вышеизложенные, суд считает, что Решение налогового органа в части исчисления налога на прибыль организаций по эпизоду списания отклонений в стоимости мазута на счета учета затрат в 2001, 2002, 2003 г.г., налога на имущество организаций за 2001 г. в размере 56,02 руб. пени в размере 26 руб. 26 коп. и в части доводов о занижении налогооблагаемой базы по налогу на прибыль вследствие невключения в состав операционных расходов за 2001 г. суммы доначисленного налога на имущество в сумме 56,02 руб. недействительным.

Из текста оспариваемого решения следует, заявитель занизил налогооблагаемую базу по налогу на прибыль в 2001 г. на сумму расходов на содержание РЭК в размере 1 682 030 руб. (п. 1.2.2 решения).

По мнению налогового органа, включение налогоплательщиком расходов на содержание РЭК в состав затрат, связанных с производством и реализацией товаров (работ, услуг), включаемых в себестоимость, необоснованно, поскольку указанные расходы являются целевым финансированием, а включение в состав затрат целевого финансирования на содержание самостоятельного юридического лица Постановлением Правительства РФ от 05.08.1992 г. № 552 не предусмотрено.

Кроме того, в обоснование своей позиции налоговый орган ссылается на то, что расходы на финансирование РЭК в 2001 г. не должны включаться в состав затрат, поскольку определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 19 июня 2001 г. № КАС 01-208 признаны недействительными и не подлежащими применению со дня издания положения пунктов 2 и 4 постановления Правительства РФ от 8 мая 1996 г. № 560 (в редакции постановления правительства РФ от 12 августа 1998 г. № 938 «О реорганизации органов и учреждений государственного энергетического надзора в Российской Федерации»).

Данный довод налогового органа судом отклоняется по следующим основаниям.

Из материалов дела усматривается, что в 2001 г. заявитель включил в состав затрат, связанных с производством и реализацией товаров (работ, услуг), включаемых в себестоимость, денежные средства на содержание РЭК г. Байконур в сумме 1 682 030 руб.

Как установлено в судебном заседании, вывод о неправомерности включения в состав затрат указанных расходов налоговый орган делает на основании проводок в бухгалтерском учете предприятия, не основываясь на фактическом смысле операций.

Согласно ст. 2 Закона РФ от 27.12.1991 г. № 2116-1 «О налоге на прибыль предприятий и организаций», действовавшего в рассматриваемый период, объектом налогообложения налогом на прибыль является валовая прибыль предприятия, представляющая собой сумму прибыли (убытка) от реализации продукции (работ, услуг), основных фондов (включая земельные участки), иного имущества предприятия и доходов от внереализационных операций, уменьшенных на сумму расходов по этим операциям.

Прибыль (убыток) от реализации продукции (работ, услуг) определяется как разница между выручкой от реализации продукции (работ, услуг) без налога на добавленную стоимость и акцизов и затратами на производство и реализацию, включаемыми в себестоимость продукции (работ, услуг).

Перечень затрат, включаемых в себестоимость продукции (работ, услуг), и порядок формирования финансовых результатов, учитываемых при расчете налогооблагаемой прибыли, в 2001 г. определялся Положением о составе затрат по производству и реализации продукции (работ, услуг), включаемых в себестоимость продукции (работ, услуг), и о порядке формирования финансовых результатов, учитываемых при налогообложении прибыли, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 05 августа 1992 г. № 552, а также соответствующими министерствами и ведомствами Российской Федерации и являлся открытым.

В соответствии со статьей 14 ФЗ от 14.04.95 г. № 41-ФЗ «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию», п. 11 Типового положения о региональной энергетической комиссии субъекта Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 30 декабря 1999 г. № 1435, Письмом Госналогслужбы РФ от 22.08.96 г. № ВГ-6-02/599 «Об особенностях состава затрат, включаемых в себестоимость продукции (работ, услуг) акционерными обществами энергетики и электрификации и других энергоснабжающих организаций», расходы на содержание региональных энергетических комиссий возмещаются за счет отчислений, предусматриваемых в структуре цен (тарифов) на продукцию (услуги) энергоснабжающих организаций, включаются в состав затрат на производство и реализацию продукции (работ, услуг) и относятся на себестоимость продукции (работ, услуг) энергоснабжающих организаций.

Как следует из материалов дела, отчисления на содержание РЭК предусмотрены в перечне затрат на производство тепловой и электрической энергии (п. 3 косвенных затрат на производство и реализацию тепловой и электрической энергии на 2001 год), отпускаемой ГУП «ПЭО «Байконурэнерго», учтенных при установлении тарифов на электрическую и тепловую энергию, утвержденных на 2001 г. постановлениями РЭК г. Байконур от 30.01.2001 г. № П-02/эк, от 25.09.2001 г. № П-19/эк.

Сумма отчислений на содержание РЭК на 2001 год установлена распоряжением Главы администрации г. Байконур от 26.03.01г. № 01-71р (т. 2 л.д. 56-57) для ГУП «ГПЭО Байконурэнерго» в размере 1 682 030 руб.

Заявитель получил денежные средства от потребителей электрической и тепловой энергии с учетом отчислений на содержание РЭК в составе цены (тарифов) тепловой и электрической энергии и был обязан перечислить их РЭК. Данные расходы являются затратами, связанными с производством и реализацией продукции (работ, услуг).

Нормативы затрат установлены в пределах предоставленных полномочий органом исполнительной власти в области регулирования тарифов.

Отчисления на содержание РЭК произведены реально, хотя денежные средства напрямую РЭК не перечислялись, так как Управление финансов г. Байконур в целях ускорения расчетов причитающиеся ГУП «ПЭО Байконурэнерго» в счет целевого финансирования на возмещение убытков от реализации услуг по теплоснабжению для населения денежные средства перечислило РЭК г. Байконур на основании авизо № 1 от 03.04.01 г. на сумму 841.014 руб.; авизо № 9 от 20.07.01 г. на сумму 420.507 руб.; авизо № 12 от 16.10.01г. на сумму 420.509 руб. (т. 2 л.д. 58-60).

Таким образом, предприятие правомерно уменьшило на сумму отчислений на содержание РЭК налоговую базу по налогу на прибыль в 2001 г. в составе прочих расходов на основании подпункта «я» пункта 2 Положения о составе затрат по производству и реализации продукции (работ, услуг), включаемых в себестоимость продукции (работ, услуг), и о порядке формирования финансовых результатов, учитываемых при налогообложении прибыли, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 5 августа 1992 г. № 552.

Суд считает необоснованным довод налогового органа о том, что расходы на финансирование РЭК в 2001 г. не должны включаться в состав затрат, поскольку определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 19 июня 2001 г. № КАС 01-208 признаны недействительными и не подлежащими применению со дня издания положения пунктов 2 и 4 постановления Правительства РФ от 8 мая 1996 г. № 560 (в редакции постановления правительства РФ от 12 августа 1998 г. № 938 «О реорганизации органов и учреждений государственного энергетического надзора в Российской Федерации»), предусматривавшие, что управления государственного энергетического надзора в субъектах Российской Федерации финансируются за счет средств, включаемых региональными энергетическими комиссиями в тарифы на электрическую и тепловую энергию, и отчисления по установленному Федеральной энергетической комиссией Российской Федерации нормативу на содержание управлений государственного энергетического надзора в субъектах Российской Федерации включаются в состав затрат на производство и реализацию продукции (работ, услуг) и относятся на себестоимость продукции (работ, услуг) акционерных обществ энергетики и электрификации и других энергоснабжающих организаций.

Суд считает, что в данном случае это не имеет правового значения для определения возможности включения указанных отчислений в состав затрат, поскольку правомерность уменьшения налогооблагаемой базы на прибыль на сумму расходов на содержание РЭК в 2001 г. вытекает из других нормативных актов: Положения о составе затрат по производству и реализации продукции (работ, услуг), включаемых в себестоимость продукции (работ, услуг), и о порядке формирования финансовых результатов, учитываемых при налогообложении прибыли, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 05 августа 1992 г. № 552, Федерального закона от 14.04.95 г. № 41-ФЗ «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию», Типового положения о региональной энергетической комиссии субъекта Российской Федерации, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 30 декабря 1999 г. № 1435, которые недействующими не признаны.

Письмо Госналогслужбы РФ от 22.08.96 г. № ВГ-6-02/599 «Об особенностях состава затрат, включаемых в себестоимость продукции (работ, услуг) акционерными обществами энергетики и электрификации и других энергоснабжающих организаций», на недействительность которого также заявляет ИФНС, было признано утратившим силу с 1 января 2002 г. в связи с введением главы 25 «Налог на прибыль организаций» НК РФ с 06 июня 2002 г., а не в связи с определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 19 июня 2001 г. № КАС 01-208 (письмо МНС РФ от 6 июня 2002 г. № ВГ-6-02/800).

Заявитель просил суд обратить внимание на тот факт, что в 2004 г. налоговым органам были даны разъяснения по вопросу учета расходов энергоснабжающих организаций, связанных с содержанием РЭК и отчислений на проведение надзорных мероприятий специализированных учреждений в письме от 5 августа 2004 г. № 02-3-07/127@. Согласно данных разъяснений, отчисления на содержание РЭК должны учитываться в составе прочих расходов, связанных с производством и реализацией, и будучи фактически произведенными, должны уменьшать налогооблагаемую базу по налогу на прибыль.

Таким образом, суд считает, что расходы на содержание РЭК в 2001 г. в размере 1 682 030 руб. правомерно и обоснованно включены предприятием в состав затрат, включаемых в себестоимость продукции (работ, услуг) и налогооблагаемая база по налогу на прибыль не занижена, а выводы налогового органа являются ошибочными.

Следующим основанием для вынесения решения явился вывод налогового органа о том, что заявителем при исчислении налога на прибыль необоснованно включено в материальные затраты, связанные с производством и реализацией продукции, сверхнормативное списание топлива за 2001 г. в размере 20 954 797, 94 руб. (п. 1.2.3 решения), за 2002 г. в размере 8 875 869, 06 руб. (п. 1.3.1.2 решения), что привело, по мнению налогового органа, к занижению налоговой базы по налогу на прибыль. Данный довод налогового органа судом отклоняется по следующим основаниям.

В соответствии с действовавшим в проверяемый период Законом РФ от 27.12.1991 г. № 2116-1 «О налоге на прибыль предприятий и организаций» (ст. 2), ст. 252 НК РФ налогоплательщик вправе при исчислении налога на прибыль уменьшить налогооблагаемую базу на сумму затрат на производство и реализацию, включаемых в себестоимость продукции (работ, услуг).

Согласно ст. 2 Положения о составе затрат по производству и реализации продукции (работ, услуг), включаемых в себестоимость продукции (работ, услуг), и о порядке формирования финансовых результатов, учитываемых при налогообложении прибыли (далее – Положение), утвержденного Постановлением Правительства РФ от 5.08.1992 г. № 552, в себестоимость продукции (работ, услуг) включаются, в частности, затраты, непосредственно связанные с производством продукции (работ, услуг), обусловленные технологией и организацией производства (п. «а»); затраты на обслуживание производственного процесса: по обеспечению производства сырьем, материалами, топливом, энергией (п. «е»).

На основании ст. 6 Положения материальные затраты отражаются как стоимость приобретаемых со стороны сырья и материалов, которые входят в состав вырабатываемой продукции, образуя ее основу, или являются необходимым компонентом при изготовлении продукции (проведении работ, оказании услуг); приобретаемого со стороны топлива всех видов, расходуемого на технологические цели, выработку всех видов энергии (электрической, тепловой, сжатого воздуха, холода и других видов), отопление зданий, транспортные работы по обслуживанию производства, выполняемые транспортом предприятия; покупной энергии всех видов (электрической, тепловой, сжатого воздуха, холода и других видов), расходуемой на технологические, энергетические, двигательные и другие производственные и хозяйственные нужды предприятия. Затраты на производство электрической и других видов энергии, вырабатываемой самим предприятием, а также на трансформацию и передачу покупной энергии до мест ее потребления включаются в соответствующие элементы затрат.

В соответствии с ч. 1 ст. 252 НК РФ (действовавшей в 2002 году) расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 253, п. 1, 5 ч. 1 ст. 254 НК РФ к расходам, связанным с производством и реализацией, относятся затраты на приобретение сырья и (или) материалов, используемых в производстве товаров (выполнении работ, оказании услуг) и (или) образующих их основу либо являющихся необходимым компонентом при производстве товаров (выполнении работ, оказании услуг); на приобретение топлива, воды и энергии всех видов, расходуемых на технологические цели, выработку (в том числе самим налогоплательщиком для производственных нужд) всех видов энергии, отопление зданий, а также расходы на трансформацию и передачу энергии.

Как указывалось ранее, заявитель производит и реализует организациям и населению тепловую и электрическую энергию, используя при ее производстве топливо.

При определении материальных затрат, связанных с производством и реализацией продукции, ГУП ПЭО «Байконурэнерго» используется такой показатель, как удельный расход условного топлива, отпущенного на производство и отпуск тепловой и электрической энергии.

В соответствии с Федеральным законом от 14.04.1995 г. № 41-ФЗ «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации» осуществляется государственное регулирование тарифов на электрическую и тепловую энергию посредством установления экономически обоснованных тарифов. При этом применяется принцип экономической обоснованности планируемых (расчетных) себестоимости и прибыли при расчете и утверждении тарифов, а также затрат на производство, передачу и распределение электрической и тепловой энергии (ст. 4).

При установлении тарифов на электрическую и тепловую энергию региональные энергетические комиссии определяют состав расходов и производятся оценку их экономической обоснованности, руководствуясь Основами ценообразования в отношении электрической и тепловой энергии в Российской Федерации, утвержденных. Постановлением Правительства РФ от 02.04.2002 г. № 226, и Методическими указаниями по расчету регулируемых тарифов и цен на электрическую (тепловую) энергию на розничном (потребительском) рынке, утвержденными Постановлением ФЭК РФ от 31.07.2002 г. № 49-э/8.

При этом, как следует из ст. 12 Основ ценообразования в отношении электрической и тепловой энергии в Российской Федерации, РЭК обязана включать в состав регулируемых тарифов (цен) расходы на топливо на основе нормативов удельного расхода топлива.

Для заявителя показатели удельного расхода топлива установлены Региональной Энергетической Комиссией г. Байконур постановлениями № П-07/эк от 03.04.02 г. и № П-07/эк от 04.04.03 г. (т. 2 л.д. 62, 66), которые утвердили фактически сложившиеся удельные расходы условного топлива на 2001 г. и 2002 г.

Фактические удельные расходы условного топлива, отпущенного на производство и отпуск тепловой и электрической энергии, отражены в представленной за 2001 и 2002 г. ГУП «ПЭО «Байконурэнерго» государственной статистической отчетности «Сведения о работе тепловой электростанции», утвержденной Постановлением Госкомстата России от 21.07.1998 г. № 71, (т. 2 л.д. 63-64, 67-68).

Данные затраты учтены при расчете тарифов на тепловую и электрическую энергию, отпускаемую ГУП «ПЭО «Байконурэнерго», утвержденных постановлениями РЭК г. Байконур № П-02/эк от 30.01.2001 г., № П-19/эк от 25.09.2001 г., № П-12/эк от 30.07.2002 г.

При этом, судом установлено, что представленный налоговым органом расчет условного топлива за 2001 и 2002 гг., произведенный в период налоговой проверки (приложение № 16 к акту проверки), основан на нормативах, установленных для 2000 г.

Таким образом, расходы условного топлива, отпущенного на производство и отпуск тепловой и электрической энергии, нормативно установлены, экономически обоснованны и документально подтверждены и правомерно приняты заявителем на затраты, уменьшающие налогооблагаемую базу по налогу на прибыль в 2001 и 2002 гг.

Как следует из п. 1.3.2.4 оспариваемого решения, по мнению налогового органа, заявитель необоснованно включил в расходы, уменьшающие сумму доходов от реализации и налоговую базу для исчисления налога на прибыль за 2003 г. аудиторские услуги в размере 1 166 733, 33 руб.

При этом налоговый орган ссылается на то, что в нарушение п. 1 ст. 252 НК РФ расходы документально не подтверждены и экономически необоснованны, поскольку отсутствует документальное подтверждение оказания услуг – аудиторское заключение, не представлены первичные документы – акты сдачи приемки аудиторских услуг, копия лицензии; тарифы на электроэнергию не содержат затрат на аудиторские услуги.

Из материалов дела усматривается, что заявителем 28.01.2003 г. был заключен договор № 2К/03 - № 12-401/03 на проведение консультационных услуг по бухгалтерскому учету и налогообложению с ЗАО «Аудиторский центр - АВ» (т. 2 л.д. 75-77).

Согласно п. 2.1. договора исполнитель осуществляет консультационное обслуживание по поступившим от заказчика заявкам в течение 2003 г. В рамках договора консультирование по вопросам бухгалтерского учета и налогообложения происходило по месту нахождения исполнителя, посредством телефонных переговоров, путем составления письменных справок по вопросам, содержащимся в поступивших от заказчика письменных запросах, а также по месту нахождения заказчика (выезд сотрудников исполнителя к заказчику).

В соответствии с пунктами 5 и 6 статьи 1 Федерального закона от 07.08.2001 № 119-ФЗ «Об аудиторской деятельности» аудиторские организации могут оказывать сопутствующие аудиту услуги. В их число входят бухгалтерское, налоговое, экономическое, финансовое и управленческое консультирование.

На основании п. 1 ст. 252 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить полученные доходы на сумму произведенных расходов. Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо документами, оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были произведены соответствующие расходы, и (или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы (в том числе таможенной декларацией, приказом о командировке, проездными документами, отчетом о выполненной работе в соответствии с договором). Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

В судебном заседании заявитель пояснил, что из-за отсутствия четкости и ясности в терминологии и определениях, используемых в бухгалтерском и налоговом законодательстве, предприятие испытывало трудности с отражением в бухгалтерском учете отдельных операций, а также с составлением бухгалтерской и налоговой отчетности. Кроме того, частые изменения законодательства требовали оперативного внесения изменений в методику бухгалтерского и налогового учетов. Поэтому и был заключен договор на консультационные услуги с аудиторской фирмой.

Факт предоставления консультационных услуг по договору № 2К/03 (№ 12-401/03) от 28.01.2003 г. подтверждается актами сдачи-приемки оказанных услуг (т. 2 л.д. 79-84).

Оказанные услуги заявителем оплачены, понесенные расходы документально подтверждены счетами-фактурами № 06 от 18.02.2003 г., № 11 от 21.03.2003 г., № 08 от 28.03.2003 г., № 28 от 30.06.2003 г., № 36 от 30.09.2003 г., № 49 от 26.11.2003 г., № 51 от 31.12.2003 г. и платежными поручениями № 214 от 31.01.2003 г., № 2 от 05.03.2003 г., № 9 от 11.03.2003 г., № 51 от 04.07.2003 г., № 93 от 10.11.2003 г., № 93 от 13.11.2003 г., № 97 от 04.12.2003 г. (т. 2 л.д. 85-98).

Характер оказанных услуг и их связь с управлением производством и производственной деятельностью предприятия подтверждается отчетами и разъяснениями исполнителя, данными заявителю (т. 8 л.д. 68-95, 98-146).

Судом отклоняется довод налогового органа о необходимости подтверждения факта оказания услуг по договору аудиторским заключением, поскольку в обязанности исполнителя не входило проведение аудита налогоплательщика.

На основании вышеизложенного, суд считает, что указанные консультационные расходы налогоплательщика экономически оправданы, произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода, документально подтверждены и, следовательно, соответствуют критериям, установленным п. 1 статьи 252 НК РФ.

Согласно пп. 15 п. 1 ст. 264 НК РФ расходы на консультационные услуги отражаются в составе прочих расходов, связанных с производством.

На основании п. 1 ст. 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с НК РФ.

Таким образом, заявитель обоснованно включил в расходы, учитываемые в целях исчисления налога на прибыль в 2003г., сумму расходов на консультационные услуги в размере 1 166 733, 33 руб. по договору № 2К/03 - № 12-401/03 от 28.01.03 г. с ЗАО «Аудиторский центр - АВ».

Также одним из оснований для принятия оспариваемого решения явился вывод налогового органа о том, что заявителем завышены внереализационные и операционные расходы на сумму списанной дебиторской задолженности за 2001г. в размере 1 192 369, 99 руб. (пп. «а» п. 1.4.1.2 решения); за 2002г. на сумму в размере 65 566 373, 01 руб. (п. 1.4.2.2.1 решения) и за 2003г. на сумму 67 383 917, 59 руб. (п. 1.4.3.2.1 решения).

По мнению налогового органа, налогоплательщиком нарушены нормы п. 1 ст. 252 НК РФ, поскольку указанные расходы не подтверждены документально: не представлено документальное подтверждение невозможности взыскания задолженности с покупателей вследствие ликвидации, банкротства, решения (справки) государственных органов, обращения в суды, решения судебных инстанций, прочих причин; представленные документы, подтверждающие списываемую дебиторскую задолженность, не являются обоснованием для ее списания, т.к. составлены в одностороннем порядке; срок давности для взыскания задолженности не истек. Кроме того, по мнению Инспекции, просроченная и безнадежная к взысканию дебиторская задолженность списывается в том периоде, когда возникли для этого основания (по истечении срока исковой давности).

Налогоплательщик в судебном заседании признал неправомерность включения в 2001г. в состав списанной дебиторской задолженности суммы транспортного налога в сумме 171 364, 17 руб.; в остальной части правомерность отнесения на внереализационные расходы сумм дебиторской задолженности в 2001-2003 г.г. оспаривается.

Судом установлено, что в 2001-2003 гг. заявителем была списана дебиторская задолженность, по которой истек срок исковой давности, и указанные суммы были приняты в качестве внереализационных расходов для целей налогообложения по налогу на прибыль.

В обоснование списания дебиторской задолженности налогоплательщиком были представлены следующие документы: приказы генерального директора ГУП «ПЭО «Байконурэнерго» № 79/1 от 28.02.2002 г. «О списании дебиторской задолженности»; № 397 от 31.12.2002 г. «О списании дебиторской задолженности»; № 131 от 13.04.2005 г. «В связи с уточнением сумм списанной дебиторской задолженности по истечению сроков исковой давности»; № 217/1 от 30.06.2003 г. «О списании дебиторской задолженности»; № 484 от 31.12.2003 г. «В связи с уточнением сумм списанной дебиторской задолженности по истечению сроков исковой давности»; № 50 от 11.02.03 г. «О списании задолженности»; акт инвентаризации просроченной и безнадежной ко взысканию дебиторской задолженности ГУП «ПЭО «Байконурэнерго» по состоянию на 01.01.2002 г., акты инвентаризации дебиторской и кредиторской задолженности № 001 от 31 декабря 2002 г., № 002 от 31 декабря 2002 г., № 003 от 31 декабря 2002 г., № 001 от 31.06.2003 г. с ОАО «КРЭК»; № 005 от 30 июня 2003 г.; № 006 от 31 декабря 2003 г., № 007 от 31 декабря 2003 г., № 008 от 31 декабря 2003 г., № 009 от 31 декабря 2003 г., № 0010 от 31 декабря 2003 г., справки к актам инвентаризации дебиторской и кредиторской задолженности; списки квартиросъемщиков, покинувших свои квартиры и не оплатившие коммунальные услуг за 1998 год от ЖЭУ № 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8; запросы о даче официальных подтверждений на квартиросъемщиков, выехавших из занимаемых квартир (исх. № 15 от 08.02.2002 г., № 16 от 08.02.2002 г., № 17 от 08.02.2002 г., № 18 от 08.02.2002 г., № 19 от 08.02.2002 г., № 20 от 08.02.2002 г., № 21 от 08.02.2002 г., № 22 от 08.02.2002 г., № 575 от 28.02.2004 г., № 577 от 28.02.2004 г., № 578 от 28.02.2004 г.); договоры; счета, счета-фактуры; акты взаиморасчетов; акты сверок; платежные поручения; претензии, лицевые счета абонентов.

В судебном заседании заявитель пояснил, что дебиторская задолженность покупателей и заказчиков (счет 62) с истекшим сроком давности, которая образовалась в период с 1998г. по 2000 г., списывалась на основании приказов руководителя предприятия и данных инвентаризации задолженности в соответствии с порядком, предусмотренным п. 77 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденного приказом Министерства финансов Российской Федерации от 29.07.1998 г. № 34н, согласно которому дебиторская задолженность, по которой срок исковой давности истек, другие долги, нереальные для взыскания, списываются по каждому обязательству на основании данных проведенной инвентаризации, письменного обоснования и приказа (распоряжения) руководителя организации, и относятся соответственно, на счет средств резерва сомнительных долгов либо на финансовые результаты у коммерческой организации, если в период, предшествующий отчетному, суммы этих долгов не резервировались в порядке, предусмотренном п. 70 данного Положения, или на увеличение расходов у некоммерческой организации.

Таким образом, ГУП «ПЭО «Байконурэнерго» была списана и отражена в составе внереализационных расходов дебиторская задолженность:

в 2001 г. - в сумме 1 192 426, 01 руб., в том числе: задолженность населения по тепловой энергии – 349 610, 14 руб., задолженность населения по электроэнергии – 370 965, 18 руб., задолженность прочих потребителей – 471 850, 69 руб.;

в 2002 г. – населения и прочих потребителей в сумме 65 566 373, 01 руб.;

в 2003 г. – в сумме 67 383 917, 59 руб., в том числе задолженность населения – 7 785 847, 22 руб., прочих потребителей – 2 050 293, 01 руб., ОАО «КРЭК» - 57 547 777, 36 руб.

Учет расчетов за тепловую и электрическую энергию с населением велся в книгах учета (лицевых счетах), оплата производилась населением по квитанциям, прочим потребителям выставлялись счета, счета-фактуры, акты, акты взаиморасчетов, претензии.

Суммы дебиторской задолженности по тем претензиям, по которым покупатели признали долг, не включены в списанную дебиторскую задолженность.

Дебиторская задолженность ОАО «КРЭК» представляет собой стоимость неоплаченных услуг по транзиту электроэнергии по договору № 171/98 на транзит электроэнергии от 01.09.1998 г. между ГУП ПЭО «Байконурэнерго» и АО «Кызылординская распределительная электросетевая компания» (КРЭК), согласно которому заявитель осуществлял передачу электроэнергии по своим электрическим сетям в адрес КРЭК.

В Приложении № 1 к договору был установлен тариф на транзит электроэнергии в размере 5,07 тенге. Однако РЭК г. Байконур Постановлением № 43эк от 18.05.1999 г. с 01.06.1999 г. для транзита электроэнергии установлен тариф 0,106 руб. Тарифы, установленные РЭК, обязательны как для заявителя, так и для ОАО «КРЭК».

Поскольку с момента установления РЭК тарифов на услуги по передаче электроэнергии по сетям ГУП ПЭО «Байконурэнерго» заявитель должен был оказывать слуги по данному тарифу, а не по цене, установленной в договоре на транзит электроэнергии № 97-У10/98 (171/98) от 01.09.1998 г., и счета-фактуры на оплату услуг по передаче электроэнергии КРЭК заявитель выставлял по тарифу 0,106 руб.

Основываясь на положениях п. 2 ст. 434, п. 1 ст. 452 ГК РФ, заявитель полагает, что между сторонами состоялось соглашение об изменении условий договора в части цены на транзит электроэнергии, о чем свидетельствует соответствующая переписка.

ГУП «ПЭО «Байконурэнерго» в адрес АО «КРЭК» было направлено уведомление об изменении цены на передачу электроэнергии с 01.06.1999 г. с приложением копии постановления РЭК г. Байконур.

ОАО «КРЭК» признавало как обязательные для них тарифы, установленные РЭК г. Байконур, о чем свидетельствуют его обращения в РЭК г. Байконур и ГУП «ПЭО «Байконурэнерго» с предложением о снижении тарифа для ОАО «КРЭК» (в частности, письма № 339 от 15.02.2000 г., № 03-01/426 от 09.04.2000 г., № 24-04-8528 от 06.10.2000 г., № 801 от 24.04.2001 г.).

Кроме того, в соответствии с п. 13 ст. 40 НК РФ при реализации товаров (работ, услуг) по государственным регулируемым ценам (тарифам), установленным в соответствии с законодательством Российской Федерации, для целей налогообложения принимаются указанные цены (тарифы).

Таким образом, заявитель правомерно учитывал реализацию по договору на передачу электроэнергии с КРЭК и формировал налоговую базу исходя из тарифа, установленного РЭК.

С 1998 г. по 2001 г. заявителем была выставлена реализация услуг ОАО «КРЭК» на сумму 72 463 192, 12 руб. Факт реализации подтверждается договором, счетами-фактурами, актами снятия электроэнергии.

Данная сумма была полностью отражена в налоговых декларациях и налоги полностью уплачены в бюджет.

В 2003 г. заявителем было списано 57 747 777, 36 руб. как дебиторская задолженность в связи с истечением срока исковой давности.

Заявитель полагает, что поскольку данная дебиторская задолженность была включена в доход предприятия и налог на прибыль с нее был уплачен, доначисление налоговым органом налога на прибыль с указанных сумм приведет к двойному налогообложению одних и тех же сумм.

Налогоплательщик считает, что включение им сумм списанной дебиторской задолженности во внереализационные расходы правомерно, поскольку образование дебиторской задолженности подтверждено первичными документами, соответствующими требованиям п.п. 1, 2 ст. 9 Федерального закона от 21.11.1996 г. № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете», срок исковой давности по данным требованиям истек, списание задолженности оформлено в соответствии с требованиями Приказа Минфина РФ от 13.06.1995 г. № 49 «Об утверждении методических указаний по инвентаризации имущества и финансовых обязательств» и Постановления Госкомстата РФ от 18.08.1998 г. № 88 «Об утверждени Ф.И.О. учетной документации по учету кассовых операций, по учету результатов инвентаризации».

Кроме того, заявитель просил суд обратить внимание на то, что дебиторская задолженность покупателей и заказчиков (счет 62) с истекшим сроком давности, образовавшаяся в период 1998-2000 г.г. и включенная в состав внереализационных расходов в 2002-2003 г.г., была учтена предприятием в составе доходов в налоговой базе переходного периода.

В соответствии со ст. 10 Федерального закона от 06.08.2001 г. № 110-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие акты законодательства Российской Федерации о налогах и сборах, а также о признании утратившими силу отдельных актов (положений актов) законодательства Российской Федерации о налогах и сборах» при формировании доходной части налоговой базы переходного периода налогоплательщик провел инвентаризацию дебиторской задолженности по состоянию на 31 декабря 2001 г. включительно, при этом выделил, как предписывалось, из состава дебиторской задолженности и учел в составе налоговой базы переходного периода суммы выручки за реализованные, но не оплаченные на 31 декабря 2001 г. товары (работы, услуги), имущество, имущественные права. Данная выручка от реализации товаров (работ, услуг) отражена заявителем в строке 011 листа 12 Налоговой декларации уточненный расчет по налогу на прибыль организаций за полугодие 2002 г. в размере 302 588 833 руб. Согласно расшифровке дебиторской задолженности по счету 62 на 01.01.2002 г. в составе указанной суммы содержится дебиторская задолженность ОАО «КРЭК» в размере 75 643 171, 87 руб., населения – 154 640 934, 30 руб.

Рассмотрев доводы сторон и представленные в материалы дела доказательства, суд находит подлежащими удовлетворению требования заявителя в этой части по следующим основаниям.

Согласно действовавшего в 2001 г. п.15 Положения о составе затрат по производству и реализации продукции (работ, услуг), включаемых в себестоимость продукции (работ, услуг), и о порядке формирования финансовых результатов, учитываемых при налогообложении прибыли, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 05.08.1992 г. № 552, к расходам и потерям, отражаемым на счете «Прибыль и убытки», относятся убытки от списания дебиторской задолженности, по которой истек срок исковой давности, и других долгов, нереальных ко взысканию.

Кроме того, п.77 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденного приказом Министерства финансов Российской Федерации от 29.07.1998 г. № 34н, предусматривает, что дебиторская задолженность, по которой срок исковой давности истек, другие долги, нереальные для взыскания, списываются по каждому обязательству на основании данных проведенной инвентаризации, письменного обоснования и приказа (распоряжения) руководителя организации, и относятся соответственно, на счет средств резерва сомнительных долгов либо на финансовые результаты у коммерческой организации, если в период, предшествующий отчетному, суммы этих долгов не резервировались в порядке, предусмотренном п. 70 данного Положения, или на увеличение расходов у некоммерческой организации.

В соответствии с пп. 2 п. 2 ст. 265 НК РФ к внереализационным расходам, не связанным с производством и реализацией, приравниваются убытки, полученные налогоплательщиком в отчетном (налоговом) периоде, в том числе суммы безнадежных долгов, а в случае, если налогоплательщик принял Решение о создании резерва по сомнительным долгам, суммы безнадежных долгов, не покрытые за счет средств резерва.

Согласно п.2 ст. 266 НК РФ, безнадежными долгами (долгами, нереальными ко взысканию) признаются долги перед налогоплательщиком, по которым истек установленный срок исковой давности, а также те долги, по которым в соответствии с гражданским законодательством, обязательство прекращено вследствие невозможности его исполнения, на основании акта государственного органа или ликвидации организации в соответствии со ст. 416,417,419 ГК РФ.

Судом отклоняется довод налогового органа о том, что заявителем в 2001-2002гг. были предъявлены претензии должникам -«Востокприборсервис», ООО «Досуг», магазин «Арай», магазин «Шолпан», киоск «Асель», Ф.И.О. киоск № 22 ЧП Ким, следовательно, срок исковой давности в 2001 г. не истек, поскольку данный вывод не соответствует действующему законодательству и поскольку факт направления претензий должникам и указание размера дебиторской задолженности на дату направления писем не имеет значения для течения срока исковой давности.

В соответствии со ст. ст. 195, 199, 200 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года и течение данного срока начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Согласно ч. 2 ст. 200 ГК РФ по обязательствам с определенным сроком исполнения течение исковой давности начинается по окончании срока исполнения, а по обязательствам, срок исполнения которых не определен либо определен моментом востребования, течение исковой давности начинается с момента, когда у кредитора возникает право предъявить требование об исполнении обязательства.

Как установлено судом, отношения между заявителем и потребителями по снабжению тепловой и электрической энергией в 1998-1999 гг. регулировались типовыми договором на пользование тепловой энергией и горячей водой и договором на пользование электрической энергией, согласно п. 10 которого плата вносится абонентом плановыми платежами: 1-го числа расчетного месяца за 50% указанного в договоре потребления теплоэнергии в этом месяце и 15 числа того же месяца за оставшиеся 50% договорного потребления.

С 2000 г. заявитель отпускал тепловую и электрическую энергию потребителям на основании договора на продажу тепловой энергии и договора энергоснабжения, согласно условий которых расчеты за потребленные тепловую и электрическую энергию производились потребителями на основании счетов-фактур, выставленных энергоснабжающей организацией (п. 5.3 договора на продажу тепловой энергии, п. 6.2 договора энергоснабжения). Оплата потребленной тепловой и электрической энергии производится ежемесячно.

Претензионный порядок для урегулирования споров договорами не установлен.

Суд не согласен с позицией Инспекции о том, что счета-фактуры, представленные проверке как документы, подтверждающие образование задолженности, не являются законным обоснованием списания задолженности, так как составлены в одностороннем порядке и, по мнению налогового органа, не являются первичными документами бухгалтерского (налогового) учета. Законодательство не содержит требования о том, что документы, которые подтверждают образование дебиторской задолженности, должны быть двусторонними.

Статья 169 НК РФ содержит требования, которым должны соответствовать счета-фактуры. Учитывая, что в договорах, регламентирующих отношения заявителя и потребителей электрической и тепловой энергии, стороны признали счет-фактуру документом, на основании которого производятся расчеты за поставленные тепло- и электроэнергию, он является документом, подтверждающим задолженность абонента перед заявителем. Поскольку типовыми договорами установлен период расчетов за тепловую и электрическую энергию – месяц и сроки оплаты, можно определить период образования кредиторской задолженности потребителей перед заявителем из счетов-фактур.

Таким образом, суд считает, что ГУП «ПЭО «Байконурэнерго» были соблюдены все требования законодательства для списания дебиторской задолженности, по которой истек срок исковой давности, и других долгов, нереальных к взысканию, и поэтому оспариваемое Решение в данной части является необоснованным и не соответствующим законодательству о налогах и сборах и подлежит признанию недействительным.

Как установлено в судебном заседании, заявитель просит признать недействительным оспариваемое Решение в части доначисления налога на прибыль, соответствующих пени и штрафа по п. 1 ст. 122 НК РФ на списанные за 2002 г. на внереализационные расходы убытки прошлых лет, выявленные в текущем году, в виде потерь от реализации населению электроэнергии в сумме 24 081 463, 07 руб. (пункт 1.4.2.2.1 решения).

По мнению налогового органа, заявитель необоснованно списал как убытки прошлых лет, выявленные в отчетном году, и принял в качестве расходов при исчислении налогооблагаемой базы по налогу на прибыль за 2002 г. потери электроэнергии при ее передаче и транспортировке в сумме 24 081 463, 07 руб.

Суд Установил, что согласно приказа руководителя предприятия № 131 от 13.04.2005 г. «В связи с уточнением сумм списанной дебиторской задолженности по истечению сроков исковой давности», который внес изменения в приказ № 397 от 31.12.2002 г. «О списании дебиторской задолженности по истечению срока исковой давности», налогоплательщиком были списаны как убытки прошлых лет, выявленные в текущем периоде, потери от передачи электроэнергии в сумме 24 081 463, 07 руб.

Заявитель пояснил, что при передаче электроэнергии по сетям ГУП ПЭО «Байконурэнерго» установлен уровень нормативных потерь электроэнергии. До 2000 г. норматив действовал для сетей с уровнем напряжения 110 квольт и 35 квольт.

Постановлением РЭК г. Байконур 20.01.2000 г. № П-07/эк установлены нормативы потерь электроэнергии для участков сети с уровнем напряжения до 1 квольта.

До 2000 г. указанные потери включались в состав неоплаченной дебиторской задолженности населения.

В 2002 г. был произведен перерасчет объемов потребления электроэнергии населением города с целью исключения из состава дебиторской задолженности сумм, которые не являются дебиторской задолженностью, поскольку данная электроэнергия никому не была отгружена.

На основании этого перерасчета заявителем отнесены на внереализационные расходы, уменьшающие налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, потери электрической энергии в сумме 24 081 463, 07 руб.

Вся дебиторская задолженность, в которую входили и потери, была включена в базу переходного периода по налогу на прибыль в составе неоплаченной дебиторской задолженности населения, что подтверждается расшифровкой дебиторской задолженности по счету 62 на 01.01.2002 г. и декларацией по налогу на прибыль за полугодие 2002 г., при этом бюджету ущерб не нанесен.

На основании подпункта 3 пункта 7 ст. 254 НК РФ технологические потери уменьшают налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, поэтому включение их в состав расходов правомерно.

Включение налоговым органом данных сумм в налоговую базу по налогу на прибыль в 2002 г. приведет к двойному налогообложению одних и тех же сумм.

Таким образом, заявителем обоснованно были списаны за 2002 г. на внереализационные расходы убытки в виде потерь от реализации населению электроэнергии в сумме 24 081 463, 07 руб.

В своем решении налоговый орган также указывает на то, что налогоплательщик в нарушение пп. 2 п. 1 ст. 248, пп. 14 п. 1 ст. 251 НК РФ не полностью включил в налогооблагаемую базу по налогу на прибыль в 2002 г. внереализационные доходы в виде целевого финансирования в размере 45 926 276 руб., в том числе на закупку топлива (мазута) – 34 736 962, 63 руб. и капитальный ремонт – 11 189 313, 84 руб. (п. п. 1.4.2.1.1, 1.4.2.1.2 оспариваемого решения).

Данный довод налогового органа судом отклоняется по следующим основаниям.

Как установлено в судебном заседании, в 2002 г. предприятию выделялись денежные средства Администрацией г. Байконур на различные цели, в том числе на приобретение топлива и капитальный ремонт.

Выделение бюджетных средств, их поступление и расходование подтверждается соответствующими документами: письмом Администрации г. Байконур исх. № 07-893/04 от 18.11.2005 г. со справками о выделении в бюджете города средств для заявителя 2001-2003 гг.; исх. № 322-04 от 09.08.2001 г., исх. № 07-19/04 от 12.01.2002 г., исх. № 07-244/04 от 20.03.2003 г. (т.4 л.д. 56-67), анализ использования бюджетных средств (т. 8 л.д. 64-65). Данный факт не оспаривается налоговым органом.

Заявитель является государственным унитарным предприятием.

Согласно ст. ст. 1.5, 1.6 Устава ГУП «ПЭО «Байконурэнерго», учредителем предприятия является Администрация города Байконур; имущество предприятия находится в государственной собственности Российской Федерации на период аренды комплекса «Байконур»; правомочия собственника имущества предприятия осуществляют органы Администрации города Байконур (т.3 л.д. 26-35).

В данном случае ссылка налогового органа на то, что к налогоплательщику применяется норма подпункта 14 пункта 1 ст. 251 НК РФ, не корректна.

В соответствии с подпунктом 14 пункта 1 ст. 251 НК РФ, при определении налоговой базы по налогу на прибыль не учитываются доходы в виде в виде имущества, полученного налогоплательщиком в рамках целевого финансирования. При этом налогоплательщики, получившие средства целевого финансирования, обязаны вести раздельный учет доходов (расходов), полученных (произведенных) в рамках целевого финансирования. При отсутствии такого учета у налогоплательщика, получившего средства целевого финансирования, указанные средства рассматриваются как подлежащие налогообложению с даты их получения. К средствам бюджетов всех уровней, государственных внебюджетных фондов, выделяемым бюджетным учреждениям по смете доходов и расходов бюджетного учреждения, но не использованным по целевому назначению в течение налогового периода либо использованным не по целевому назначению, применяются нормы бюджетного законодательства Российской Федерации.

Поскольку заявитель не является бюджетным учреждением, на него не распространяется действие данной нормы.

В данном случае на организацию распространяется п. 2 ст. 251 НК РФ, согласно которому при определении налоговой базы не учитываются целевые поступления из бюджета бюджетополучателям (за исключением целевых поступлений в виде подакцизных товаров и подакцизного минерального сырья), а также подпункт 26 пункта 1 ст. 251 НК РФ, в соответствии с которым при определении налоговой базы не учитываются доходы в виде средств и иного имущества, которые получены унитарными предприятиями от собственника имущества этого предприятия или уполномоченного им органа.

К аналогичному выводу пришел Арбитражный суд г. Москвы в решении от 04.04.2008 г. по делу № А40-38316/07-142-223 по заявлению ГУП ПЭО «Байконурэнерго» о признании недействительным решения УФНС России по Московской области от 02.05.2007 г. № 11 по материалам повторной проверки налогоплательщика за 2003 г.

В бухгалтерском учете топлива, приобретенного за счет бюджетных средств, заявитель руководствовался Положением по бухгалтерскому учету «Учет государственной помощи» ПБУ 13/2000, утвержденным Приказом Минфина РФ от 16.10.2000г. № 92н, согласно п. 9 которого при принятии материально-производственных запасов к бухгалтерскому учету целевое финансирование признано в качестве доходов будущих периодов. При отпуске материально-производственных запасов в производство доходы будущих периодов отнесены на доходы отчетного периода.

При списании топлива, приобретенного за счет бюджетных средств, эти же суммы относились на внереализационные доходы, и тем самым налогооблагаемая база по налогу на прибыль не была занижена.

Из материалов дела следует, что стоимость мазута, приобретенного за счет поступлений от Администрации г. Байконур, и отпущенного в производство согласно данным материальных отчетов за 2002 г. составила – 125 614 001, 93 руб.; в бухгалтерском учете за 2002 г. отражены внереализационные доходы в размере – 125 614 001, 93 руб.

Стоимость расходов на капитальный ремонт, произведенных за счет целевых поступлений, за 2002 г. составила – 40 980 880, 69 руб.; в бухгалтерском учете за 2002 г. отражены внереализационные доходы в размере – 40 980 880, 69 руб.

Таким образом, доводы налогового органа о занижении налогоплательщиком в 2002г. внереализационных доходов на сумму средств, полученных от Администрации г. Байконур и израсходованных на приобретение топлива и капитальный ремонт не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и нормам действующего законодательства о налогах и сборах.

Следующим основанием для вынесения оспариваемого решения явился вывод налогового органа о том, что в 2001г. заявителем завышен налоговый вычет по налогу на добавленную стоимость на сумму 1 353 597, 62 руб. по поставкам мазута ООО «Спецгазресурс», что привело к занижению налога на добавленную стоимость, подлежащего уплате в бюджет.

Судом установлено, что ООО «Спецгазресурс» осуществляло поставки мазута в адрес предприятия по контракту от 16.09.2000 г. № 306-П9/00 (т. 2 л.д. 105-110).

Заявитель в судебном заседании пояснил, что поскольку в октябре 2000г. организацией был получен мазут от ООО «Спецгазресурс» без расчетных документов, он был оприходован по учетной цене, как это предусмотрено учетной политикой предприятия (приказ № 467 от 28.12.2000 г. – т. 2 л.д. 49-51), и оплачен, что подтверждается данными журнала-ордера № 6 за октябрь 2000 г. (т. 2 л.д. 118).

Оплата произведена платежными поручениями № 71 от 21.09.2000 г. на сумму 7 395 900 руб., № 77 от 08.10.2000 г. на сумму 17 257 100 руб. (т. 2 л.д. 103, 104).

Довод налогового органа о том, что в бухгалтерском учете нет данных об оплате в полной сумме счета-фактуры судом не принимается, поскольку поставка и оплата мазута были произведены налогоплательщиком в 2000г., и, следовательно, в проверяемый налоговый период 2001г. данные операции в бухгалтерском учете не отражены.

В июле 2001г. на основании поступившего от ООО «Спецгазресурс» счета-фактуры № 30 от 27.12.2000 г. на сумму 8 474 741, 10 руб. (т. 2 л.д. 102) налогоплательщиком был принят к вычету НДС в сумме 1 412 456, 85 руб.

Налоговым органом принята сумма 58 859,33 руб., представляющая собой НДС на сумму стоимости части мазута, оприходованного в июле 2001 г., в размере 294 296, 16 руб., без учета мазута, оприходованного в октябре 2000 г.

В книге покупок за июль 2001 г. в графе «всего покупок, включая НДС» ошибочно записана сумма 1 706 753, 01 руб. вместо 8 474 741,10 руб.; в графе «всего стоимость покупок без НДС» вместо суммы 7 062 284,25 руб. ошибочно указана сумма 294 296,16 руб. Позднее была сделана исправительная запись.

Согласно п. 7 Правил ведения журналов учета полученных и выставленных счетов-фактур, книг покупок и книг продаж при расчетах по НДС, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 02.12.2000г. № 914, покупатели ведут книгу покупок, предназначенную для регистрации счетов-фактур, выставленных продавцами, в целях определения суммы НДС, предъявляемой к вычету (возмещению) в установленном порядке. Продавцы ведут книгу продаж, предназначенную для регистрации счетов-фактур (контрольных лент контрольно-кассовой техники, бланков строгой отчетности при реализации товаров (выполнении работ, оказании услуг) населению), составляемых продавцом при совершении операций, признаваемых объектами, которые облагаются НДС, в том числе не подлежащих налогообложению (освобождаемых от налогообложения) (п. 16 указанных Правил).

Таким образом, книги покупок и книги продаж являются регистрами налогового учета, так как предназначены для регистрации счетов-фактур в целях определения сумм НДС, предъявляемых к вычету и по реализованным товарам. Они не могут быть отнесены к документам первичного бухгалтерского учета ни по форме, ни по содержанию, так как не подтверждают факта совершения хозяйственных операций, не являются основанием для бухгалтерских записей (проводок), не включены в Альбом Ф.И.О. учетной документации, утвержденные Постановлением Госкомстата РФ № 132 от 25.12.1998, и не содержат обязательных реквизитов первичных учетных документов, указанных в статье 9 Федерального закона «О бухгалтерском учете» от 21.11.1996г. № 129-ФЗ.

Следовательно, допущенная налогоплательщиком ошибка не влияет на возможность принятия к вычету всей суммы уплаченного НДС.

Налогоплательщик в обоснование правомерности принятия к вычету суммы НДС по указанному счету-фактуре представил в материалы дела товарно-транспортные документы, подтверждающие поступление мазута от ООО «Спецгазресурс» (т. 9 л.д. 1-192).

Кроме того, в качестве основания для отказа в принятии НДС по поставкам мазута ООО «Спецгазресурс» налоговый орган указывает на то, что поставщик не представил документы для встречной проверки, по юридическому адресу не значится, должностных лиц установить не представилось возможным; организация представила за 1-2 квартал 2001 г. нулевые декларации по НДС, за третий квартал 2001 г. налоговая база от реализации товаров (работ, услуг) составила 728 руб., НДС исчислен в размере 146 руб. Данный довод судом не принимается по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 54 ГК РФ, место нахождения юридического лица определяется местом его государственной регистрации. Государственная регистрация юридического лица осуществляется по месту нахождения его постоянно действующего исполнительного органа - иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности.

Согласно пп. “в“ п. 1 ст. 5 Федерального закона от 08.08.2001г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», в государственном реестре содержатся сведения о юридическом лице, в том числе, об адресе (месте нахождения) постоянно действующего исполнительного органа юридического лица.

В соответствии со ст. 51 ГК РФ юридическое лицо подлежит государственной регистрации в уполномоченном государственном органе в порядке, определяемом законом о государственной регистрации юридических лиц. Данные государственной регистрации включаются в единый государственный реестр юридических лиц. Юридическое лицо считается созданным со дня внесения соответствующей записи в единый государственный реестр юридических лиц.

Согласно пункту 2 и пункту 27 Правил ведения Единого государственного реестра юридических лиц и предоставления содержащихся в нем сведений, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 19.06.2002 № 438 “О едином государственном реестре юридических лиц“, реестр является федеральным информационным ресурсом, собственником которого является Российская Федерация.

Согласно Федерального закона от 08.08.2001г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее – Закон о регистрации) государственная регистрация юридических лиц осуществляется налоговыми органами.

Судом принимается во внимание тот факт, что взаимоотношения заявителя и ООО «Спецгазресурс» имели место в сентябре - октябре 2000г., что подтверждается представленными в материалы дела договором, счетами-фактурами, платежными поручениями, товарно-транспортными и иными документами. При этом отсутствие организации по юридическому адресу в 2006 г. не означает ее отсутствия по данному адресу в 2000 г. Доказательств обратного налоговый орган не представил.

Согласно ч. 5 ст. 200 АПК РФ обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, возлагается на налоговый орган.

Таким образом, налоговым органом не представлено доказательств недобросовестности налогоплательщика, их взаимозависимости или аффилированности, наличия схем с участием ООО «Спецгазресурс», направленных на возмещение НДС из бюджета, умышленных действий, направленных на завышение сумм налоговых вычетов.

Согласно Определению Конституционного Суда Российской Федерации от 16.10.2003 г. № 329-О, «истолкование статьи 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 Налогового Кодекса Российской Федерации, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие «добросовестные налогоплательщики» как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством».

Действующим законодательством не установлена обязанность проверки одним хозяйствующим субъектом правильности представления налоговой отчетности и уплаты налогов другим хозяйствующим субъектом.

Отсутствие у налогового органа данных о деятельности контрагента налогоплательщика либо выявленные несоответствия в их налоговой отчетности могут косвенно свидетельствовать о прекращении данной организацией деятельности на момент проведения налоговой проверки или возможных нарушениях в их деятельности. Однако указанные обстоятельства не являются основанием для доначисления заявителю налога на добавленную стоимость по результатам выездной налоговой проверки.

На основании п. 1 ст. 171 НК РФ, налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленного в соответствии со статьей 166 НК РФ, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты.

Согласно п.1 ст. 172 НК РФ налоговые вычеты, предусмотренные ст. 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6-8 статьи 171 НК РФ.

Нормы ст. ст. 169, 171, 172 НК РФ содержат исчерпывающие условия возникновения у налогоплательщика права на применение налоговых вычетов, а соответственно, и на возмещение НДС: наличие счетов-фактур на приобретенный товар (работы, услуги), составленных в соответствии с требованиями ст. 169 НК РФ; принятие товара (работ, услуг) к учету; наличие соответствующих первичных документов.

Исследовав представленные в материалы дела документы и пояснения сторон, суд с учетом положений ст. ст. 169, 171 и 172 НК РФ, Федерального закона от 21.11.1996 г. № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» суд считает, что представленные заявителем документы (договор, счет-фактура, платежные поручения, товарно-транспортные и другие документы) подтверждают правомерность применения налоговых вычетов по взаимоотношениям с ООО «Спецгазресурс».

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды, в том числе получения права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета, является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Претензий к форме и содержанию представленных в период проведения проверки документов, в частности, к счетам-фактурам, платежным поручениям, в оспариваемом решении налогового органа не содержится.

Таким образом, суд считает необоснованными выводы налогового органа о завышении налогового вычета по налогу на добавленную стоимость на сумму 1 353 597, 62 руб. по поставкам мазута ООО «Спецгазресурс».

Из текста оспариваемого решения следует, что заявитель в нарушение пп. 1 п. 2 ст. 171, п. 2 ст. 172 НК РФ принял к вычету налог на добавленную стоимость по договорам с ЗАО «Аудиторский центр – АВ» в 2001 г. в сумме 33 692, 50 руб. и в 2003 г. в сумме 233 346, 67 руб., что привело к занижению налога на добавленную стоимость.

В обоснование своей позиции налоговый орган ссылается на то, что расходы на оплату аудиторских услуг документально не подтверждены и экономически необоснованны, поскольку отсутствует документальное подтверждение оказания услуг – аудиторское заключение; не представлены первичные документы – акты сдачи приемки аудиторских услуг, копия лицензии; тарифы на электроэнергию не содержат затрат на аудиторские услуги, стоимость аудиторских услуг за 2001 г. отнесена в бухгалтерском учете на счет 88 «Нераспределенная прибыль». Данный довод налогового органа судом не принимается по следующим основаниям.

Судом установлено, что заявителем были заключены с ЗАО «Аудиторский центр - АВ» (лицензия на осуществление аудиторской деятельности № 002193 (т. 2 л.д. 77) договоры на проведение консультационных услуг по бухгалтерскому учету и налогообложению № К9 от 01.07.2000 г. (т. 2 л.д. 135-137) и № 2К/03 - № 12-401/03 от 28.01.2003 г. (т. 2 л.д. 75-76).

Во исполнение принятых обязательств по указанным выше договорам ЗАО «Аудиторский центр - АВ» оказывал консультационные услуги по вопросам бухгалтерского учета и налогообложения по месту нахождения исполнителя, а также путем телефонных переговоров, составления письменных справок по вопросам, содержащимся в поступивших запросах заказчика. Кроме того, согласно дополнительному соглашению № 1 от 01.09.2000 г. к договору № К9 от 01.07.2000 г. (т. 2 л.д. 138-139) исполнитель оказывал заявителю правовые услуги (подготовка и ведение в арбитражном суде дел от имени заказчика по налоговым спорам).

Налогоплательщик просит суд обратить внимание на то, что для принятия к вычету налога на добавленную стоимость по приобретенным услугам по договорам с ЗАО «Аудиторский центр – АВ» им выполнены все предусмотренные законодательством условия:

услуги заявителем получены, что подтверждается актами выполненных работ (т. 2 л.д. 141-144, т. 2 л.д. 79-84), а также отчетами и разъяснениями исполнителя (т. 8 л.д. 68-95, 98-146);

услуги используются для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения;

оформлены счета-фактуры: № 17 от 30.03.01 г.; № 35 от 30.07.01 г., № 56 от 24.12.01 г. (т. 2 л.д. 145-148); № 06 от 18.02.2003 г. (НДС – 65.000 руб.), № 11 от 21.03.2003 г. (НДС – 12.000 руб.), № 08 от 28.03.2003 г. (НДС – 13.440 руб.), № 28 от 30.06.2003 г. (НДС – 26.640 руб.), № 36 от 30.09.2003 г. (НДС – 13.200 руб.), № 49 от 26.11.2003 г. (НДС – 76.666,67 руб.), № 51 от 31.12.2003 г. (НДС – 26.400 руб.) (т. 2 л.д. 85-91);

услуги заявителем оплачены платежными поручениями № 35 от 21.03.01 г., № 93 от 02.08.01 г., № 93 от 02.08.01 г., № 199 от 25.12.01 г. (т. 2 л.д. 149-152); № 214 от 31.01.2003 г., № 2 от 05.03.2003 г., № 9 от 11.03.2003 г., № 51 от 04.07.2003г., № 93 от 10.11.2003г., № 93 от 13.11.2003 г., № 97 от 04.12.2003 г. (т. 2 л.д. 92-98).

Суд признает доводы заявителя обоснованными и документально подтвержденными, в связи с чем исковые требования в этой части подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 171 НК РФ, налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со ст. 166 НК РФ на установленные настоящей статьей налоговые вычеты.

Согласно п.1 ст. 172 НК РФ налоговые вычеты, предусмотренные ст. 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6-8 статьи 171 НК РФ.

Нормы ст.ст. 169, 171, 172 НК РФ содержат исчерпывающие условия возникновения у налогоплательщика права на применение налоговых вычетов, а соответственно, и на возмещение НДС: наличие счетов-фактур на приобретенный товар (работы, услуги), составленных в соответствии с требованиями ст. 169 НК РФ; принятие к учету товара (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 НК РФ; наличие соответствующих первичных документов.

Исследовав представленные в материалы дела документы и пояснения сторон, суд с учетом положений ст. ст. 169, 171 и 172 НК РФ, Федерального закона от 21.11.1996 г. № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» пришел к выводу о том, что представленные заявителем документы (договоры, счета-фактуры, акты выполненных работ, платежные поручения) подтверждают правомерность применения налоговых вычетов по НДС по финансово-хозяйственным операциям с ЗАО «Аудиторский центр – АВ».

Судом отклоняются доводы налогового органа о том, вычеты по НДС по операциям с ЗАО «Аудиторский центр – АВ» не могут быть приняты в виду того, что заявитель не подтвердил, являются ли данные расходы правомерными затратами, поскольку затраты по аудиторским услугам не включены в тариф на электрическую и тепловую энергию, и кроме того не представлено аудиторское заключение.

В соответствии со п.п. 5, 6 ст. 1 Федерального закона от 07.08.2001 № 119-ФЗ «Об аудиторской деятельности» аудиторские организации помимо аудита могут оказывать сопутствующие аудиту услуги. В их число входят следующие виды консультирования: бухгалтерское, налоговое, экономическое, финансовое, управленческое, правовое, в том числе представительство в судебных органах по налоговым спорам.

Требование налогового органа о представлении аудиторского заключения суд считает неправомерным, так как договоры с ЗАО «Аудиторский центр – АВ» не содержат обязательств исполнителя по проведению аудита.

Кроме того, судом установлено и подтверждено материалами дела, аудиторскую проверку в 2001 г. проводила другая аудиторская фирма – ООО Аудиторско-консультационная фирма «Надежда», о чем имеется аудиторское заключение от 25.12.2001 г. (т. 2 л.д. 153).

Довод налогового органа о том, что расходы по услугам ЗАО «Аудиторский центр – АВ» не являются правомерными, поскольку затраты по аудиторским услугам в тариф на электрическую и тепловую энергию не включены, также не принимается судом, поскольку при расчете тарифов на электрическую и тепловую энергию по комплексу «Байконур», отпускаемую заявителем, утвержденных Постановлением РЭК г. Байконур № П-19/эк от 25.09.2001 г. (т.10 л.д. 106-109, т. 21 л.д.20, 30), предусмотрены затраты на услуги сторонних организаций в п. 1.4.14 «Затрат на производство тепловой и электрической энергии на 2001 год», которые включают в себя и затраты на консультационные услуги.

Таким образом, выводы налогового органа о занижении налогооблагаемой базы по налогу на добавленную стоимость по операциям с ЗАО «Аудиторский центр – АВ» в результате неправомерного принятия к вычету НДС в 2001 г. в размере 33 692, 50 руб. и в 2003 г. в размере 233 346, 67 руб. являются необоснованными.

Как установлено в судебном заседании, налоговым органом не приняты к вычету суммы налога на добавленную стоимость, предъявленные ЗАО «Межрегионэнерго» в адрес заявителя, в 2001 г. в размере 13 902 675, 84 руб. (п. 2.1.3 решения), в 2002 г. в размере 16 600 536, 03 руб. (п. 2.2 решения), в 2003 г. в размере 16 342 179, 72 руб. (п. 2.3.2 решения).

Налоговый орган в обоснование своей позиции ссылается на наличие недобросовестности налогоплательщика, схемы во взаимоотношениях ГУП «ПЭО «Байконурэнерго», ЗАО «Межрегионэнерго» и его контрагентов, взаимозависимости руководителей ЗАО «Межрегионэнерго» Енина *.*. и ГУП ПЭО «Байконурэнерго» Костенко *.*., создании механизма получения необоснованной налоговой выгоды, который позволил изъять денежные средства из хозяйственного оборота ГУП «ПЭО «Байконурэнерго», а также не уплатить установленные законодательством налоги.

Заявитель считает, что им выполнены все предусмотренные налоговым законодательством условия, необходимые для принятия к вычету сумм налога на добавленную стоимость по операциям, связанным с приобретением у ЗАО «Межрегионэнерго» электроэнергии; считает доводы Инспекции необоснованными, поскольку поставки электроэнергии являются реальными, товар полностью оплачен денежными средствами по платежным поручениям, утверждения о взаимозависимости руководителей заявителя и поставщика не соответствуют п. 1 ст. 20 НК РФ, а потому предприятие не должно отвечать за действия третьих лиц.

Суд доводы налогового органа признает несостоятельными по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела и установлено в судебном заседании, в 2001 – 2003гг. заявитель приобретал электроэнергию для нужд города и комплекса «Байконур» по договорам № С-010/2-2000/128-П4/00 от 11.04.2000 г. с дополнительными соглашениями, № ДС-33-11-2003/ № 321-П11/03 от 28.11.2003 г. (т. 5 л.д. 4-54), заключенными с ЗАО «Межрегионэнерго». Указанный договор был согласован и зарегистрирован Администрацией г. Байконур, учредителем заявителя.

Заявителем в течение проверяемого периода принимались к учету счета-фактуры за поставленную ЗАО «Межрегионэнерго» электроэнергию.

ЗАО «Межрегионэнерго» являлся поставщиком электроэнергии для города и космодрома Байконур с 2000 г. Договор Заявителя с ЗАО «Межрегионэнерго» на поставку электроэнергии от 11.04.2000 г. № С-010/2-2000 и дополнительное соглашение № 1 - № 16-ДП4/03 от 01.03.2003 г. подписан генеральным директором ГУП «ПЭО «Байконурэнерго» Ганжа *.*.

Контракт на продажу электрической энергии № ДС-33-11-2003/№ 321-П11/03 от 28.11.2003 г. подписан со стороны ГУП ПЭО «Байконурэнерго» и.о. генерального директора Костенко *.*., однако последний на должность и.о. генерального директора ГУП ПЭО «Байконурэнерго» назначен Распоряжением Главы Администрации города Байконур № 01-5/13-46 от 18 февраля 2004 года и Приказом по Объединению «О возложении обязанностей генерального директора» № 28 от 18 февраля 2004 года.

Кроме того, ГУП ПЭО «Байконурэнерго» - государственное унитарное предприятие, учредителем и собственником которого является Администрация г. Байконур, все договоры, заключаемые предприятием, проходят согласование учредителя; заявитель не мог выбрать в качестве поставщика ЗАО «Межрегионэнерго» произвольно, по своему усмотрению.

Предприятие обеспечивает электрической и тепловой энергией население, предприятия, организации города и комплекс Байконур. Учитывая жизненную важность поставок электроэнергии для города и комплекса, предприятие самостоятельно не может выбрать поставщика. Последний определяется соответствующими комиссиями, созданными Администрацией г. Байконур; заключаемый с поставщиком договор проходит обязательное согласование и регистрацию в Администрации г. Байконур.

Указанные обстоятельства подтвердил представитель третьего лица - Администрации г. Байконур.

Контракты на поставку электроэнергии № С-010/2-2000/128-П4/00 от 11.04.2000 г. с дополнительными соглашениями, № ДС-33-11-2003/№ 321-П11/03 от 28.11.2003 г. в соответствии с установленным порядком согласованы с учредителем ГУП ПЭО «Байконурэнерго» - Администрацией города Байконур и зарегистрированы в договорном отделе Администрации г. Байконур.

Взаимоотношения между заявителем и ЗАО «Межрегионэнерго» по поставкам электроэнергии по контракту на поставку электроэнергии № ДС-33-11-2003/№ 321-П11/03 от 28.11.2003 г. являлись предметом исследования по делу № А40-38316/07-142-223 по заявлению ГУП «ПЭО «Байконурэнерго» о признании недействительным решения УФНС России по Московской области № 11 от 02 мая 2007 г. о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения по материалам повторной выездной налоговой проверки ГУП «Производственно-энергетическое объединение «Байконурэнерго» за 2003 г.

Правомерность принятия к вычету налога на добавленную стоимость и расходов по оплате электроэнергии по операциям, связанным с поставкой электроэнергии по контракту № ДС-33-11-2003/№ 321-П11/03 от 28.11.2003 г. установлена вступившим в законную силу Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 23.09.2008 г. по делу № А40-38316/07-142-223 (т. 26 л.д. 27-33).

Ст. 16 АПК РФ установлено, что вступившие в законную силу судебные акты арбитражного суда являются обязательными для органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц и граждан и подлежат исполнению на всей территории Российской Федерации.

Согласно ч. 2 ст. 69 АПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица.

Высший Арбитражный Суд РФ определением от 26.01.2009 г. № ВАС-16085/08 (т. 26 л.д. 46-48) отказал в передаче дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора указанного судебного акта Федерального арбитражного суда Московской области по заявлению УФНС России по Московской области в связи с отсутствием для этого оснований. При этом ВАС РФ указал, что суд кассационной инстанции исходил из того, что выводы налогового органа и судов основываются на исследовании обстоятельств хозяйственной деятельности и взаимоотношений с контрагентами не заявителя, а его поставщика – ЗАО «Межрегионэнерго». Предприятие, оплатившее поставленную электроэнергию в полном объеме (с учетом налога на добавленную стоимость), не может нести ответственность за действия поставщика и его контрагентов.

Федеральный арбитражный суд Московского округа в своем постановлении указал о том, что делая вывод о взаимозависимости ГУП «ПЭО «Байконурэнерго» и ЗАО «Межрегионэнерго», налоговый орган не учел те обстоятельства, что предприятие приобретало электроэнергию по договору, заключенному еще в 2000 году, когда Костенко *.*. не являлся руководителем предприятия, и что ГУП «ПЭО «Байконурэнерго» является государственным унитарным предприятием, которое само не определяет поставщика; выводы налогового органа основываются на исследовании обстоятельств хозяйственной деятельности и взаимоотношений с контрагентами ЗАО «Межрегионэнерго» и вопросов оплаты ЗАО «Межрегионэнерго» поставщикам за электроэнергию, поставленную на комплекс Байконур. ГУП «ПЭО «Байконурэнерго» реально приобретало электроэнергию у ЗАО «Межрегионэнерго» и оплачивало ее. Предприятие оплатило электроэнергию в полном объеме, в том числе НДС в составе цены электроэнергии и не может нести ответственность за действия ЗАО «Межрегионэнерго» и его контрагентов.

Согласно п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 г. № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Из определений Конституционного Суда РФ от 16.10.2003 г. № 239-О, а также от 04.12.2000 г. № 243-О, от 25.07.2001 г. № 138-О следует, что налогоплательщик не несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.

Таким образом, как следует из материалов дела, ЗАО «Межрегионэнерго» предъявило ГУП «ПЭО «Байконурэнерго» счета-фактуры за поставленную электроэнергию в 2001 – 2003 г.г. на общую сумму 292 731 834, 91 руб. в том числе НДС – 48 788 639, 14 руб., из них в 2001 г. за 181 308 891 кВт. ч на сумму 92 904 748, 30 руб., в том числе НДС – 15 484 124, 71 руб., в 2002 г. - за 165 811 019 кВт. ч на общую сумму 91 456 319, 11 руб., в том числе НДС – 15 242 719, 85 руб., в 2003 г. - за 200 232 493 квт.ч на общую сумму 108 370 767, 50 руб., в том числе НДС – 18 061 794, 58 руб.

Заявителем оплачено 290 758 898, 36 руб., в т. ч. НДС – 46 892 283, 86 руб.

Заявителем вычет по НДС по счетам-фактуры, выставленным ЗАО «Межрегионэнерго», принят в 2001 г. в сумме – 13 916 592, 43 руб., в 2002 г. в сумме 16 617 153, 19 руб., в 2003 г. – 16 358 538, 25 руб., итого – 46 892 283, 86 руб.

Из них налоговый орган принимает к вычету 46 892, 27 руб., что составляет НДС с комиссионного вознаграждения ЗАО «Межрегионэнерго», и не принимает вычеты по НДС в размере 46 845 391, 59 руб.

Факт поступления ГУП «ПЭО «Байконурэнерго» электроэнергии от ЗАО «Межрегионэнерго» в 2001-2003 г.г., а также оплаты ее стоимости заявителем в полном размере, в том числе налога на добавленную стоимость в составе цены электроэнергии, подтвержден, счетами-фактурами (т. 5 л.д. 14-54), платежными поручениями и выписками с расчетного счета заявителя (т.5 л.д. 55-159).

В соответствии с п. 1 ст. 171 НК РФ налогоплательщик вправе уменьшить общую сумму исчисленного им налога на добавленную стоимость при реализации товаров на суммы налога, предъявленную налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации на основании выставленных продавцами (исполнителями) счетов-фактур (п. 1 ст. 172 НК РФ).

Ссылка налогового органа на дефектность счетов-фактуры, выставленных ЗАО «Межрегионэнерго» в адрес заявителя, в связи с нарушением пп. 13 и 14 п. 5, п. 8 ст. 169 НК РФ судом не принимается, поскольку указанное обстоятельство было предметом рассмотрения по вышеуказанному делу № А40-38316/07-142-223 и нарушений требований к оформлению счетов-фактуры Федеральным арбитражным судом Московского округа не установлено.

С учетом изложенного, суд считает, что заявитель выполнил все условия, предусмотренные ст. ст. 169, 171, 172 НК РФ, для принятия к вычету НДС по счетам-фактурам, выставленным ЗАО «Межрегионэнерго» в 2001-2003 г.г.

Таким образом, налоговый орган необоснованно доначислил заявителю налог на добавленную стоимость по поставкам электроэнергии в 2001 г. в размере 13 902 675, 84 руб., в 2002 г. в размере 16 600 536, 03 руб., в 2003 г. в размере 16 342 179, 72 руб., а также начислил соответствующие суммы пени и штрафа.

Из текста оспариваемого решения следует, что налоговым органом доначислен заявителю налог на пользователей автомобильных дорог за 2002 г. в размере 2 719 047, 93 руб.

Как установлено в судебном заседании недоимка по налогу на пользователей автодорог на момент вынесения решения, по данным налогового органа составляет 602 327, 50 руб.

Инспекцией предъявлено заявителю требование № 141н об уплате налога на пользователей автомобильных дорог в сумме 602 327, 50 руб. и пени по состоянию на 10.05.2006 г. в сумме 40 821,21 руб.

В судебном заседании заявитель просит признать недействительным Решение в части предложения уплатить недоимку по налогу на пользователей автомобильных дорог в сумме 602 327,50 руб. и пени в сумме 29 877,36 руб.; доначисление налога на пользователей автомобильных дорог за 2002 г. в размере 2 719 047, 93 руб. и пени в сумме 10 943, 85 руб. заявителем не оспаривается.

Кроме того, судом установлено, что при проведении налоговой проверки выявилено, что предприятием не начислен в карточке лицевого счета налог на пользователей автомобильных дорог за 2002 год в сумме 2 719 047, 93 руб. с дебиторской задолженности за отгруженную, но неоплаченную продукцию по состоянию на 01.01.2002 г.

Несмотря на то, что декларация по налогу на пользователей автомобильных дорог за 2002 г. не была подана, заявитель исчислил налог на пользователей автомобильных дорог 2002 год в сумме 2 719 017, 93 руб. и перечислил его в бюджет, что подтверждается платежным поручением от 29.01.2003г. № 16 (т. 4 л.д. 25). Данный факт также отражен в решении налоговым органом. При таких обстоятельствах доначисление налоговым органом данной суммы налога в карточку расчетов с бюджетом ГУП ПЭО «Байконурэнерго» правомерно.

В то же время, налоговый орган предложил налогоплательщику уплатить недоимку по налогу на пользователей автомобильных дорог в сумме 602 327,50 руб. и пени по состоянию на 10.05.2006 г. в сумме 40 821,21 руб.

Как следует из приложения № 7 к оспариваемому решению «Расчет пени на дату 02.06.06 по налогу на пользователей автодорог» (т.1 л.д. 101), на 16.01.2003 г. начислен налог на пользователей автодорог в сумме 2 719 017, 93 руб.; переплата налога составила 1 516 426, 76 руб.; 29.01.03 г. уплачено 2 719 017 руб.; пени за просрочку уплаты на 13 дней составляет 10 943,85 руб.

Налоговый орган указывает в решении, что в карточке расчетов с бюджетом ГУП ПЭО «Байконурэнерго» по состоянию на 16.01.2003 г. числится переплата по налогу на пользователей автомобильных дорог в сумме 1 516 426, 76 руб., 29.01.2003 г. поступила оплата в бюджет суммы 2 719 017 руб., однако по состоянию на 02.05.2006 г. переплата составляет только 2 116 720,43 руб. при отсутствии начисления уплаченной заявителем суммы 2 719 017, 93 руб. (по данным налоговой проверки – 2 719 047,93 руб.).

Образование недоимки налоговый орган объясняет тем обстоятельством, что 17.04.2006 г. на основании решения Арбитражного суда Московской области от 18.10.2005 г. по делу № А41-К2-13617/05 был восстановлен в карточке расчетов с бюджетом ГУП «ПЭО «Байконурэнерго» налог на пользователей автодорог за 2000 г. в сумме 704 467 руб. по сроку уплаты 18.10.2005 г., а также использованием образовавшейся переплаты частично в зачет задолженности по другим налогам.

Проверив доводы налогового органа, суд Установил, что налоговым органом не представлены доказательства, подтверждающие когда, на какую сумму и по каким налогам был произведен зачет переплаты налога на пользователей автомобильных дорог. Восстановленная по решению Арбитражного суда Московской области от 18.10.2005 г. сумма 704 467 руб. отсутствует в приложении № 7 «Расчет пени на дату 02.06.06 по налогу на пользователей автодорог».

В судебном заседании установлено, что Решением Арбитражного суда Московской области от 18.10.2005 г. по делу № А41-К2-13617/05 (т. 10 л.д. 65-84) признано полностью недействительным Решение ИФНС по городу и космодрому Байконур № 287 от 27.05.2005г., вынесенное по результатам проведения выездной налоговой проверки заявителя за 2000г. Переплата налога на пользователей автомобильных дорог за 2000г. в сумме 704 467 руб. была установлена в акте по результатам данной налоговой проверки. В соответствии с п. 2.2 решения № 287 от 27.05.2005 г. заявителю было предложено уменьшить исчисленные в завышенных размерах суммы налога на пользователей автомобильных дорог за 2000г. – 704 467 руб. Данное уменьшение было учтено налоговым органом в карточке лицевого счета. Поскольку налог на пользователей автомобильных дорог за 2000г. фактически был завышен и уплачен в бюджет, 05.06.2007г. налогоплательщик представил в Инспекцию уточненную декларацию по налогу на пользователей автомобильных дорог за 2000 г. в связи с уменьшением налогооблагаемой базы и обратился в налоговый орган с просьбой внести в карточку лицевого счета сумму фактической переплаты по налогу на пользователей автомобильных дорог в размере 704 467 руб. на основании уточненной декларации и расчета налога, составленного налоговым органом, (исх. № 2180 от 5.06.2007 г. – т. 20 л.д. 140), однако налоговый орган в письме исх. № 05-12/0486 от 20.06.2007 г. (т. 20 л.д. 141) во внесении изменений в лицевой счет отказала, уточненная декларация в карточку лицевого счета не разнесена.

Заявитель полагает, что из материалов проверки нельзя установить, в каком периоде появилась недоимка и при каких обстоятельствах; указанная недоимка не была предметом исследования данной налоговой проверкой и не имеет к ней отношения. Сверка расчетов с бюджетом по налогу на пользователей автодорог во время проверки не проводилась.

Налогоплательщик утверждает, что переплата налога на пользователей автомобильных дорог составляет 102 544 руб.

Суд обязал провести налоговый орган сверку расчетов по налогу на пользователей автодорог, однако акт сверки суду не представлен.

Частью 1 ст. 66 АПК РФ определено, что доказательства представляются лицами, участвующими в деле.

В соответствии с ч. 1 ст. 65, ч. 5 ст. 200 АПК РФ обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующий орган или должностное лицо.

Таким образом, налоговый орган имел возможность представить в материалы дела доказательства в подтверждение обоснованности вынесенного решения в данной части, однако предоставленным правом не воспользовался.

Налоговый орган не доказал факт наличия на момент вынесения оспариваемого решения недоимки по налогу на пользователей автомобильных дорог в сумме 602 327,50 руб.

На основании ч. 2 ст. 45 НК РФ, обязанность по уплате налога считается исполненной в момент с момента предъявления в банк поручения на уплату соответствующего налога, следовательно, Заявитель исполнил обязанность по уплате налога на пользователей автодорог 29.01.2003 г., деньги фактически поступили в бюджет.

Согласно ч. 2 ст. 57 НК РФ, при уплате налога и сбора с нарушением срока уплаты налогоплательщик уплачивает пени. Срок уплаты налога на пользователей автомобильных дорог, установленный ст. 38 Инструкции МНС РФ от 4 апреля 2000г. № 59 «О порядке исчисления и уплаты налогов, поступающих в дорожные фонды» – 15 числа следующего за отчетным месяца.

Учитывая вышеизложенное, суд считает оспариваемое Решение в части предложения уплатить недоимку по налогу на пользователей автомобильных дорог за 2002 г. в сумме 602 327,50 руб. и пени в сумме 29 877,36 руб. недоказанным и не соответствующим законодательству о налогах и сборах.

Согласно статье 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований или возражений.

При этом в силу пункта 5 ст. 200 АПК РФ обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого решения, возлагается на орган, который принял данное Решение.

Учитывая положения статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса РФ, согласно которой при рассмотрении дела суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь всех представленных доказательств в их совокупности, суд на основании представленных заявителем документов считает Решение ИФНС России по городу и космодрому Байконур от 02.05.2006г. № 147 о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения в оспариваемой части, нарушающим права и законные интересы организации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Заявителем была уплачена государственная пошлина (в том числе – при подаче заявления об обеспечении иска) в общей сумме 15 000 руб. (т. 1 л.д. 36-38). В соответствии со ст. 104, 105 АПК РФ и ст.ст. 333.22, 333.37, 333.40 НК РФ государственная пошлина, уплаченная заявителем, должна быть ему возвращена из федерального бюджета.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 104, 105, 110, 167-170, 176, 201, 319 АПК РФ арбитражный суд

Решил:

по налогу на прибыль за 2003 г. в размере 3 502 405 руб. 60 коп.

по налогу на добавленную стоимость в размере 3 315 105 руб. 29 коп.;

доначисления ГУП ПЭО «Байконурэнерго» г. Байконур сумм налогов:

по налогу на прибыль организаций в сумме 50 298 877 руб., в том числе:

за 2001 г. в размере 4 470 845 руб.

за 2002 г. в размере 28 316 004 руб.

за 2003 г в размере 17 512 028 руб.

и соответствующий размер пени;

по налогу на добавленную стоимость в размере 48 466 028 руб. 38 коп., в том числе:

за 2001 г. – 15 289 965 руб. 96 коп.;

за 2002 г. – 16 600 536 руб. 03 коп.;

за 2003 г. – 16 575 526 руб. 39 коп.;

и пени в размере 29 037 141 руб. 98 коп.

по налогу на имущество организаций за 2002 год в сумме 56 руб. 02 коп., и пени в размере 26 руб. 26 коп.;

предложения ГУП ПЭО «Байконурэнерго» г. Байконур уплатить налог на пользователей автомобильных дорог в размере 602 327 руб. 50 коп. и пени в сумме 40 821 руб. 21 коп.

Возвратить ГУП ПЭО «Байконурэнерго» г. Байконур из федерального бюджета государственную пошлину в сумме 15 000 руб., уплаченную по платежным поручениям от 24.05.2006г. № 371, от 05.07.2006г. № 474, от 05.07.2006г. № 475. На возврат государственной пошлины выдать справку.

Настоящее Решение может быть обжаловано в порядке и сроки, установленные ст. 259, 260, 275-277 АПК РФ.

Судья *.*. Соловьев